17:27, 18 ноября 2018 г. | Автор: Нина Фатеева

Екатерина Шульман: «Наши должники по сравнению с европейскими послушные зайки»

17:27, 18 ноября 2018 г. | Автор: Нина Фатеева

Екатерина Шульман: «Наши должники по сравнению с европейскими послушные зайки»

Лекциями Екатерины Шульман, политолога, доцента Института общественных наук РАНХиГС заслушиваются и молодёжь, и пенсионеры. В Красноярске, чтобы её увидеть, слушатели оккупировали все места, в том числе, на полу. Неожиданные выводы, основанные строго на научных исследованиях, как обычно, удивили, порадовали и опечалили. В обществе идёт этическая трансформация, но, по словам политолога, стоит относиться к этому как к факту, который интересно рассматривать и обсуждать. И всегда помнить, что одни волны веяний сменяются другими.

 

Карта с облаками

— Моральные нормы — не есть незыблемая категория. Они то смягчаются, то ужесточаются, недопустимые вещи становятся обыденными и наоборот. Мы располагаем большим объёмом данных, полученных в ходе опросов и социологических исследований. Как меняются ценности, изучается в исследовании World Values Survey c начала 1980-х командой социолога Рональда Инглахарта. Они провели исследования в 97 странах и охватили 90 процентов населения. Респондентам задают вопросы, как бы они повели себя в той или иной ситуации. Это не политические опросы, хотя околополитические темы там тоже затрагиваются. Людей спрашивают о том, позволительно ли женщинам работать, или лучше сидеть дома, можно ли бить детей, какой должна быть семья, как люди верят в Бога, доверяют ли полиции и так далее. Потом все данные распределяются по двум осям: горизонтальная идёт от “выживания” до “самовыражения”, а вертикальная от “традиционного” до “рационального”. То есть от обществ, где сильны традиции, нетерпимость к инакомыслию, авторитаризм и религиозные ценности, к обществам, где личное ценится выше общего, рациональное поведение и светская этика.

Так где же Российская Федерация на этой шкале? Если кто-то думает, что наше общество традиционное с укоренёнными объединяющими ценностями, то спешу разочаровать — мы светское общество индивидуалистов. И главное наше стремление — потреблять. Это было заметно уже на первых постсоветских опросах. Не наблюдается у нас роста религиозности в обществе, разве что чисто декларативной, не имеющей отношения к поведенческим практикам людей. А знаете, какая ещё страна кажется страшно традиционной, но по всем опросам состоит сплошь из разрозненных индивидуалистов? Китай! Возвращаясь к России... Уровень доверия к другим продолжает оставаться низким, а это важный фактор для развития общества и экономического роста. Что касается горизонтальной оси, то мы ближе к её началу, там, где речь идёт о стремлении к безопасности и спокойствию. Мы все зациклены на безопасности, так как чувствуем себя в кольце врагов или под постоянной угрозой, мы не уверены в завтрашнем дне и склонны запасаться. В выборе — купить ещё тушёнки или поехать в путешествие, россияне выбирают первое. В этом мы едины.

Что же даёт нам парадоксальное сочетание индивидуализма и стремления к безопасности? Картину общества со специфическими ценностями, которые не дают превратить себя в православных фундаменталистов или тоталитарное общество. Люди в массе хотят потреблять и рассматривать себя индивидуально — без привязки к роду, партии, клану. Мы движемся потихоньку вправо по шкале к самовыражению, но очень медленно, так как у нас не сформировано чувство базовой безопасности. Это наш ограничитель по пути к прогрессу, но при этом у нас есть и ограничитель в обратную сторону — наше общество не станет подобным современному иранскому, например. Похожие страны распределяются с осей в разноцветные облака. Россия находится в красном облаке — Ортодоксы — вместе с Македонией, Албанией, Украиной, Республикой Беларусь, Латвией, Сербией, Монтенегро и другими.

 

Роботы спасут

— В исследовании выявился один парадокс — мы страна победившего технооптимизма. В опросах, ожидают ли люди от технического прогресса хорошего или плохого, Россия обгоняет всех своими положительными ответами. Мы чрезвычайно верим, что роботы принесут нам счастье, по переданной с советских времён вере в науку и прогресс. А вот страной победившего технопессимизма, кстати, является США: они ожидают, что от внедрения искусственного интеллекта исчезнут рабочие места и жизнь станет намного хуже. Один из культовых пугающих персонажей американской кинокультуры — сумасшедший учёный, который хочет создать убивающую машину. В России и Америке людям задавали один и тот же вопрос: хотели бы вы, чтобы ваше дело в суде рассматривал робот? В России категоричное “да”, в Америке такое же “нет”.

 

Фото Дмитрия Штифонова со встречи, организованной Фондом Прохорова

 

Менталитета не существует

— Почему так важно говорить о ценностях? Потому что именно они образуют культуру общества, и она разная в разных странах. Я на лекциях утверждаю, что нет никакого менталитета. Это лженаучное понятие, которое нельзя пощупать и определить. Оно плохо тем, что предполагает статичный набор признаков, которые никогда не меняются в обществе, определяя поведение людей. А это не так — ценности со временем меняются, и исследования эти перемены хорошо фиксируют. Кстати, есть такой миф о специфической русской ментальности, которая не даёт людям правильно считать деньги и планировать бюджет. Но знаете, с точки зрения коллективной дисциплины платежей мы с вами очень хорошо выглядим на фоне европейских и скандинавских стран. Невозврат кредитов, просрочки по ипотеке, долги по квартплате у нас составляют совершенно ничтожный процент. Наши должники платят, как послушные зайчики, в отличие от злостных должников других, гораздо более благополучных стран.

