13:37, 2 марта 2018 г. | Автор: Марина Яблонская

Михаил Бенюмов: “Если есть красота, хаос преодолим”

13:37, 2 марта 2018 г. |Автор: Марина Яблонская

У скрипача, дирижёра и педагога Михаила Бенюмова в этом году сразу несколько важных дат. 5 марта ему исполняется 70 лет. В 2018 году будет 40 лет, как он стал красноярцем, одним из первых преподавателей Красноярского института искусств. 25-летие отметит Красноярский камерный оркестр, основателем и бессменным руководителем которого является Михаил Бенюмов. 4 марта в малом зале филармонии состоится концерт, где на сцену вместе с мастером поднимутся его ученики и коллеги. Накануне юбилейного вечера мы беседуем с маэстро.

— Что такое музыка? Почему человек так зависим от неё?

— Музыка как любовь, её нельзя объяснить словами. Могу сказать своё видение, но суть предмета это вряд ли разъяснит. В романе Германа Гессе “Игра в бисер” есть Магистр высочайшей игры. И предступенью, подступом к этой великой игре являлась музыка. Когда-то пифагорийцев обвиняли в том, что они раскрыли тайны жреческого сословия, которые нельзя было разглашать. Тайны касались музыки и математики и их интимной взаимосвязи. Например, математическое соотношение одного к двум — в музыкальном воплощении, оказывается, октава. Причём если точно соблюдать пропорцию, то один звук будет сливаться с другим. Что такое квинта? Это один к трём. Можно продолжать очень долго. Первый консонанс, созвучие, которое услышало человечество, ухо восприняло как благозвучие. Люди, жившие много веков назад, пришли к выводу, что законы мироздания совпадают с законами музыки. Поразительно, но вся Вселенная устроена музыкально, в ней даже возможно, как считают некоторые, услышать гармонию сфер. Кеплер, рассчитав орбиты планет, высказал мысль, что они двигаются в соответствии с законами гармонии. Позже эта концепция была подтверждена в XX веке. Общеизвестно, что фальшивую ноту услышит любой, независимо от того, есть у него музыкальное образование или нет. Получается, что понимание мировой гармонии дано человеку через эстетическое восприятие. В нас есть нечто, что соединяет с сакральным устройством Вселенной.

Но это только один из подходов к объяснению сущности музыки. Есть и иное мнение, что музыка важна, потому что умеет отражать наши эмоции, страсти. Она также может служить универсальным языком общения. Когда мы приезжали на гастроли за границу, нам было непросто общаться в лингвистическом плане, но в музыкальном — нисколько, музыкальный язык понимали все. Для Бетховена музыка была силой, способной объединить миллионы. Музыка, по мнению композитора, может противодействовать инстинкту вражды, заложенной в человеке. Таких теорий огромное количество, и все они имеют право на существование, все важны. Я же считаю, что нет какой-то одной верной теории. Для меня музыка непознаваема. Это огромная тема, в которую можно погружаться как в океан.

— Что должно быть заложено в человеке, чтобы он стал причастным к музыке, захотел её создавать?

— Призвание. Я много преподавал в жизни, преподаю до сих пор и могу сказать, что дети отличаются по степени музыкальной одарённости. Некоторые легко овладевают техникой, но им недоступна смысловая, эмоциональная подоплёка. У других, наоборот, есть технические сложности, но душа легко откликается на музыкальную идею. Последним не надо ничего объяснять. В идеале — должны учиться именно те, кому музыку объяснять не нужно.

— Вам тоже не объясняли? Как Вы ощутили своё призвание?

— Сказать, кто конкретно меня призвал, мне сложно. Я рос с двоюродным братом у бабушки с дедушкой. Послевоенное время было тяжёлым, и чтобы помочь своим двум дочерям, моей маме и тёте, бабушка с дедушкой взяли нас, детей, к себе. Дедушка — военный музыкант, капельмейстер. Он прошёл всю войну, причём в 3-м Котельническом танковом корпусе, то есть всё время был на передовой. Был в чине майора, в 1950-е годы служил в Ворошиловграде, нынешнем Луганске. Моё детство — духовой оркестр, солдатская столовая, окопы, которые ещё не успели зарасти травой после войны… Как я узнал о скрипке, которую никогда не видел в жизни, не знаю. Возможно, из кинофильма, который смотрел вместе с солдатами. Когда я потребовал скрипку, мне было лет пять. Её купили, а я спросил: “А где смычок?”, чем страшно всех поразил. “Откуда он знает про смычок, он же никогда не видел скрипку?” — удивлялись родные. Дедушка, который до революции учился в Житомире в музыкальном училище как скрипач, а после революции закончил институт имени Лысенко в Киеве как дирижёр и альтист, стал моим первым учителем. Тогда казалось, что меня мучили неизвестно за что, дед всё время говорил: “Подними скрипку!” Было абсолютно непонятно, для чего её поднимать, но теперь я постоянно повторяю эту фразу своим ученикам. Наконец-то понял. Когда стало ясно, что совладать со мной дед не может, нашли педагога. Как и все дети, я был ленив. Периодически в доме разыгрывалась следующая сцена. Я, не желая заниматься, отправлялся играть с друзьями. Нагулявшись, не находил свою скрипку. Мне сообщали, что её отдали другому мальчику, который хочет в отличие от меня на ней играть. Начинался страшный рёв, я требовал отвести меня к мальчику, чтобы забрать свою скрипочку. Потом замечал инструмент на шкафу, и рёв прекращался. Скрипку мне возвращали, а через какое-то время всё повторялось. Жили мы в летних лагерях дивизии, где служил мой дед, деревня называлась Трёхизбенка, а учиться меня возили в Ворошиловград. Ездили мы с бабушкой на грузовике, в кузове. Сначала она подсаживала меня, давала скрипку, потом наступала на колесо и переваливала через борт. В семь лет я переехал в Киев, где меня в ученики взял замечательный учитель и человек Григорий Ефимович Ямпольский, который был для меня как отец.

