08.09.2009 | №2035

Новые русские правила

Автор: Ольга МАЕВСКАЯ

Новые русские правилаЙогурт, кофе, договор — как теперь правильно произносить эти слова? На прошлой неделе тема “куда катится русский язык” была одной из самых обсуждаемых в Интернете и СМИ. Информация о том, что с 1 сентября введены новые нормы литературного русского языка, не оставила равнодушными тех, кому слово “звОнит” все еще режет слух.

Итак, согласно утвержденным Министерством образования и науки словарям, в слове “договор” оба варианта ударения — на первый и на третий слог — теперь правильны. Кроме того, теперь норма — “йОгурт” и “йогУрт”, “бижутЕрия” и “бижутерИя”, а слово “карате” нужно писать только через “е”. Вступающих в брак официально называют “брАчащиеся”, кофе — существительное как мужского, так и среднего рода. Также новые справочники объясняют, как писать не так давно заимствованные слова: “риелтор”, “ремейк”, “факс-модем” и даже такое выражение, как “файф-о-клок”, — в русском языке оно теперь синоним “полдника”.

Еще чуть-чуть, и нас обяжут говорить “пОртфель”, “докУмент”, “килОметр” — запаниковали ревностные защитники чистоты русского языка.

Позже стало понятно, что никакие новые нормы министерство не вводило. Точнее — вступил в силу приказ Минобрнауки, утверждающий в качестве официальных словари русского языка, содержащие рекомендации по нормативному произношению и словоупотреблению. Пока это четыре словаря, выпущенные издательством “АСТ-пресс”. То, что в них содержится норма русского языка, признала Межведомственная комиссия по русскому языку Минобрнауки.

Дело в том, что несколько лет назад вышло в свет постановление Правительства РФ, в котором в частности было указано, что “Министерство образования и науки Российской Федерации утверждает на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации (по результатам экспертизы), а также правила русской орфографии и пунктуации”.

Сам же список появился только этим летом. Приказ Минобрнауки России об утверждении списка грамматик, словарей и справочников был подписан министром Андреем Фурсенко 8 июня и вступил в силу 1 сентября. В списке значатся: “Орфографический словарь русского языка” Б. З. Букчиной, И. К. Сазоновой, Л. К. Чельцовой, “Грамматический словарь русского языка”
А. А. Зализняка, “Словарь ударений русского языка”
И. Л. Резниченко и “Большой фразеологический словарь русского языка” В. Н. Телии.

Лингвистов озадачил состав списка утвержденных словарей и принцип его утверждения, а вовсе не “новые” нормы. Эти книги не являются эксклюзивным источником информации. Просто издательство успело вовремя подать свои словари на экспертизу, и они оказались в списке. В него после соответствующей экспертизы могут войти и другие издания. Таких словарей могут быть десятки. То есть список, который так бурно обсуждается, не окончательный, и это уже тема для отдельного разговора. Также нет никаких предписаний употреблять новые варианты как единственно верные, сейчас допускается использовать их наравне с прежними. Это особенно важно для школьных учителей, поскольку они пребывают в некотором замешательстве от “нововведений”.

Зачем же понадобилось переводить “кофе” в средний род? Дело в том, что закрепить раз и навсегда норму невозможно.

Как объясняет Алла Кипчатова, декан факультета русского языка и литературы КГПУ, в живом языке постоянно возникают новые варианты, которые постепенно вытесняют старые, а лингвисты изучают и фиксируют эти изменения. В словарях, в свою очередь, разработана строгая система помет: какие-то варианты признаются неправильными, какие-то допустимыми, а какие-то — равноправными. Критериев признания правильности речи, нормативности тех или иных языковых фактов несколько. Распространенность употребления — только один из них. Например, ударение звОнит можно услышать довольно часто. Но нормой они пока не признаются, поскольку не отвечают другим критериям, необходимым для признания варианта нормативным, успокаивают специалисты. Хотя не исключается, что со временем узаконят и “звОнит”.

“Брачащиеся” возмутили общественность не меньше, чем “дОговоры”. Однако слово это вовсе не выдуманное авторами словаря. В первой половине XX века оно встречалось в русском языке в трех вариантах: брачущиеся, брачащиеся и брачующиеся. Со временем слово “брачащиеся” победило вариант брачущиеся, не выдержало конкуренции с вариантом брачующиеся и начало выходить из употребления. Умирающий вариант поддержали авторы упомянутых изданий. ЙогУрт тоже не относится к нововведениям, поскольку раньше этот вариант был как раз основным.

— Честно говоря, вариант “йогУрт” несколько шокировал, поскольку в обычной речи я никогда его не встречал, — говорит теле- и радиоведущий Алексей Вербицкий. — По-прежнему буду говорить “йОгурт” и “договОр”. Хотя вариант “дОговор” встречается часто, и, если его произносят люди, не имеющие отношения к филологии, то особого раздражения я не испытываю. Думаю, те, кто говорил “договОр” и “вкусный кофе”, будут говорить так и дальше. Это станет своеобразным дополнительным тестом на знание русского языка.

В целом, отмечает Алексей, гости, с которыми ему приходилось общаться в прямых эфирах, говорят правильно. Какие-то вопиющие случаи безграмотности встречаются редко. Хотя, конечно, корреспонденты и ведущие сами порой грешат ляпами, но опытные телевизионщики и радийщики сознательно исключают из своей речи слова, в произношении которых не очень-то уверены.

Алла Кипчатова считает, что “сенсационность” всей ситуации преувеличена. А вот интерес общества к тому, что происходит в русском языке, специалистов, безусловно, радует. Замечательно, что появляется еще один повод обратить внимание на культуру нашей речи.

— Все пути освоения слова отражаются в словарях, — говорит Алла Кипчатова. — В авторском словаре присутствует личное мнение и ощущение его составителей. В данном случае они посчитали, что слово дОговор достаточно распространено, но лично у меня, например, нет такого ощущения. Замечу, что употребление одного слова в нескольких вариантах еще не является системой. И говорить: раз дОговор, значит и шОфер — нельзя. Есть понятие неправильности, а есть — допустимости.

В случае со словом “брАчащиеся” Алла Васильевна объясняет, что грамматические устремления авторов понятны. Своя логика в этом есть. Правда, хоть брачащиеся, хоть брачующиеся — все равно режет слух.

Говорить о деградации языка, волноваться, что там, где разрешен дОговор, недалеко и до “транвая”, “калидора”, “пинжака”, пока рановато. Вариативные подвижки в ряде слов еще не угроза всей орфографии.

— У нашего языка большой запас прочности, — говорит Алла Васильевна. — Русский язык достаточно “стрессоустойчив”, он выжил в ХVIII—ХIХ веках, когда шел огромный поток иноязычной лексики. Его так просто не разрушишь.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
09:40

вчера 20:56