16:16, 3 июля 2018 г. | Автор: Ирина Зосимова

Платон Мамин: «Стендап — это просто микрофон и внутренний мир человека, который его держит, вот и всё»

16:16, 3 июля 2018 г. |Автор: Ирина Зосимова

Стендап — это комедийное искусство, в котором комик выступает перед живой аудиторией, обычно говоря напрямую зрителям. Данный вид искусства набирает всё большую популярность в России. Телепроекты, стендап-монологи в барах и концертных залах, мероприятия, посвящённые стендапу, — всё это может увидеть каждый практически в любом городе, и Красноярск не исключение.

Платон Мамин — Красноярский стендап-комик, который занимается организацией открытых микрофонов, привозит в Красноярск иногородних комиков и сам выступает на протяжении трёх лет. Он поделился с нами информацией о том, как, когда и зачем это происходит.

— Мы проводим мероприятия в формате “открытого микрофона” в жанре “Stand-Up”, собираемся в определённых местах в определённое время и даём людям шанс попробовать рассмешить толпу. Раньше это происходило лишь в одном пабе по понедельникам, но на данный момент мы меняем площадки, так как стендап стал очень популярен и нам уже сами предлагают сотрудничество. Вообще информацию о мероприятиях можно смотреть в нашем паблике “ВКонтакте” “Красноярский Stand-Up Клуб”.

— Выступить может любой желающий?

— Верно. За время проведения “открытых микрофонов” образовался небольшой костяк людей, которые приходят к нам на постоянной основе и выступают. Мы частенько собираемся друг с другом и просматриваем весь материал, редактируем шутки. У нас выступают абсолютно разные люди: рэперы, библиотекари, музыканты, выступала даже девушка патологоанатом, параллельно занимающаяся танцами “Go-go”.

Выступающие разные, как и зрители, поэтому каждый может найти и услышать что-то своё. Также всегда забавно услышать что-то жизненное, что ты сам понимаешь и когда-то пережил. Такого у нас много.

— О чём вы шутите? Есть ли цензура?

— Шутим о чём угодно. Цензуры у нас нет. Единственное ограничение — по времени. У выступающего есть три минуты, чтобы рассмешить зал, в противном случае включится музыка и он покинет сцену. Самое интересное, что темы могут быть как совсем необычными, так и очень обыденными, близкими слушателю. Чаще всего это зависит от выступающего.

— Часто ли бывают недопонимания у зрителей? Как люди реагируют на резкие шутки?

— Наше мероприятие можно рассматривать как маленькое общество. Конечно, недопонимания возникают. Допустим, выступающий может затронуть тему, которая не очень нравится слушателю, но каких-то казусов или физических расправ ещё не было. В стендапе есть такое понятие, как «хэклер». Это человек, который выкрикивают из зала, например, что ему не нравится выступающий или его шутки. И в данном случае задача выступающего в том, чтобы смешно ему ответить. Не обязательно унижать, можно подхватить идею зрителя и как-то её развить. Именно поэтому стендап — это живой жанр, и нам присуще общение с аудиторией.

— Как давно существует «открытый микрофон»?

— Если не ошибаюсь, “открытый микрофон” обрёл определённую популярность с 60-х годов в Америке и где-то с такого же времени в Англии и остальных европейских странах. В России эта мода началась с появлением «Comedy Club». И именно мода. Вообще, “открытый микрофон” в нашей стране примерно с 2005 года, но в то время об этом никто не знал, и зрителей было очень мало.

— Как же он оказался в Красноярске?

— В Красноярске «открытый микрофон» проводится с лета 2015 года. Эту диковинку к нам завёз Андрей Истомин. Как-то раз он приехал в Красноярск и удивился тому, что у нас «открытых микрофонов» нет. Он договорился с баром, создал паблик, занялся рекламой. Вместе с нарастающим интересом к проектам «ТНТ», таким как «Стендап-шоу» и прочих камеди-баттлов, люди стали проявлять интерес и к стендапу и посещать мероприятия.

— Как давно ты занимаешься стендапом?

— Я познакомился с Андреем в сентябре 2015-го, он пригласил меня выступить. И с того момента я пропустил всего одно мероприятие. И то из-за того, что опоздал. Приехал, а оно уже закончилось! Но так как Андрей снова уехал в Питер, я вызвался и стал организовывать «открытый микрофон». А вообще стендапом я занимаюсь с марта 2015 года. Начал выступать в антикафе, где не было ни сцены, ни микрофона. Сподвигла меня, наверное, любовь к стендапу. Я смотрю выступления иностранных комиков года с 2011-го. Случайно наткнулся на какой-то спэшл с озвучкой Rumble, и мне понравилось. Но именно выступать начал из-за того, что ходил на актёрские курсы, а в конце курса нужно было сдать какую-то видеоработу, проявить свои актёрские способности, которые мы наработали за время курса. И у меня возникла идея снять короткометражку о неудачах стендап-комика в России. Мне нравилась история Луи Си Кея, который на основе своих неудач построил комедийную карьеру. Так вот, я захотел снять российский аналог, начал писать шутки и проверять на друзьях. Почти все шутки были отстойными. Я понимал, что мне не хватает опыта сцены. Писать — это одно, а выступать — другое. Чтобы прожить жизнь стендап-комика, я начал искать подобные мероприятия. Наткнулся на кастинг нового стендап-проекта и подумал, мол, что-то серьёзное. Приехал, а там всего пять человек в антикафе. Восьмого марта, как сейчас помню, у нас было первое мероприятие, после которого почти все ушли, остался только я.

