9:49, 19 октября 2018 г. | Автор: Ольга Маевская

Красноярские квнщики рассказали, что помогло им выйти в финал

9:49, 19 октября 2018 г. |Автор: Ольга Маевская

Образ смущающихся, но остроумных и скромных ребят помог им добиться большого успеха. “Мы неуверенная команда” — с такой фразы начинают свою визитку красноярская команда КВН Сибирского федерального университета “Так-то”. И вот недавно она вышла в финал Высшей лиги КВН. Лучших определили генеральный директор Первого канала Константин Эрнст, певица Пелагея, телеведущий Валдис Пельш и шоумен Михаил Галустян.

Директор команды Никита Нефёдов в редакцию “Городских новостей” приехал практически сразу, вернувшись из Москвы после игры.

Мы поговорили с Никитой о том, как рождаются удачные шутки, как живётся человеку, над которым все смеются и что нужно читать, чтобы развить чувство юмора.

— Никита, познакомьте нас с командой. “Так-то” — это кто?

— Всего в команде одиннадцать человек, а на сцене играют, как правило, пять. Остальные ребята — это авторы, реквизиторы, а я занимаюсь различными организационными вопросами. Но иногда мне доверяют какую-нибудь роль на сцене — например, вынести цветы Пелагее.

По специальности большинство из нас программисты, только Алина учится на социолога.

— Почему выбрали именно “неуверенный” образ для команды?

— Команда появилась четыре года назад, её идейным вдохновителем был Алексей Юрьянов. Он и задал саму концепцию. Свой образ есть у каждой команды. Согласитесь, если бы все выступали в одной и той же концепции, не было б такой интересной передачи, как КВН. Все стараются найти своё лицо.

Алексей в жизни человек скромный, ироничный, эрудированный, такой имидж сложился и у команды. Получилось удачно и конкурентоспособно даже для Первого канала.

— Какие впечатления от игры, где вы вышли в финал?

— Конечно, старались выложиться по максимуму. В любом случае стать первой красноярской командой, дошедшей до финала в Высшей Лиге, — неповторимые впечатления.

 

 

— А как распределяются роли-образы в команде?

— Я уже говорил — Алексей играет самого себя. Миша — тот, который на сцене играет на гитаре — профессиональный музыкант, в Красноярске у него своя группа. Ваня, над которым все подшучивают, такой самоироничный и в жизни. Алина — просто единственная девушка в команде.

— А каково оно — постоянно быть в образе человека, над внешностью которого все смеются?

— Нормально. В жизни над ним кроме нас никто так и не шутит. К этому образу Ваня походит профессионально — как и любой комедийный актёр. И, кстати, он же часто придумывает хорошие шутки к своей роли.

— Удалось пообщаться с кем-то из членов жюри?

— Да, после игры они подходят, приветствуют, отмечают, если что-то особенно понравилось.

— Как относятся члены жюри к шуткам в свой адрес?

— Над Валдисом Пельшем и Михаилом Галустяном команды шутят часто, и артисты нормально к этому относятся, смеются. Их можно действительно как-то подколоть. Над Константином Эрнстом шутят реже и аккуратнее — всё-таки серьёзный человек, руководитель Первого канала.

— Лично поговорить с Александром Масляковым-старшим удалось?

— Александр Васильевич приходит на просмотры, комментирует, редактирует, после игры он обязательно выходит к командам. Но лично, нет, с ребятами не общается.

— Придумывая шутки, рассчитываете, кто из мэтров и что может оценить?

— Никакой особой стратегии нет. Знаем только то, что если шутка нравится залу — она понравится и жюри. Но бывает, что жюри смеётся, а вот зрители сдержанны. Конечно, редакторы программы стремятся сделать игру максимально смешной, вырезая что-то не совсем удачное.

 

 

— Есть ли место импровизации?

— Сейчас в основном всё готовится заранее. Если импровизируешь, то точно понимаешь, что шутка сработает.

— После эфиров на федеральном канале вас уже узнают на улицах?

— Да, ребят стали узнавать. Причём чаще в других городах. Например, недавно наших артистов очень тепло приветствовали в Самаре.

