15:24, 17 июля 2018 г. | Автор: Дарья Теплых

Сергей Скрипкин: «За сутки работы на скорой можно увидеть всё»

15:24, 17 июля 2018 г. |Автор: Дарья Теплых

Службе скорой медицинской помощи в Красноярске в этом году исполняется сто лет. Почти треть века здесь трудится Сергей Скрипкин, кандидат медицинских наук, отличник здравоохранения. Интерн, врач бригады, заведующий подстанцией, главврач… Почти двадцать лет Сергея Анатольевич возглавляет Красноярскую станцию скорой медицинской помощи. “Городским новостям” он рассказал о столетии службы, трудностях и радостях работы здесь.

— Сергей Анатольевич, что представляла собой скорая помощь сто лет назад?

— Вообще, говорить про сто лет не совсем правильно. Эта лишь веха истории, многое в нашей стране начиналось после победы в Великой Октябрьской социалистической революции. Но ведь служба скорой медпомощи существовала и до этого, просто в каком-то другом виде, других проявлениях. Согласно архивным документам, в различных территориях России в 1917—1918 годах начали официально создаваться новые структуры, которые назывались по-разному: отделения скорой помощи, станции скорой помощи. В Красноярске было принято решение создать службу скорой медицинской помощи. Произошло это в 1918 году. До этого времени бесплатной медпомощи для всех категорий граждан в городе просто не существовало. До революции были семейные доктора, которые за деньги обслуживали людей из высших сословий. Рабочим и крестьянам помощь практически не оказывалась. Скорая — это служба, которая стала доступной абсолютно для всех. В начале своего развития в Красноярске она работала только ночью, с 21 часа. Днём пациенты обращались к врачам самостоятельно. Думаю, этим стоит руководствоваться и сейчас. Сто лет прошло, а принцип оказания скорой медпомощи актуален до сих пор, и хорошо бы помнить его всем: вызывать скорую помощь нужно только в экстренных случаях, когда без врачей человек умрёт. Там, где счёт не идёт на минуты, где не требуется срочная госпитализация, скорая не нужна, пациент может обратиться в поликлинику.

Кстати, мы до сих пор руководствуемся многими нормативными документами времён СССР. Какие-то регламенты актуальны и сейчас — например, алгоритмы оказания помощи, количество бригад: одна на 10 тысяч населения.

— Наверняка и поменялось многое за эти годы?

— Бесспорно. Так, одно из значимых изменений — время доезда бригады на экстренный вызов. Раньше давалось 15 минут, сейчас 20. Транспортная ситуация в крупных городах не позволяет выполнять прежний норматив. Красноярск растёт, и инфраструктура уже не успевает за растущими микрорайонами и новостройками. Эта проблема подчас касается и нас. Люди, недомогая, не хотят ехать к врачу, если он принимает далеко от дома. Они предпочитают вызывать скорую. Такого быть не должно.

Есть и позитивные перемены. У нас совершенствуется оснащение автомобилей, оборудования становится больше, особенно у специализированных бригад — кардиологических и реанимационных. Впрочем даже машины простой фельдшерской бригады сейчас укомплектованы по полной: там есть и дефибриллятор, и кардиограф, и многое другое.

— Что представляет собой сегодня Красноярская служба скорой медицинской помощи?

— У нас имеется шесть подстанций — в каждом районе города кроме Железнодорожного, который объединён с Центральным. Круглосуточно в Красноярске работают 100 бригад, 17 из которых специализированные. Это кардиологические, реанимационные, детские реанимационные и психиатрические бригады.

В среднем за сутки врачами службы скорой помощи совершается 1 100 вызовов. Из них экстренных процентов 30—40, остальные неотложные, когда речь идёт об остром состоянии, которое не представляет угрозу для жизни пациента. В гриппозный период количество вызовов скорой возрастает вдвое, при этом число экстренных случаев остаётся неизменным. Чаще всего люди обращаются к нам с сердечно-сосудистыми заболеваниями. На втором месте травмы, отравления, ДПТ и другие несчастные случаи. На третьем — болезни органов дыхания, которые в период расцвета ОРВИ перемещаются на второе место. Впрочем статистика по вызовам типична для всей страны.

