2:48, 16 октября 2018 г. | Автор: Алексей Трешин

Максим Волков: “Красноярск должен быть конкурентоспособен в борьбе за привлекательность”

2:48, 16 октября 2018 г. |Автор: Алексей Трешин

Вклад управления архитектуры в развитие Красноярска довольно сложно переоценить. Особенно учитывая тот факт, что в городе завершается подготовка к Универсиаде, а посему ведётся активное строительство и благоустройство. О важнейших задачах управления мы поговорили с недавно назначенным в ведомство руководителем Максимом Волковым.

— Максим Валентинович, на самом деле Вы всего лишь избавились от приставки и.о. в названии своей должности, с которой работали предыдущие полгода. С чем Вас и поздравляем. Однако некоторые СМИ, сообщая об этом назначении, объявили, что у Красноярска появился новый главный архитектор...

— В сегодняшней структуре городской администрации руководитель управления архитектуры и главный архитектор разные должности. Главный архитектор будет избран по конкурсу позднее и станет моим заместителем. Коротко поясню, в чём состоит разница. Руководитель управления архитектуры контролирует работу этого подразделения, основная задача которого — подготовка и утверждение градостроительной документации. Также управление оказывает муниципальные услуги в пределах своих полномочий. Все эти направления находятся на контроле правоохранительных и надзорных органов. То есть руководителю нужно очень внимательно относиться к нормативам и к законодательству.

Основная же функция главного архитектора — дизайн и архитектура города. Это должен быть творческий человек с чётким видением того, как будет развиваться наш город. Главный архитектор, например, согласовывает паспорта фасадов, проекты благоустройства. А вот руководитель управления архитектуры занимается исполнением федеральных, краевых и местных законов.

— По поводу благоустройства. В этом году в Красноярске многое преобразилось, были обновлены скверы, появились элегантные остановочные павильоны. Однако в “Городских новостях” раздавались звонки от читателей, которые отметили, что не всё меняется удачно. Например, эти элегантные и компактные остановки не везде справляются с пассажиропотоком, пожилым горожанам на них не хватает мест для сидения. А лавочки в одном из новых скверов очень симпатичны внешне, но совершенно не эргономичны — сидеть бабушке на них неудобно. Как будет организована работа главного архитектора, чтобы замечать эти недочёты и устранять их?

— Решение таких проблем и станет его главной функцией. Наверное, здесь должна идти речь о создании стандартов — где, какой вместительности лучше поставить остановочный павильон в зависимости от пассажиропотока, каким антропометрическим критериям должна отвечать любая лавочка. У нас есть действующие правила благоустройства, архитектурно-художественный регламент. В эти документы можно и нужно вносить дополнения, которые будут учитывать все эти особенности. Кроме того, для наилучшего эффекта нам нужно развивать взаимосвязь с Союзом архитекторов, поддерживать горизонтальные связи между подразделениями администрации, в частности, с отделом управления‚ подготовки и учёта объектов внешнего благоустройства департамента городского хозяйства. Мы должны наладить коммуникацию. Чтобы решения — например, об облике остановочного павильона или дизайне скамеек для сквера — принимались профессионалами коллегиально в рамках архитектурно-планировочной комиссии и были согласованы с главным архитектором. Это новая модель, которой раньше у нас не было и которую нам предстоит выстроить.

— Кроме появления горизонтальных связей с другими подразделениями городской администрации какие ещё нововведения произошли в управлении архитектуры с Вашим приходом?

— На сегодняшний день мы уже реанимировали градостроительный совет, который у нас долгое время не работал. Что это такое? Как раз все те идеи, которые у нас проходят — проекты планировки и благоустройства, — на нём теперь обсуждаются. То есть там собраны не только специалисты управления, но ещё и представители Союза архитекторов, Союза строителей, жители, депутаты. Сформировался такой орган обсуждения, где не только одни архитекторы принимают решения, но и слышна критика. Получилось весьма репрезентативное место, в нём представлены 38 человек. И на заседания они приходят с заключениями, выработанными внутри своих сообществ, а это в сумме сотня светлых голов.

— Максим Валентинович, за те полгода, что Вы фактически возглавляете управление архитектуры, наверняка уже сложилось понимание, в каком состоянии находится данная сфера. Это поле непаханое или, напротив, остаётся лишь подхватить знамя и продолжить начатое?

