18.09.2017 | №3564

Мы все учились понемногу

Выдающийся краевед Александр Яворский (1889—1977) стоял у истоков создания Красноярского заповедника “Столбы”, был его первым директором и автором первых научных исследований о Столбах, организатором метеонаблюдений и ботанических сборов.

Яворский уточнил местонахождение могил декабристов в Красноярском крае, на свои средства укрепив полусгнившие деревянные кресты и заказав мемориальные таблички. В период сноса деревянного Красноярска Александр Леопольдович фотографировал самые интересные старые дома, описывая их историю. Среди документов, сданных Яворским в Государственный архив Красноярского края, рисунки и фотографии, отражающие изменения в городе.

Некоторые вещи Александра Яворского: краски, рукописи, рубашка, письма, столовые приборы — после его смерти в 1977 году были переданы в Красноярский краевой краеведческий музей.

Воспоминания Александра Леопольдовича Яворского это не только рассказ о себе, но и о своём времени. В его записках есть такая фраза: “Погоду делает идущий”. Свою “погоду” Александр Леопольдович всегда делал сам.

Мы все учились понемногу (Из воспоминаний А.Л. Яворского о годах учёбы в красноярской гимназии)


Форма гимназистов

Форма гимназистов имела полувоенный характер и состояла из суконной гимнастёрки синего цвета (ткань темнее, чем на фуражке) с серебряными выпуклыми пуговицами, подпоясанной чёрным лакированным ремнём с серебряной пряжкой. Брюки — чёрные, без канта, ботинки — чёрные, на шнуровке. Головы покрывали светло-синие фуражки с чёрным козырьком. В холода надевали наушники из чёрного фетра на коричневой байке внутри либо башлык (капюшон) из верблюжьей шерсти.

Постоянным спутником гимназистов был ранец из чёрной кожи, обшитый тюленьим мехом серо-зелёного цвета. В старших классах книги и тетради носили без ранца, крест-накрест перетянутые двумя кожаными ремешками.

Упаси Бог, если ученик забывал ранец дома — надзиратели его строго наказывали. Невероятное восхищение одноклассников вызывал гимназист, который приходил на занятия без ранца и при этом мог выпутаться из ситуации.

Мальчикам строго запрещалось носить разные по цвету предметы костюма, например серую блузу и чёрные брюки. Костюм должен был быть только чёрного и никакого другого цвета. Однако тот, кто осмеливался одеться в разную цветовую гамму, считался среди товарищей взрослым и самостоятельным — на это решались лишь старшеклассники. Всё обмундирование обычно покупалось на вырост, у первоклассника часто шинель волочилась по земле, из рукавов не было видно пальцев, тужурка доходила чуть ли не до колен. В семьях, как правило, одежда переходила от старшего брата к младшему.

Малейшие нарушения — расстёгнутый воротник, плохо пришитые или не начищенные пуговицы, наброшенная на плечи шинель, отсутствие ранца — сурово преследовались учителями и надзирателями. Наказанием было лишение обеда, жалобы родителям и снижение оценок по поведению.

Начальство

Директор гимназии Андрей Яковлевич Логарь. У него была привычка: когда он выступал перед учениками, то периодически покачивался вперёд и назад обеими ногами — то на пальцы ног, то на пятку, держа руки за спиной, а говорил он несколько в нос, таким французским прононсом, по-русски сказать, гнусаво.

Инспектором сначала был Василий Львович Теремец. Это человек в очках, быстро вращавшийся во всех направлениях и всюду поспевавший — словом, настоящий инспектор. У него была привычка говорить слово “ну-с”. Так и говорили в гимназии: “У нас инспектор Нус, а директор Гнус”. Нашему брату только попади на язык: сейчас же подметят и найдут кличку.

Надзирателем был престарелый небольшого роста человечек, который обладал одной ценной для своего сана особенностью. Он незаметно всегда подходил и, отделяясь от стены, стоял как тень, заложив руки за спину. Стоял и запоминал всех и всё. А прозвище у него было Крыса. Ведь мыши и крысы никогда не пересекают комнату по диагонали, а ползут всегда над плинтусом вдоль стены. Эта особенность и была подмечена за надзирателем Александром Ивановичем Поповым.

Преподаватели

Ученики в массе, конечно, наблюдательны, и от их внимания ничего не ускользает, но у этого коллектива немало грешков в отношении своих учителей, которые, конечно, по статусу и должны были быть требовательны. В противоположность этому законному требованию были и такие учителя, которые ничего не требовали и на которых ученики садились и ехали, не ставя их, как говорится, ни в грош.

Таким козлом отпущения был учитель естествознания Александр Александрович Иванов. Это большого роста, сильный человек, который почему-то решил, что мы взрослые люди, и обходился с нами по-дружески, что привело к тому, что на него не стали просто обращать внимания и вели себя на его уроках как на переменке. А милейший и добрейший Александр Александрович носился по классу и призывал: “Парты, стены! Слушайте меня хоть вы. Ученики меня никак не хотят слушать”. Он умолял о тишине, а ученики не обращали на него внимания. Преподавать он не умел и, задавая “от селева до селева”, к концу года не сумел дать хоть какие-либо знания по естественной истории. Мы знали только такие истины, что берёза — дерево, ствол белый, а листья зелёные. Вот вам и слабость учителя, и его доброжелательное отношение к своим ученикам. Найти золотую середину было основным для учителя, и некоторые преподаватели успешно справились с этой задачей. Гимназия была классическая, и в ней по статусу должны были проходить классические языки греческий и латинский. Но под влиянием всё большего и большего нового и передового классика начинала отступать. Когда я поступил в третий класс, то греческий язык был только с четвёртого класса, исчезнув в предыдущие. Так он и не задел меня, я как будто гнал его к выходу из гимназических дверей. Зато язык латинский был обязательным во всех классах: им начинали, им и кончали в восьмом классе. Волей-неволей мы становились латинистами и утверждались во всяких ухищрениях этого вымершего языка, лежащего в основе почти всех современных европейских. Латинские исключения, подобранные для лучшего запоминания в рифму, чеканили с таким пафосом, что они запомнились мне и через шестьдесят лет. Перевели мы и многих авторов вроде Овидия, Виргилия, Тита Ливия, Кая Юлия Цезаря, Цицерона и других.

Латынь преподавал у нас Николай Иванович Гасюк, ставший позднее после Теремца инспектором. Это был хороший, понимающий толк в преподавании человек. Уже одно то, что ему не было клички, говорит об уважении, он всегда был для нас Николаем Ивановичем. Даже во время его инспекторства не потерял уважения учеников.

Форма в женской гимназии

Для того чтобы разнообразить и улучшить внешний вид, который был слегка бледноват из-за строгости гимназической формы (коричнево-чёрная в будни, белые фартуки в праздничные дни), гимназистки прилагали к ним различные аксессуары: броши, гребешки, камешки-подвески, бусы; также ученицы пришивали к рубашкам и пиджакам пуговицы больших размеров. Уже в том возрасте девочки пользовались ароматическими веществами.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

вчера 18:47

«Детский район» - городская детская газета, приложение к муниципальной газете «Городские новости»

Учредители: Редакция газеты «Городские новости», Литературный лицей.

Редактор «ДР» - Елена Тимченко.

Выходит 2 раза в месяц. Каникулы – июль, август. Первый номер «ДР» вышел 23 февраля 2001 года.

Адрес редакции: 660001, Красноярск, ул. Корнеева, 50.

Телефон: (391) 244-08-27

E-mail: detskyi_rai@list.ru