13:50, 22 мая 2018 г. | Автор: Вячеслав Засыпкин

Михаил Шевелёв: «Через три-четыре года работы с людьми власть перестаёт их бояться»

13:50, 22 мая 2018 г. |Автор: Вячеслав Засыпкин

Идея программы поддержки местных инициатив (ППМИ) основана на сотрудничестве. В том числе и финансовом. Смысл в следующем: региональная власть выделяет муниципалитетам деньги на те проекты, которые готовы поддержать своими средствами и мэрия, и местные предприниматели, и горожане. Но дело тут не только в деньгах. А в чём ещё? Об этом мы говорим сегодня с кировским экономистом и политиком, одним из крупнейших специалистов в сфере поддержки местных инициатив Михаилом Шевелёвым. На днях он приехал в Красноярск в качестве внешнего эксперта, для того чтобы рассказать о программе и организации сотрудничества власти и населения слушателям Школы управленческого резерва.

— Несколько лет назад нами была создана структура, которая занимается консультированием, в том числе и в сфере местных инициатив, — рассказывает Михаил Анатольевич. — Работа с населением является одним из наших коньков. Мы встречаемся с людьми, участвуем в собраниях, взаимодействуем в сфере инициативного бюджетирования. Грубо говоря, люди собираются, выбирают определённые проекты, осуществляют свои вклады, контролируют ход выполнения. А мы помогаем в этом и им, и власти.

— А нужно ли это вообще нашим гражданам? Ведь они жили и без этого. Кроме того, здесь требуется вложение и собственных денег. А ведь их и на себя большинству не хватает.

— Вообще, вовлечение граждан в самоуправление — мировой тренд. Мы можем назвать опыт Португалии, Аргентины, США, многих других стран. Во всех этих странах признаётся, что децентрализация в принятии управленческих решений — тенденция современного развития общества. Многие люди видят для себя возможность принимать участие в улучшении инфраструктуры там, где они живут. И Россия не исключение.

Это возможность для тех, кто не готов ждать. Потому что денег в бюджете всегда меньше, чем проблем. И вот для тех, кто готов решать свои проблемы быстрее, кто готов к взаимодействию с властью, — для них и создаются проекты инициативного бюджетирования.

В каждом людском сообществе есть люди, которые стремятся к созиданию. И всегда найдутся те, кто будет против всего, что ни предложи. Их позиция: “Власть нам должна, пусть власть и делает. Мы ни за что этим заниматься не будем”. Так вот, проекты ППМИ в принципе не для таких — они нацелены на тех, кто стремится к развитию.

Кстати, инициатива — это же не просто вклад рублём. Прежде всего, это возможность людей собраться, обсудить то, что им нужно. Если это детская площадка, то где она будет расположена, как будет выглядеть.

— Но можно ведь просто провести опрос населения, чего хотят люди. А скидываться-то зачем?

— Человек — прагматичное существо. Поэтому вклад рублём повышает качество исполнения. За свой рубль ты хочешь получить и проект другого уровня, да и к сохранности готового объекта относишься уже совершенно по-иному. У объекта появляется хозяин, и это, наверное, самое важное. Конечно, есть и такой аргумент: “Мы же налоги платим? Почему мы должны ещё какие-то дополнительные деньги вкладывать?”

— У нас в Красноярске второй год подряд реализуется федеральная программа “Формирование современной городской среды”. По ней с участием жителей проводятся просто беспрецедентные работы во дворах жилых домов. Но придомовая территория это то, что рядом, близко, принадлежит жителям. А общественные территории, дороги, парки, скверы — совсем другое.

— Но, во-первых, никто никого и не обязывает это делать. Это просто дополнительная возможность улучшить свою среду обитания. А во-вторых, ни для кого не секрет, что наша современная налоговая система, мягко говоря, несовершенна.

Мы ведь даже зачастую не знаем, сколько налогов отдаём государству, поскольку их платит за нас работодатель. А если ты не знаешь, сколько налогов платишь, как ты можешь что-то требовать?

С другой стороны в рамках инициативного проекта у людей есть возможность решить ту насущную проблему, до которой власть никогда не доберётся. Потому что несколько сот квадратных метров асфальтового покрытия, нужных людям в конкретном месте, несопоставимы с задачами, требующими миллионных вложений. И всегда будет соблазн отложить менее значительную (с точки зрения чиновника) проблему для решения более крупных и неотложных.

