11:38, 19 сентября 2018 г. | Автор: Дарья Теплых

Николай Дроздов: «Красноярск – древнейший город на Земле»

11:38, 19 сентября 2018 г. |Автор: Дарья Теплых

На территории нашего города ещё 32 тысячи лет назад жили люди. Они умели добывать огонь, строить жильё, шить одежду, охотиться и рыбачить…Комплекс археологических стоянок «Афонтова гора» известен уже более 140 лет. Открыл стоянку Иван Савенков. Изучением этой местности давно и успешно занимается Николай Дроздов, выдающийся археолог, доктор исторических наук, профессор, ныне директор Сибирского института Международного инновационного университета.

- Николай Иванович, как и почему Вас заинтересовала археология?

- Археология – первое увлечение детства. Я родился на Северном Кавказе, за моей деревней Черниговка было множество скифских курганов. И, конечно, история скифов волновала нас, детей. Мы даже пытались почти варварским способом раскопать курган, но у нас ничего не получилось. Однажды в шести километрах от деревни работала ленинградская экспедиция, и мы ежедневно садились на велосипеды и ехали туда. Нам было по 12-13 лет, и каждый из нас мечтал найти клад. Или полететь вслед за Гагариным в космос.

Позже эти мечты ушли, и в моей жизни возник профессиональный спорт. В 1968 году во время одной из велогонок по средней Азии нас застала песчаная буря. Мы остановились переждать её в археологическом лагере, который вёл раскопки в древнем городе Анау в Туркмении. Руководил экспедицией известный московский археолог Виктор Иванович Сарианиди. Он так эмоционально делился впечатлениями от раскопок, что я тут же вспомнил детство, курганы, увлечение археологией. Рассказал Виктору Ивановичу об этом. Узнав, что я живу в Ангарске, Сарианиди упомянул своего друга, тоже археолога, Германа Ивановича Медведева, который работал в Иркутском университете. Я запомнил это имя. И в том же 1968-м собрался поступать в вуз, на истфак. За плечами у меня уже были ПТУ и физкультурный техникум. И вот, с трудом выдержав испытания, я был зачислен в ряды студентов, а Медведев стал моим учителем. Я бросил спорт и посвятил себя учёбе и археологии. Все каникулы в течение пяти лет проводил в археологической экспедиции.

- Кавказ, Ангарск… А как возник в Вашей жизни Красноярск?

- В Красноярский край я впервые попал ещё будучи первокурсником. В 1969 году мы поехали на археологическую разведку в зону строительства Богучанской ГЭС. Тогда мы нашли там множество памятников. Тогда же, по сути, и началась моя жизнь в Красноярском крае. На местном материале я написал диплом, защитил кандидатскую диссертацию.

В 1973 году я по распределению попал на работу в Красноярский краеведческий музей. Это было удивительное время. Молодость, комсомол, интереснейшие люди рядом. Именно тогда судьба свела меня с Павлом Николаевичем Павловым, завкафедрой истории СССР пединститута. Он взял меня на работу, я начал читать курс археологии в вузе. Так с 1973 года и до настоящего времени я являюсь преподавателем высшей школы. Почти вся моя жизнь связана с красноярским педуниверситетом. Начинал я почасовиком, потом стал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом, профессором, затем ректором. Здесь я организовал свой первый археологический кружок, со студентами мы выезжали в экспедиции, вместе сделали массу интереснейших открытий.

- Расскажите, как выбирается место для археологических экспедиций?

- Чтобы найти археологический памятник, или как мы его называем - объект для раскопок, вначале изучается литература. Может кто-то когда-то проезжал такое место или собирал информацию о нём и одной строчкой это упомянул. Смотришь литературу, географическую карту, а потом начинаешь собирать коллектив, организовывать экспедицию…

Если говорить в целом, то раскопки ведутся там, где когда-то жили люди. А люди всегда были привязаны к реке, потому что вода – это источник жизни. Человек селился в открытой местности, на высоких берегах, в устье рек. Всё просто: высокий берег – чтобы местность не затапливало, открытое пространство – чтобы продувалось ветром от мошкары, устье реки – чтобы заходила рыба. В Красноярске таких мест несколько. Например, там, где Кача впадает в Енисей, мы нашли многослойную стоянку человека. Самому нижнему культурному слою около 14 тысяч лет. В этом месте были найдены кости мамонта, орудия труда. Здесь же обнаружены четыре слоя мостовых Красноярска. Там, где сейчас стоит высотка КАТЭКа, мы наткнулись на сторожевую башню первого острога. Брёвнышко оттуда взяли для анализа, остальное законсервировали. Кстати, брёвнышко от сруба сторожевой башни сейчас находится в краеведческом музее.

- Почему артефакты древности всегда оказываются под землёй?

- Однажды на Афонтову гору, где мы вели раскопки, приехали студенты с филфака. Помню, как одна из них многозначительно сказала: «Ой, как же глубоко люди жили».

