0:21, 13 июля 2018 г. | Автор: Ольга Маевская

Бортпроводник Любовь Бирюкова: «Чтобы состояться в профессии, нужно быть влюблённым в авиацию»

0:21, 13 июля 2018 г. |Автор: Ольга Маевская

Побывать в Андерме и найти крокодила

Приветливая, обаятельная, стройная — Любовь Бирюкова именно такая, какой рисуется образ идеальной бортпроводницы. Двадцать шесть лет — а это тысячи часов рейсов — она провела на работе в небе. Ко Дню бортпроводника, который отмечается 12 июля, мы поговорили об особенностях этой профессии.

— Любовь Ивановна, работать в авиации было мечтой детства?

— Не могу сказать, что бредила небом. Профессию выбрала случайно, никто в семье с авиацией связан не был, да и профессия бортпроводника для девчонок казалась тогда несбыточной мечтой. Я училась в школе с физико-математическим направлением, думала поступать в педагогический институт. Но после школы мама одной из моих приятельниц спросила, не хочу ли я летать — женщина работала в авиации. Я согласилась, и вот так влюбилась в небо.

Начинала летать на ИЛ-18. Мой любимый самолёт — ИЛ-86, комфортный для пассажиров и бортпроводников, сейчас уже эту модель сняли с эксплуатации.

Первый рейс — мне тогда было восемнадцать, летела в Москву стажёром, в 1982 году. Хоть стажёр ни за что не отвечает, работа мне показалась тяжёлой. И при этом очень интересной. Помню, когда была возможность, “репетировала” в пустом салоне красивый выход к пассажирам.

В 2008 году после работы бортпроводником мне поступило предложение о руководящей должности в наземной службе, а сейчас я занимаюсь преподавательской деятельностью.

— Вы летали в восьмидесятых, девяностых и двухтысячных годах — это три совершенно разные эпохи. Пассажиры как-то отличались в разные времена?

— Я с теплотой и благодарностью вспоминаю время, когда только начинала работать. Отмечу, что в восьмидесятые годы пассажиры вели себя очень вежливо и скромно, боялись нарушать правила. В девяностые открылись чартерные рейсы, люди стали много летать на отдых и уже начали вести себя более раскованно.

Универсального правила общения с пассажирами нет, всегда смотришь по ситуации. Где-то с улыбкой обращаешься, где-то со строгой вежливостью. Уже когда пассажиры заходят на борт воздушного судна, опытному бортпроводнику сразу видно, как пройдёт полёт. Мне повезло, за годы работы ни разу не случалось по-настоящему конфликтной ситуации. Была как-то драка между нетрезвыми пассажирами, но парни-бортпроводники справились с хулиганами.

Полёт для некоторых сам по себе стрессовая ситуация. А на высоте, к тому же под действием алкоголя, поведение может быть совершенно непредсказуемым.

— Для кого-то бортпроводник — обслуживающий персонал, для кого-то — настоящий ангел-хранитель в полёте. По-Вашему, всё-таки кто это?

— В первую очередь это должностное лицо, которое отвечает за безопасность полёта. Бортпроводник обязан следить, чтобы все пассажиры соблюдали предписанные правила. А правила — это не формальность, это — безопасность. Никогда не игнорируйте требования.

Так, во время взлёта и посадки все должны быть обязательно пристёгнуты, откидные столики и сумки у ног убраны, спинки кресел вертикально. Ни в коем случае не кладите багаж на верхние полки, только лёгкую одежду — упав, тяжёлые предметы могут травмировать пассажиров.

Однажды, когда я летела в качестве пассажира, на меня сверху что-то упало. Я крепко спала и от неожиданности мелькнула мысль, что какая-то аварийная ситуация, крушение. Оказалось, что связка бананов, её положил на верхнюю полку кто-то из пассажиров. Забавно, а представьте, если бы это был тяжёлый чемодан.

— Что в профессии бортпроводника для Вас было самым сложным?

— В самой работе мне нравилось абсолютно всё. Вот только усталость от плавающего графика, смены ночных поясов иногда накапливалась. Когда прилетали в другие города, ночевали в гостиницах, всегда было сложно просыпаться от стука в дверь: “Просыпайтесь, вам на вылет”. А ещё если зимой — на улице минус 40, салон холодный, и пока нагреют… Но по сравнению с замечательными впечатлениями от полётов эти трудности уходили на второй план.

— Несмотря на трудности, профессия полна романтики и новых впечатлений. Что запомнилось особенно?