 

До тридцати ты подросток

— Наука не подтверждает существование поколенческих ценностей. Люди гораздо сильнее определяются своим социальным положением, историческим контекстом и воспитанием в своей семье, чем годом происхождения. В СМИ сильно преувеличены поколенческие различия, но приписывать людям одинаковое поведение на основании, что все они родились в одну пятилетку, — это уровень гороскопов на последних страницах. Ценности в обществе действительно меняются, и меняются для всех. Если мы сравним нынешних 20-летних с такими же 20-летними из 1990-х, 1980-х, 1960-х и так далее, то увидим очень яркие характеристики. Уровень счастья растёт, нынешние молодые — самые счастливые из всех молодых поколений. Уровень религиозности снижается, самое религиозное поколение — это поколение советских людей 1950-х, далее чем моложе, тем меньше людей вовлечены хоть в какую-то религиозную практику. Хотя ассоциируют себя с православием 80 процентов населения, но это просто как сигнал “я русский”. Это не накладывает никаких моральных и прочих ограничений.

Новые данные — молодые, говоря о семье, всё больше видят это как сообщество равноправных партнёров, а не ячейку, в которой один человек обслуживает другого. Все практики взросления отодвинулись по срокам. Исчезает ритуал инициации, при котором, чтобы стать взрослым, нужно было пить, курить и заниматься сексом. Нынешним молодым это не нужно, поэтому всё это происходит позже и в меньших объёмах, как бы ни говорили про распущенную молодёжь. Ещё более значимые перемены будут происходить с увеличением продолжительности жизни, а это факт. Увеличится и возраст малденчества — до 20 лет, подросткового периода — до 30, молодости — до 40 и так далее.

Исследование показало ещё один сигнал о переменах — чем люди моложе, тем больше согласны на ограничения во имя безопасности. Они готовы пожертвовать частью свободы, в том числе, свободой слова. У них терпимое отношение к всеобщей прозрачности и надзору, лишь бы все чувствовали себя безопасно и комфортно. И это печально, хотя всё происходит в рамках тренда на снижение насилия в обществе.

 

 

Глобальное снижение преступности

— У россиян растёт толерантность к девиантному поведению, но не к насилию или преступлениям, а к некоторым небольшим нарушениям. Как ни парадоксально, но последние пять лет снижается число людей, считающих, что коррупция — это плохо. И ездить в трамвае без билета тоже становится не таким уж осуждаемым. Этот показатель терпимости к чему-то немного отклоняющемуся от норм нам ещё предстоит изучить. При этом толерантность к насилию у нас все ниже и ниже. Люди не согласны его терпеть ни от других людей, ни от государства. Сейчас каждый случай, например, когда кто-то в классе подрался, становится предметом массового обсуждения. А раньше это было на каждом шагу, и никто не обращал особого внимания.

Мы наблюдаем снижение преступности по всему миру, и сейчас над причиной, почему это происходит, бьются лучшие умы. Некоторые, например, говорят, что это из-за снижения количества свинца в выхлопах бензина. Американские социологи считают, что неблагополучным семьям дали бесплатную контрацепцию, и не родилось целое поколение детей преступников. Мы все видим, как СМИ трубят о мальчиках с оружием и взрывами, но им просто нужны новости. Это единичные случаи в массовой статистике, которая говорит, что даже случаев уличного хулиганства стало во много раз меньше. Статистика не меняется только по двум видам преступлений: кибератаки и мошенничество и кражи смартфонов.

 

Доадаптировались

— Несмотря на то, что ценности российской молодёжи очень близки к ценностям европейским, даже наших молодых современников можно по опросам охарактеризовать как приспособленцев. Увы, это наша характеристика. Набор ценностей слабенький, неустойчивый, и в ситуации давления от него отказываются очень легко. Неумение поставить границы, сказать: “Нет, это нельзя, это плохо” — это всё о наших людях. Конечно, наш социум не представляет собой амёбу, но по нему заметно, что он не знал Реформации. Что это такое? Это моральный бунт низов против разложения верхов с выработкой строгих моральных норм. Мы такой этики не знали и вот получили избыточную адаптивность русского человека. Если не справимся с отрицательными социальными навыками, то так и не изживём это в себе.

 

Становитесь управдомами

— Мы всё ещё наблюдаем демографические провалы — следы событий ХХ века, и в ближайшие годы они не выправятся. Так как я политолог, демография и поколенческие ценности меня волнуют ровно настолько, насколько они отражаются на политических процессах и политическом поведении. Что мы видим? Стареющее население, продолжительность жизни которого увеличивается последние 15 лет. И молодёжный провал — молодых мало, но они ещё и не видят, куда им встроиться в этой системе. Я всегда советую так: власть можно искать в любых социальных отношениях. Начинайте строить эти отношения, и я сейчас не говорю о том, что надо добавлять побольше френдов в соцсетях. Нет, организовывайте мероприятия с положительной атмосферой, вокруг которых будут собираться люди с близкими ценностями. Становитесь участниками политической жизни — входите в избирательные комиссии, в наблюдатели, в волонтёры. В конце концов станьте управдомом в своём доме. Это всё потом станет хорошим социальным капиталом. При этом не стоит скидывать со счетов пенсионеров — те, кто думает, что они люди прошедшего дня, упускают мощное топливо и энергию для своих политических нужд.

Нюанс:

В исследовании социологи неожиданно нашли ответ на загадку — почему русские снисходительно относятся к ФСБ и при этом непримиримо к полиции. Есть закон — люди больше доверяют тем институтам, с которыми меньше сталкиваются.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.