— Никита, все зрители КВН задаются вопросом — кто придумывает шутки?

— Абсолютно все члены команды — все одиннадцать человек.

— А всё-таки что важнее для успеха — артистизм или смысл шутки?

— Ну, артистизма в наших выступлениях не так уж много…

— Но для того, чтобы шутить с невозмутимым лицом, тоже нужен талант.

— Это всё Лёша. Но текстом берём тоже. Стараемся шутить в жанре “жёсткого литературного юмора”.

— Над чем зрители точно будут смеяться?

— Конечно, стараемся шутить на актуальные темы: ситуацию с Кокориным и Мамаевым, хиты Киркорова и про всё, что на слуху.

— Про политику можно?

— Да, у нас, например, была шутка про трудовую деятельность Виталия Мутко.

— А про президента?

— Запретов не было. Но Владимир Владимирович и не давал поводов над ним шутить.

— Наверное, команды часто шутят на одни и те же темы?

— Безусловно, такое бывает. Поэтому все команды заинтересованы, чтобы первыми идти на просмотры. Кто первый принёс шутку и у кого она смешнее, тот её и показывает.

— Как вы находите смешное в уже сотни раз обыгранных темах?

— Даже вечные темы можно подать свежо. Взять хотя бы отношения детей и родителей. Сейчас можно обыграть какими-то современными тенденциями, посмотреть на тему, например, с точки использования электронных гаджетов.

 

 

— Шутки рождаются в процессе мозгового штурма или авторы работают в одиночку?

— Мы начинаем готовиться к игре за два месяца. Думаем над материалом, собираем шутки и составляем их в блоки.

— Над чем никогда не будете смеяться?

— Над религией и вероисповеданием, над инвалидностью, катастрофами и трагедиями. Над всем тем, над чем смеяться любой нормальный человек не будет.

— Кавээну уже больше пятидесяти лет. Наверняка же вы смотрели записи выступлений своих предшественников. Что кардинально поменялось?

— Юмор в целом меняется — то, над чем смеются. За годы существования игры сильно поменялся и формат выступлений, сейчас шире технические возможности, чаще используется видео. Когда-то во время выступлений фонограммы включали с обычных кассет, сейчас используется современное звуковое оборудование. Много сил и времени нам потребовалось для создания видеоклипа для выступления — это серьёзная работа с привлечением профессиональных режиссёров и операторов.

— Многие популярные артисты и ведущие вышли из кавээна. Вы связываете своё будущее с шоу-бизнесом?

— Думаю, что многие кэвээнщики связывает свою жизнь с телевидением, развлекательной индустрией. Это не обязательно актёр или ведущий. Ребята успешно работают сценаристами, режиссёрами, администраторами различных проектов.

— Судя по количеству программ, юмор на телевидении — сегодня очень востребованное направление?

— Да, и не только на телевидении. Он востребован при подготовке сценариев различных мероприятий, конкурсов, рекламных проектов. Кэвээнщики — люди очень мобильные и могут работать в экстремальных условиях.

— А чувство юмора можно взрастить или уж каким родился?

— Я думаю это вполне приобретаемый навык, который можно развить и отточить.

— И что делать человеку, который мечтает стать душой компании и смешно шутить?

— Чтобы смешно шутить, совсем не обязательно быть душой компании. Есть люди сдержанные на людях, но при этом с отличным чувством юмора. Пошутят — так пошутят.

Думаю, надо больше читать. Например, я очень люблю творчество Сергея Довлатова. Каждый раз перечитываю с большим удовольствием.

— Как относитесь к женскому юмору? По-Вашему, девушки способны по-настоящему смешно шутить?

— Есть примеры удачного женского юмора, но большинство авторов — всё же мужчины.

— Девушки боятся выглядеть смешными?

— Дело не в этом. Работа над юмористическим материалом достаточно кропотливый и сложный труд. У девушек зачастую не хватает упорства и выносливости для этого.

— Бывало, что вас обижали чужие шутки?

— Нет. Бывают острые, но при этом хорошие шутки. А на плохие зачем вообще реагировать?

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.