— Моими коллегами-предшественниками сделано очень много. Приняты генеральный план и правила землепользования и застройки (ПЗЗ). Мы продолжаем большую работу по покрытию территории города проектами планировок. Сейчас ведём работу по проекту планировки микрорайона Левобережного. Это 10 тысяч гектаров городской территории. Кроме того, благодаря изменениям в Градостроительном кодексе проекты планировок теперь имеют право разрабатывать не только архитектурные ведомства администраций, но и собственники, и иные юридические лица. Это облегчит нашу задачу.

Однако предстоит начать новую работу по наведению порядка с функциональными территориальными зонами, которые содержатся в генеральном плане. И вот здесь нам нужно найти понимание и содействие у горожан, о чём я хочу попросить их через “Городские новости”. Проблема в том, что после принятия в 2015 году генерального плана, который определил функционал территориальных зон, некоторые владельцы земельных участков при постановке их на кадастровый учёт вдруг выясняли, что находятся сразу на двух (и более) разных территориальных зонах. В результате такие собственники не могут получить разрешение на строительство. Если бы они поставили свои участки на кадастровый учёт до 2015 года, эти земли были бы учтены при определении границ территориальных зон в генеральном плане. Поэтому я призываю владельцев как можно скорее поставить их земельные участки на кадастровый учет, если они этого ещё не сделали. В 2019 году мы планируем внести коррективы в генеральный план, которые учтут все вновь зарегистрированные участки. Собственникам нужно успеть всё сделать до этого срока.

— Наверняка у Вас перед назначением был установочный разговор с главой города. Какие задачи поставил перед Вами мэр?

— Да, такой разговор был. И хочу сказать, что сейчас идёт еженедельный контроль исполнения поставленных на нём задач. Красноярск должен преобразиться. Нужно из мрачного, сумеречного, когда-то индустриального города создать яркий, ухоженный, стильный мегаполис. Вы видите, что ведутся колоссальные работы — и с подсветкой, и с колористическим решением, благоустройством, парками. Мы насыщаем город и делаем его более радужным, привлекательным для жизни. Чтобы жители радовались в этом городе, оставались здесь жить.

— Недавно были приняты местные нормативы градостроительного проектирования (МНГП). Говорят, они позволят требовать от застройщиков определённую площадь парковок в жилых кварталах или площадь озеленения. Так ли это?

— Да, вы правы. Более того, местные нормативы окажут влияние на содержимое генплана, ПЗЗ и проекты планировок. То есть благодаря МНГП эти требования закладываются во все основные градостроительные документы сверху донизу. Отмечу, что разрабатывали их не только чиновники, привлекалось экспертное сообщество — архитекторы и строители. С последними было много дискуссий, что понятно — им это всё воплощать.

— Можно ли будет жителям районов со сложившейся застройкой требовать на основании МНГП каких-либо переделок? Например, изменения ширины тротуаров или площади озеленения?

— Нет, и это чётко прописано — МНГП не могут применяться на территориях, проекты планировки которых уже утверждены. Но когда в старый проект планировки будут вноситься изменения, то они будут разрабатываться уже по этим местным нормативам. И особо подчеркну, что главная задача местных нормативов — закрепить во вновь строящихся микрорайонах параметры обеспеченностью социальной инфраструктурой.

— Максим Валентинович, в завершение нашей беседы хотелось бы спросить, какой город мира, на Ваш взгляд, что называется, генетически схож с Красноярском и архитектурно может считаться для нас эталоном, к которому нам стоило бы стремиться?

— Города мира невозможно измерить и сравнить по какой-то единой шкале. У каждого из них своя культура и история. И если мы, красноярцы, хотим сформулировать для себя какой-то эталон, то мы должны оглянуться на нашу историю от образования до сегодняшнего дня и оценить её как движение по восходящей. Хотя если говорить о подходящих для нас наилучших практиках, то, наверное, нам нужно искать положительный пример среди городов, которые смогли удачно перейти из своего индустриального прошлого в постиндустриальную пору, сохранив свои исторические особенности. Наш город должен быть конкурентоспособен в соревновании за звание привлекательного для жизни места.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.