— Работа бортпроводником позволяет побывать в разных уголках планеты, познакомиться со своей страной. Не могу даже сосчитать, в скольких городах мне за эти годы довелось побывать.

Ещё в советское время красотой и зеленью поразили Киев, Львов, архитектурой — Ленинград.

Мой первый заграничный рейс был в Турцию, которая в девяностые годы открылась для русских туристов. Тогда же впечатлил Египет. Представляете, собственными глазами увидеть то, что прежде знал только по книгам. Это сейчас люди много путешествуют, а тогда каждая поездка была открытием. Впечатлили пирамиды, чистый воздух и Красное море — оно потрясающей красоты.

Самое удивительное для меня место, где удалось побывать, это один из городов на Крайнем Севере. Норильский аэропорт не принимал, и нас переправили в Андерму. Был август, а там лежал снег. Тогда я впервые увидела оленей, чумы, представителей местных народностей. Мы провели там трое суток, это моё самое экзотическое путешествие.

— Наверняка в полётах случаются разные нестандартные ситуации — и забавные, и серьёзные.

— Случались. Например, иду по салону между креслами и вижу… крокодила. Небольшой такого крокодильчика, он ещё и сливается по цвету с ковровым покрытием. Рейс ночной, все триста пятьдесят пассажиров мирно спят. Конечно, удивилась, но спрашивать по громкой связи пассажиров, чей питомец, нельзя — может начаться паника в салоне. К тому же, если вспугнуть крокодила, он может куда-то юркнуть. Вместе с коллегами “вычислили”, чей он. Оказалось, что один из пассажиров перевозил животное в самодельной переноске, откуда оно и выбралось. Это было в девяностых годах, сейчас такая ситуация на борту невозможна — правила перевозки багажа, животных и процедура досмотра в аэропорту ужесточились.

Ситуация, когда действительно было не по себе, к счастью, случилась лишь раз. Мы летели, кажется, в Испанию. Были очень сильные встречные воздушные потоки, к турбулентности мы привыкли, но тут уж слишком трясло. Людей буквально кидало по салону, болтало минут двадцать. Все пристегнулись, но пассажиры были напуганы.

— Сейчас много говорят об аэрофобии. Как победить страх перед полётом?

— Аэрофобов, по моим наблюдениям, становится больше. Наверное, потому, что сейчас много разной информации в свободном доступе.

Однажды летела пара, и было видно, что они очень боятся, ребят в панике трясло, хотя полёт проходил нормально. Как могли, успокаивали их, держали за руки.

Сама я работать в небе никогда не боялась. Когда в рейсе, о страхах некогда было думать, а теперь — когда пассажир, иногда профессионально вслушиваюсь в гул самолёта. (Смеётся.)

Наверное, главный рецепт — вырабатывать философское отношение к своим страхам.

— В социальных сетях много спорят по поводу поведения детей в самолётах. Были даже предложения об отдельных рейсах, на которые бы не допускались маленькие пассажиры, которые могут создавать неудобства для других. На чьей стороне Вы в этой дискуссии?

— Мне приходилось работать на рейсах, где летели на отдых детские группы по шестьдесят человек, без родителей, только сопровождающие. Не помню каких-то проблем, всегда всё проходило спокойно. Сейчас, когда я летаю на юг в качестве пассажира, часто наблюдаю, как дети действительно не знают, чем себя занять. Но это уже вопросы к их родителям и методам воспитания. Маленький ребёнок может плакать из-за недомогания, заложенных ушек. Но есть вполне взрослые дети, которым в полёте становится просто скучно и из-за этого начинаются капризы. Я уверена, что если родители поставят себе задачу занять малыша на пять часов, у них это получится.

— Кого-то из известных людей вы встречали на рейсах?

— Запомнилась встреча с Ириной Понаровской. Я представляла её очень высокой, она оказалась гораздо ниже. Она такая же красивая, как на экране, приветливая и вежливая.

— Трудно ли совмещать работу бортпроводника и семью?

— Да, при таком графике сложно уделять достаточное время ребёнку. Мне помогали бабушка с дедушкой. На обратных рейсах домой я летела к маленькому сыну, что называется, впереди самолёта. После рейсов он всегда помогал разбирать мне сумку, иногда, при сборах в рейс, складывал туда свои игрушки. На работе со мной всегда была его фотография, рисунок.

Сын, определяясь с профессией, думал об авиации, но в итоге выбрал совершенно другую сферу.

— Уже будучи наставником молодых специалистов, что Вы говорите ребятам, которые хотят стать проводниками?

— Чтобы состояться в профессии, нужно быть влюблённым в авиацию.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.