19:24, 5 июня 2019 г. | Автор: Алексей Хитров | Фото: Александр Черных

Наталья Сабельник: «Чувствую себя русской»

19:24, 5 июня 2019 г. | Автор: Алексей Хитров | Фото: Александр Черных

Наталья Сабельник: «Чувствую себя русской»

Специальным гостем прошедшего в Красноярске социального фестиваля «Город равных – строим вместе» стала президент Конгресса русских американцев Наталья Сабельник.

Она русская по происхождению, но родилась в Шанхае, а живёт почти всю жизнь в американском Сан-Франциско. Туда её в трехлетнем возрасте привезли родители-эмигранты – офицер белой армии из Красноярска и забайкальская казачка из Нерчинска. «Городским новостям» Наталья Сабельник рассказала, как сейчас относятся к русским в США, что ей понравилось в Красноярске и о чем она беседовала с мэром Сергеем Ерёминым.

Наталья Георгиевна, ощущаете ли Вы себя русской, притом что даже родились не в России?

— Безусловно. Скажу больше, мой папа из семьи прибалтийских немцев по фамилии Фрайберг, то есть наполовину я немка, но всё равно чувствую себя русской. И сам отец считал себя русским – он служил в белой армии, имел Георгиевский крест. Потом, уже живя в Америке, он всегда подчёркивал, что он русский.

— А Ваши дети считают себя русскими?

— У меня три дочки и сын. Они все говорят по-русски и ведут активную деятельность в русской общине в Сан-Франциско помимо своей основной работы. Старшая дочь состоит в совете директоров Русского центра – одной из первых русских общественных организаций в Америке, основанной в 1939 году. Она устраивает новогодние балы, фестивали, различные лекции на тему русской культуры. Вторая дочь – секретарь и член совета директоров в Конгрессе русских американцев и в Лиге русских американских женщин. Младшая дочь в этой же лиге состоит председателем и, помимо этого, работает в организации русско-американской взаимопомощи. Сын долгое время работал звукооператором в Русском центре и вообще активно участвует в деятельности русских организаций, помогает сёстрам.

— Вы впервые в Красноярске? Какие родственные связи у Вас здесь остались?

— Это мой третий приезд в Красноярск. Впервые я побывала здесь в начале 1990-х годов, когда работала коммерческим директором энергетической компании Chevron и каждый месяц приезжала на несколько дней в Ангарск по работе. В один из приездов я взяла с собой дочерей, и мы побывали тогда в Москве, Петербурге, Иркутске и Красноярске. Второй раз я приезжала сюда в 2000 году, почти 20 лет назад.

В Красноярске живёт мой двоюродный брат с папиной стороны Александр Николаевич Тимофеев, мы с ним регулярно общаемся. С маминой стороны здесь живёт больше родственников – около 60 человек. Сегодня я буду с ними встречаться, не знаю, сколько их придёт.

— В США Вы возглавляете Конгресс русских американцев. Расскажите, чем занимается эта организация.

— Конгресс работает с 1973 года, и деятельность его разнообразна. Это благотворительные программы, такие как помощь детским приютам, детям-инвалидам, российским семьям, усыновившим детей, стипендии для студентов. Одно из главных направлений работы – поддержание и развитие русской культуры, в первую очередь среди молодёжи. И, конечно, в последние годы мы озабочены русофобией, поэтому сейчас сосредоточены на её преодолении, на том, как к русским относятся в Америке.

— Вы лично сталкивались с негативным отношением к Вам, как к русской?

— Впервые я почувствовала это в период холодной войны, когда в школе меня стали называть «красной». Я сначала даже не понимала, что это значит. Дома рассказала маме, и она мне посоветовала: «Ты им скажи, что ты не «красная», а «белая». В школе я так и сказала, на что мне ответили: «Окей, тогда ты, наверное, «розовая». (Смеется.)

То есть даже детям в школе внушили, что если русский – значит, коммунист, «красный». Конечно, особенно в этом постарался Голливуд с его фильмами о плохих русских.

— Сейчас к русским в Америке отношение снова ухудшилось?