Кстати, фильм я так и не снял, потому что стало уже не до этого, я стал серьёзно увлекаться стендапом, и появились мысли: “Какой фильм? Нужно двигать стендап-культуру в Красноярске!”

— Расскажи о своём самом провальном выступлении?

— Их было много! (Смеется.) Хотелось бы сказать, что нужно иногда выступать паршиво. Желательно на постоянной основе. Это не моя идея, я её украл из опыта зарубежных комиков. Самое плохое моё выступление было в Новосибирске. Я был там проездом и решил выступить. Как мне сказали организаторы,это было самое худшее выступление на их памяти.

— Ты согласен с ними?

— Да, это было отвратительно.

— Что не задалось? Публика? Материал?

— Публика была не очень заинтересована, много отвлекала, и я сам плохо подготовился, не рассчитал силы, и все шутки были в молоко (провальные).

— И всё же ты не ушёл со сцены, не оставил это дело. Почему? Что заставляет тебя двигаться дальше?

— На самом деле я бы мог сказать: «Ну а кто, если не я?» (смеется), но у нас действительно много комиков, которые шутят лучше, чем я, и реально могут двигать культуру лучше меня. Но я за свою жизнь бросил очень много занятий и в какой-то момент понял, что стендап — это, наверное, то, чем стоит заниматься. Это то, в чём, возможно, я не столь хорош, но в чём я себя вижу. Мне нравится выходить на сцену, шутить, видеть улыбки на лицах людей. Но в любой бочке мёда есть ложка дёгтя, и проваливаться даже нужно. Это абсолютно нормальная практика. Я рассматриваю плохие выступления не как провалы, а как мотивацию показать себя ещё лучше.

— Стендап не дружит с кавээном. Это так?

— Не совсем так, на самом деле КВН — это как бы школа юмора. Там направлено всё на работу в команде, а стендап — это жанр сольный. На сцене только ты и микрофон. Ну, может ещё листочек с шутками. И там уже танцуй — не танцуй, а важны твои шутки. Но в то же время у нас выступают много кавээнщиков. Потому что у кавээна есть много рамок — и по формату, и по времени, и цензура определённая, а у нас ограничение одно — три минуты. Если за это время ты не смог рассмешить публику, то придётся покинуть сцену. Я считаю, что у многих кавээнщиков амбиций намного больше, чем КВН позволяет реализовать.

— По-твоему, стендап позволяет реализовывать эти амбиции?

— Я считаю, что да. Стендап — жанр свободный и довольно демократичный. Вот очень яркий пример: на «ТНТ» есть шоу «Открытый микрофон». Название — не очень, конечно, и не отражает реальную ситуацию, но туда приезжают люди со всей страны, пытаются рассмешить жюри. Однажды там был выступающий — гей. Представляешь? На федеральном канале гей шутит о своей ориентации. В России. В 2017 году. Это жанр очень свободный, и, да, стендап позволяет реализовать те амбиции, которые не позволяет реализовать КВН.

— Расскажи про вложения в красноярский «открытый микрофон».

— Мы ничего не вкладываем. Сотрудничество с барами заключается в том, что в будний день мы приводим много народу, вот и всё. Нам ничего не платят, и мы ничего никому не платим.

Но с недавнего времени мы ставим на сцену шапку, куда бросают деньги те, кому понравились наши выступления. Это некое поощрение. За несколько выступлений мы накопили около тысячи рублей, и все эти деньги мы будем вкладывать в таргетированную рекламу ВКонтакте, чтобы привлекать больше людей.

— Цель открытого микрофона в Красноярске?

— Цель — создать стендап-культуру в Красноярске. Не просто собирать людей, которые выходят на сцену и рассказывают, как их бросила девушка, а именно собирать заинтересованную аудиторию и заинтересованных в выступлениях людей. Во всех больших городах это уже есть, и мы пытаемся их догнать. Перспективы — это платные выступления, чтобы поощрять выступающих и получать финансы для развития стендап-клуба в будущем.

— Зачем, по-твоему, зрителю стендап?

— Стендап — живой и правдивый жанр. У нас нет чёткой структуры, как в КВН. Нет дурацких музыкальных пауз, никто не играет для жюри. Основное внимание уделяется зрителям. Слушай, ведь есть так много разных и интересных людей. Некоторые из них проживают такую жизнь, которую мы видим только в кино. Другие проживают скучную и несмешную жизнь, но на сцене смешно рассказывают о ней. Наши мероприятия, как минимум, позволяют посмотреть на своих реальных живых сограждан, услышать, о чём и как они думают. Быть ближе к народу!

Стендап — это просто микрофон и внутренний мир человека, который его держит, вот и всё. А ещё это смешно.

Дарья ВЕРНИДУБ

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.