— С этим можно согласиться. Но тогда возникает другой вопрос: а зачем инициатива людей нужна власти? Ведь чем больше таких граждан, тем больше вероятность, что однажды они скажут чиновникам: “Ребята, а вы тут чем-то не тем занимаетесь. Не пора ли вас сменить?”

— Риск для власти, конечно есть. Но есть и ресурс. Почему-то власть, как правило, уверена, что знает лучше людей то, что им нужно. Что можно сделать народ счастливым насильно.

Но когда ты делаешь что-то без вовлечения людей, то многие часто остаются недовольными. Потому что люди просто не понимают ценности той работы, которую проводит власть. Отсутствие диалога — это разрыв в понимании того, сколько усилий затратила власть, чтобы сделать пресловутую детскую площадку. А ведь это очень и очень немало: земельные вопросы, взаимоотношения с подрядчиком, разработка дизайн-проекта, выполнение всех нормативов по безопасности, вопросы дальнейшего обслуживания. Но когда люди не понимают, какая работа за всем этим стоит, они этого и не ценят.

Власти участие людей необходимо для того, чтобы получить легитимность в осуществлении своих полномочий. И, как показывает практика, через три-четыре года работы с людьми власть перестаёт их бояться. Потому что она получает возможность честно и откровенно говорить: “Денег нет. Поэтому вот этого мы с вами сделать не можем. Но зато совместными усилиями можем сделать что-то другое, тоже нужное”.

И кстати, многие представители власти интуитивно это понимают. Однако для того, чтобы заниматься развитием местных инициатив, тоже необходимы знания определённых технологий. Иначе можно не просто скомпрометировать идею ППМИ, но и буквально создать социальный конфликт на ровном месте. Это к вопросу, почему развитие местных инициатив в России происходит достаточно сложно.

— А что происходит в этом смысле в других странах?

— Сегодня, по мнению некоторых современных философов, на территориях мировых урбанистических центров происходит “муниципальная революция”. Её смысл в том, то люди, выбирая, где жить, требуют не только хорошей работы, жилья, социальной инфраструктуры. Они также требуют, если так можно выразиться, “жизни” на этой территории. То есть наличия определённых событий и, более того, возможности своего участия в этих событиях.

С этой точки зрения очень любопытно то, что произошло недавно в португальском городе Кашкайш. Впервые в европейском городе количество людей, принявших участие в голосовании по добровольным инициативам, превысило количество участвующих в муниципальных выборах. Это притом что европейские избиратели относятся к муниципальным выборам очень серьёзно.

— Но это может быть справедливо для европейской культуры с её богатейшим опытом муниципального самоуправления. А если говорить о России, где эта форма появилась в середине XIX столетия, затем была надолго упразднена и развивается вновь лишь третий десяток лет? Не забегаем ли мы вперёд паровоза?

— Для нашей страны вовлечение граждан в самоуправление — это скорее ресурс. И не только финансовый, но и интеллектуальный. Потому что сегодня одна из крупнейших проблем на уровне муниципального управления — дефицит кадров. Людей, способных разумно и интеллектуально принимать определённые решения и проводить их в жизнь. Поэтому чем больше граждан будет принимать в этом участие, тем большее качество управления на местах мы получим.

Нюанс

Красноярский край подключился к программе развития местных инициатив в 2016 году. Возможность участия в программе получили муниципальные образования шести районов края, выделено на программу было 60 миллионов рублей. Первые проекты (51 проект) были реализованы в 2017 году. В этом году сумма финансирования со стороны краевого бюджета выросла до 100 миллионов рублей, количество районов-участников увеличилось до 11, от которых подано 99 заявок (99 муниципалитетов). Все заявки поддержала конкурсная комиссия. Проекты должны быть реализованы до конца 2018 года.

Формула софинансирования: не более 85 процентов — субсидия из регионального бюджета, не менее трёх процентов — вклад населения, не менее пяти процентов — вклад муниципального бюджета, семь процентов — иные источники (чаще всего юридические лица).

Фото: Дмитрий Шабалин

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.