Дедушка Михаила Бенюмова - Илья Моисеевич Биленко

— А зрителю нужно объяснять музыку?

— На Западе не очень принято, чтобы перед выступлением артистов лектор брал на себя смелость рассказывать о музыке, — для этого существуют программки. Выходят дирижёр, оркестр — и начинается музыка, без всяких слов. Считается, что слово музыку не только не разъясняет, но и уводит от неповторимого восприятия, которое у каждого человека должно быть своё. Ведь все слушатели в разном настроении, степени погружённости в музыку…

В Красноярск я приехал в 1978 году. Застал, когда на концертах в зале сидели тринадцать человек, а на сцене шестьдесят — семьдесят музыкантов симфонического оркестра. Конечно, это крайний случай, но тридцать человек на спектакле оперного театра — вполне нормально для того времени... Сегодня ситуация поменялась: на концертах классической музыки полные залы. Произошло это благодаря тому, что в Красноярске были люди, которые научили слушателей понимать и любить музыку. Среди них была абсолютно уникальная личность — Евгений Андреевич Лозинский. Выступая перед концертами, он как никто другой умел заразить аудиторию своим энтузиазмом и любовью к музыке. Для него не существовало ничего лучше и выше того, что он предлагал послушать этим вечером. До сих пор в зрительных залах сидят те, кого он когда-то обратил в свою веру.

Моё детство — духовой оркестр, солдатская столовая, окопы, которые ещё не успели зарасти травой после войны… Как я узнал о скрипке, которую никогда не видел в жизни, не знаю.

— Есть ли тайна в музыке лёгкого жанра: эстраде, роке, джазе? Или с ней всё понятно?

— Хорошая музыка бывает самых разных жанров. Всё зависит от таланта исполнителя. Если это Высоцкий или Азнавур — одна ситуация, если кто-то другой — иная. Мне досадно, что несколько поколений отвернулись от классической музыки, оказались заражены масскультурой, которая не содержит ни тайны, ни чего-либо другого. Но, к счастью, люди возвращаются в академические концертные залы. Сегодня очень большая тяга к классике. Человеку нужно уцепиться в жизни за что-то надёжное. В нашем мире, где религия сдаёт свои позиции, путеводной звездой может стать только красота. Об этом и говорил Достоевский. Его фразу “Красота спасёт мир” я понимаю так: красота — это зримое подтверждение существования идеала, который зачем-то и кем-то нам послан свыше. В Бога вы можете верить или нет, а красоту вы знаете, видите её. А если существует в мире идеал, значит, хаос преодолим и мы сможем изменить и сегодняшнюю ситуацию на Земле. То, что происходит сегодня, просто невозможно осознать, понять и принять: человечество переживает этап, когда бесчеловечность стала просто зашкаливать. Самое страшное, что люди научились не реагировать на это: стреляют же не по моему дому, всё же происходит далеко. Выключил телевизор, и сразу всё хорошо в жизни. И красота в данном случае последний зацеп, который может удержать нас от полного нигилизма.

Досье

Михаил Бенюмов — основатель, художественный руководитель, главный дирижёр Красноярского камерного оркестра, заслуженный артист России, заслуженный деятель искусств России, профессор Красноярского института искусств, художественный руководитель международного фестиваля камерно-оркестровой музыки “Сибирь — Европа”. Родился 5 марта 1948 года в Киеве. Начал своё обучение у Г. Е. Ямпольского в Киеве, продолжил в Москве у М. А. Гарлицкого (МССМШ имени Гнесиных), затем в аспирантуре у М. И. Фихтенгольца. В классах камерного ансамбля и квартета занимался у В. К. Тонха и Р. Д. Дубинского.

Как скрипач и дирижёр Михаил Бенюмов ведёт концертную деятельность в России и за рубежом. Лауреат премий главы города Красноярска. Обладатель гранта губернатора Красноярского края “За личный вклад в развитие культуры”. Награждён знаком “Общественное признание” Законодательного собрания Красноярского края. Награждён мэром города Кремона медалью Страдивари за высокое профессиональное мастерство, развитие и укрепление культурных связей. Награждён за выдающийся вклад в культуру Красноярска золотым знаком “Герб Красноярска”, памятным знаком “За служение на благо города Красноярска”.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.