Мы не замечаем, но процесс напластования земли идёт постоянно. Это делают реки, которые во время паводков оставляют камни, гравий, ил. Это делают песчаные бури, ветровая эрозия. Постепенно памятники остаются всё глубже и глубже под землёй, которая напоминает слоёный пирог. Поэтому археологам всегда приходится заниматься раскопками вместе с геологами и другими специалистами естественнонаучного профиля.

- Как была открыта знаменитая Афонтова гора?

- Красноярску везёт. Он не только является древнейшим городом на земле, но и городом, который притягивает к себе замечательных людей. Одним из таких был Иван Тимофеевич Савенков. Родился он в Мариуполе, окончил в Петербурге естественноисторический факультет, потом приехал в Красноярск, где работал учителем, а позже возглавил первую в Сибири учительскую семинарию. Главным его увлечением было краеведение. С учениками он постоянно проводил экспедиции. Это он открыл первую археологическую стоянку палеолита на Енисее и село Ладейки, которое находилось на месте нынешней нефтебазы. Там в 1883 году он нашёл несколько костей носорога и северного оленя и каменные орудия труда. Это стало сенсацией, об этом писали газеты. А год спустя к Ивану Тимофеевичу пришёл инженер кирпичного завода. Он рассказал, что, добывая глину, рабочие в карьере часто находят отёсанные камни, кости животных. Савенков сел в пролётку и помчался к глиняному карьеру: в белой рубахе, сюртуке, глянцевых ботинках он спустился туда и начал целовать камни и кости. Так в 1884 году началась история Афонтовой горы…

После на деньги императорского Русского географического общества Савенков начал раскопки, им был найден уникальный комплекс стоянок. В 1914 году Иван Тимофеевич умер, но дело его живо до сих пор. В разное время на Афонтовой горе велись раскопки, в том числе иностранными археологами. Так, в 1939 году француз нашёл здесь черепную коробку древнего человека. Многие артефакты сейчас находятся в парижском музее естественной истории.

Институт археологии и этнографии СО РАН из Новосибирска и Красноярская геоархеология в 2014-2017 годах проводили раскопки на месте строительства 4-го моста через Енисей, нашли каменный инвентарь, украшения, бусинки, браслеты, костяные иглы с ушком. Возраст предметов – порядка 16 тысяч лет. Нашли мы и челюсть девочки с хорошо сохранившимися зубами. Находке от 16 до 18 тысяч лет. Антропологи говорят, что по происхождению девочка близка к индейцам Северной Америки. Есть основания полагать, что Америка была заселена с нашего материка: через Беренгов пролив пришли туда первые люди. Я их в научных работах назвал «сибирскими колумбами». И сейчас мы доказываем, что эти самые колумбы присутствовали у нас, в Красноярске.

- Каким возрастом датируется самая древняя стоянка человека в Красноярске?

- Около 32 тысяч лет. Находится она на одной из стоянок Афонтовой горы. Мы можем считать, что наш город - древнейший на планете. Я бы предложил красноярцам принять это к сведению. И, возможно, отмечать не только 390-летие города, но и праздновать другую дату – дату основания первого поселения в эпоху палеолита. Логика в этом есть: здесь, на месте современного Красноярска, 32 тысячи лет назад уже жили люди, которые умели строить жилища, добывать огонь, шить одежду, изготавливать украшения, охотиться на мамонтов и северного оленя.

Афонтова гора – это уникальный археологический памятник. Многие годы я занимаюсь его исследованием. Мы написали археологический паспорт объекта, после чего минкульт РСФСР взял его под охрану. К столетию открытия Афонтовой горы в 1984 году мы провели крупнейшую конференцию. Тогда же был отлит специальный знак, который до сих пор нигде не установлен. Думаю, что надо будет вернуться к этому вопросу.

- Николай Иванович, какие у Вас планы относительно Афонтовой горы?

- Я хотел бы создать небольшой музей. Сейчас сложно построить отдельно стоящий комплекс, необходимо сделать хотя бы хранилище для археологических коллекций.

Нашим раскопкам 140 лет, многие материалы находятся в Новосибирске. Они в единственном экземпляре! Конечно, их нужно привезти обратно в Красноярск. С необходимостью строить хранилище для археологических раскопок с Афонтовой горы согласна и Москва. Я бы, конечно, хотел, чтобы сооружение появилось непосредственно в районе Афонтовой горы и вмещало в себя не только само хранилище, но и выставочной зал, кабинеты для работы учёных. Науку нужно поддерживать, тем более речь идёт о всемирно известном археологическом памятнике, который в свою очередь является символом Красноярска, местом силы и научного притяжения. Сегодня городу нужны исторические бренды! Например, наш известный железнодорожный мост, который, как и Эйфелева башня, удостоен Гран-при и золотой медали «За архитектурное совершенство и великолепное техническое исполнение» на Всемирной выставке в Париже. Он был сдан на металлолом, но один из его пролётов удалось спасти. Я считаю, что его обязательно нужно установить в качестве памятника. Историю нельзя забывать, её надо изучать, беречь и ею гордиться, особенно нам, красноярцам, в преддверии 400-летия основания города.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.