— Есть ли какие-то особенности у службы скорой помощи в Красноярске?

— В нашем городе много внимания уделяется развитию службы скорой медицинской помощи. В начале 2000-х годов в Красноярске была составлена масштабная программа, где было прописано, что нужно сделать для службы. И вот с 2004 года всего за десять лет у нас было построено четыре новые подстанции — в Ленинском, Свердловском, Советском и Центральном районах. Это очень много. В России так не строили больше нигде!

Но сейчас Красноярску и этого недостаточно, на мой взгляд, было бы правильно в новых жилых массивах создавать пункты скорой помощи для одной-двух машин.

— Уже несколько лет в городе работает частная служба скорой медицинской помощи. Это как-то отражается на загруженности ваших подстанций?

— Частники нам и не помощники, и не конкуренты. Они обслуживают неотложную помощь. Их работа — это сервисная услуга. Такие врачи не приедут к пациенту с инфарктом или на любой другой экстренный вызов. Частная скорая выезжает на температуру, давление. По сути, это транспортная бригада поликлинической помощи.

— Как сейчас у вас обстоят дела с кадрами?

— Желающих трудиться в скорой немного. Все студенты-медики хотят в будущем сидеть в тепле, спокойно работать и побольше получать. А у нас тяжело, нервно и круглосуточно. При любой погоде врач обязан ехать — в ночь, в неизвестность... Врач поликлиники всё знает о пришедшем к нему пациенте, поскольку тот зарегистрирован, у него есть карта. А врач скорой открывает дверь, не зная, что его ждёт за ней.

Вообще я считаю, что работа на скорой — это лучшая врачебная практика. Многие преподаватели в медуниверситете прошли эту школу. И это бесценный опыт. За сутки работы на скорой можно увидеть всё — кровь, боль, смерть, радость. Психологически это трудно. Но те, кто остаётся у нас, врастают корнями, привыкают к режиму и другим особенностям.

Отрадно, что после указов президента работникам скорой помощи подняли зарплаты. Так, врачи высшей категории, которые отработали семь и более лет, дежуря сутки через двое, получают у нас от 90 тысяч рублей.

— В информационном пространстве постоянно поднимается тема безопасности врачей. По-вашему, что для этого необходимо делать?

— Законопроект об ужесточении наказания за нападения на медработников так и не был принят. И я не понимаю, почему. Например, за нападение на полицейских предусмотрено довольно жёсткое наказание. А врачей в отдельную категорию никак не выделят, хотя медработники тоже рискуют на работе. Необходимо ужесточать наказания и вводить систему общественного порицания. Надо размещать портреты злоумышленников на баннерах и подписывать: “Он ударил врача” или “Он не пропустил карету скорой помощи”. Пусть таких людей знают в лицо и указывают на них пальцем. Безнаказанности быть не должно!

Помню, мы лет десять назад судились после нападения одного из участников пьяной компании на девушку-фельдшера. Обидчик был уверен, что никаких мер не последует. А суд назначил ему год в колонии-поселении. Остальных членов пьяной компании уволили после нашего письма работодателю.

Отдельно нужно наказывать граждан, которые совершают ложные вызовы скорой. Таковых около пяти процентов. За прошлый год нами совершено 450 тысяч вызовов. К слову, плановый показатель — 300 тысяч. Безрезультатных вызовов — около 22 тысяч. Это очень много, примерно 15 суток работы вхолостую!

— Наверняка есть и позитивные моменты в буднях скорой помощи?

— Их много. Количество благодарностей в адрес врачей скорой помощи в десятки раз превышает число жалоб. Пишут тёплые слова, приезжают на подстанции. Это дорогого стоит.

…Скорая помощь была, есть и будет. Без этой службы ни одна страна в мире не живёт. К нам обращаются все — от людей с улицы до высокопоставленных лиц. И отрадно, что на службу обращают внимание представители власти разных уровней. Я верю в то, что второе наше столетие будет проходить в процветании.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.