— Вы знаете, везде по-разному. К примеру, у себя в Сан-Франциско мы не ощущаем какого-то негатива с чьей-либо стороны. Люди разных национальностей приходят на наши фестивали, всем нравится русская музыка, русская кухня, русская водка. Но надо понимать, что Сан-Франциско, во-первых, город небольшой – около 700 тысяч населения, а, во-вторых, чрезвычайно многонациональный – там живут и итальянцы, и испанцы, и мексиканцы, и афроамериканцы. Соответственно, в городе атмосфера национальной толерантности. Даже взять, к примеру, главу города: сейчас это афроамериканка, а до неё был этнический китаец. Поэтому у нас никак не проявляется конфликт ни с американцами, ни с теми же украинцами, у которых в Сан-Франциско тоже своя диаспора, своя церковь.

Но совсем другое дело, например, Нью-Йорк: там все эти конфликты на виду и проявляются гораздо острее. И в целом, конечно, холодок в отношениях чувствуется. Расскажу случай, произошедший года три назад, когда по моему приглашению в Америку приезжала историк, член Российской академии наук Татьяна Тоболина. Как-то мы с ней общались в присутственном месте, и к нам подошла женщина, привлечённая нашей речью. Подходит и спрашивает: «Как вы красиво говорите. Это немецкий?» Я отвечаю: «Нет, этой русский. Мы русские». Она восклицает: «О, русские!? Мы вашего Путина не любим!» А я ей в ответ: «Так вам и не надо его любить, он на русский народ работает, и русский народ его любит. А вы должны Обаму больше любить, потому что посмотрите на рейтинги: у Путина растёт, а у Обамы падает».

Ещё показательный момент. В Сан-Франциско, в школе, где я училась, есть красивая фреска, созданная художником Виктором Арнаутовым, – он долго жил и работал в Америке. Столько лет она спокойно себе украшала здание, а недавно вдруг вспомнили, что Арнаутов-то был русским и, мало того, коммунистом, и поэтому фреску надо убрать. Мы, конечно, тут же подготовили петицию в защиту.

Но справедливости ради должна заметить, что людей в Америке, как, наверное, и во всём мире, всё-таки больше волнуют внутренние проблемы, чем внешнеполитические конфликты.

— Какие, например?

— Скажем, то, что в последнее время стало очень много убийств в школах, а также проблема бездомных и нелегалов, которых сейчас очень много. Ведь почему Трампа выбрали президентом? Именно потому, что он пообещал решить вопрос с нелегалами. Это действительно острая проблема. У нас в Сан-Франциско был случай, когда нелегал воспользовался невнимательностью полицейского и украл из его машины пистолет. Потом из него застрелил девушку. Характерно то, что на суде этого человека оправдали, а виновным признали полицейского.

Мы в своё время тоже были беженцами в этой стране, но мы соблюдали законы, работали – тогда ведь не было, как сейчас, пособий для беженцев – и ждали, бывало, по много лет, пока нам дадут официальное разрешение на жительство.

— Вы почти 20 лет не были в Красноярске. Каким Вы его находите сейчас?

— Конечно, 19 лет немалый срок. По сравнению с тем, что я видела тогда, Красноярск действительно стал более европейским городом. Но больше всего меня поразил социальный форум: удивительно много программ по гуманитарной помощи, и сам уровень организации очень продвинутый.

Ещё смотрела по телевизору открытие Универсиады – это потрясающе! Не знаю, что бы случилось со мной, если бы я это зрелище увидела своими глазами с трибуны.

— В этот приезд Вы встречались с главой Красноярска Сергеем Ерёминым. О чём Вы общались?

— Мы обсудили возможные варианты сотрудничества в плане развития культурных связей. Все вы прекрасно знаете историю любви командора Резанова и дочери коменданта Сан-Франциско Кончиты, которая объединяет наши города. В Сан-Франциско тоже жива память об этой истории, о русском посольстве в Калифорнии. Так же как и о поселенцах русской крепости Форт-Росс, которые внесли весомый вклад в развитие Калифорнии. Кроме того, в настоящее время при участии Конгресса русских американцев готовится кругосветный «перелёт дружбы» в память о воздушной трассе «Аляска – Сибирь», по которой во время Великой Отечественной войны американские лётчики перегоняли самолёты для Советской армии. Красноярск стал первым городом-партнёром этого проекта, а сам перелёт частично пройдёт по красноярской воздушной трассе, как и в годы войны.

Также мы обсудили возможности развития двустороннего туризма и сотрудничества в детской сфере. На самом деле у Красноярска и Сан-Франциско значительно больше общих тем и точек соприкосновения, чем кажется на первый взгляд, и их реально находить и развивать.

Читайте также: «Красноярск и Сан-Франциско могут стать городами-побратимами»

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.