19.02.2016 | №3320

Научная составляющая для бизнеса

Автор: Сергей ИВАНОВ
Фото: пресс-служба СФУ

Не так часто, как раньше, но всё ещё можно слышать жалобы по поводу того, что отечественное производство невосприимчиво к научным разработкам. Насколько это утверждение соответствует истине, мы решили выяснить в Красноярском региональном инновационно-технологическом бизнес-инкубаторе (КРИТБИ). Вопросы инновационного предпринимательства, связь науки и производства здесь курирует Александр Токарев, заместитель исполнительного директора КРИТБИ.

— Александр Юрьевич, с какими научными организациями КРИТБИ сотрудничает? Приходится бизнесу навязывать инновационные разработки или он сам приходит с готовыми проектами?

— Мы взаимодействуем практически со всеми высшими учебными заведениями, большинством институтов Сибирского отделения Российской академии наук на территории Красноярска. Сотрудничаем с разной степенью активности. Наиболее активным с точки зрения подачи заявок традиционно является Сибирский федеральный университет. Сотрудничаем со Сколково — являемся центром коллективного пользования технопарка “Сколково”.

Вместе с тем в 2014 году начала развиваться и в 2015 году закрепилась тенденция, когда со своими инновационными проектами к нам идёт бизнес. Это либо крупные компании, которые начинают развивать такие проекты параллельно со своим основным делом, проводя диверсификацию бизнеса. Либо это проекты малого бизнеса, тех его субъектов, которые получили результат, осознали конкурентоспособность на каком-то из рынков и стараются масштабировать свой результативный проект, внести в него в максимальной степени научную составляющую, чтобы самим идти дальше, коммерциализовать этот проект, то есть наладить его продажу на рынке технологий.

— Одно дело компании, будь то крупные или мелкие, у них есть определённые ресурсы, обороты, резервы. Но, допустим, к вам приходят учёные какого-то факультета, проектной группы, они могут рассчитывать на помощь со стороны КРИТБИ?

— Да, безусловно. Например, молодые учёные из Сибирского федерального университета придумали и воплотили в железе устройство для шахтной связи, так называемый обратный канал связи, использующий сейсмическую волну для передачи сигнала, что намного надёжнее и стабильнее, чем применяемая сейчас проводная связь. Ребята в прошлом году проводили испытания, в итоге вышли на параметры, которые позволяют передавать даже текстовые сообщения. Сейчас они заключают партнёрское соглашение, мы помогаем им структурировать сделку с компанией, которая является одним из двух российских лидеров в этом сегменте. Установки будут внедряться на российских шахтах, ведутся переговоры и структуризация отношений для выхода на зарубежный рынок.

— По какой схеме КРИТБИ работает с резидентами по реализации инновационных проектов?

— Это зависит от того, на какой стадии находятся проекты. Бывает, один-два научных сотрудника вуза или научного института, выполняя какие-то научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, задумываются о том, что могут коммерциализовать свой продукт. Проекты обязательно рассматриваются нашей экспертной комиссией, в которой учёные, в том числе кандидаты наук, доктора наук, есть и бизнесмены.

Молодым ребятам до 28 лет мы предоставляем возможность участвовать в программе “Умник” Фонда содействия инновациям, КРИТБИ является представителем этого фонда. Если ребята, не обязательно молодые, способны работать в формате юридического лица, для них действует программа “Старт” того же фонда — Фонда Бортника, как его ещё называют.

В качестве примера можно упомянуть Любовь Лапушову, которая сначала очень активно занималась в наших образовательных программах, затем стала участвовать в программах Фонда содействия инновациям. В одном из конкурсов одержала победу со своим проектом по очистке почв, поверхностных вод от нефтезагрязнений. Сейчас её продукт уже внедряется на конкретном коммерческом предприятии.

Если какая-то компания имеет выручку, солидные обороты, она может принять участие в конкурсе по программе “Развитие” или по программе “Коммерциализация”. К услугам наших резидентов также программа “Кооперация” — это когда в связке с каким-то крупным предприятием реализуется инновационный проект.

— Есть ли примеры, когда обращение к инновациям вывели компании на более высокий уровень?

— Есть. Это, как правило, компании, которые активно действуют на рынке и ставят перед собой задачи роста объёмов производства, а для этого стремятся внести инновационную составляющую в свой бизнес. В качестве примера можно привести компанию “Техполимер”, которая за период взаимодействия с нами за счёт реализации инновационных проектов выросла в разы и превратилась в группу компаний с выручкой более двух миллиардов рублей. Это предприятие производит геосинтетические материалы, используемые при строительстве аэродромов, дорожного полотна, полигонов твёрдых бытовых отходов.

Другой проект интересен с точки зрения источников финансирования. Эта компания привлекла инвестиции, в том числе займы банков, и запустила производство нового продукта — поликерамопласта на основе сверхвысокомолекулярного полиэтилена. Этот материал не допускает намерзания и налипания при транспортировке сыпучих материалов в вагонах, на ковшах экскаваторов.

Случается, что инновации буквально спасают предприятия, дают им вторую жизнь. Так, одна компания пришла к нам со своими разработками в сфере инфракрасного обогрева. С финансовой точки зрения компания находилась не в очень хорошем состоянии, но привлечение средств Российского фонда технологического развития в виде займа позволило ей встать на ноги. Предприятие успешно освоило инновационный проект и сейчас является технологическим лидером в своём сегменте, обошло с точки зрения технологий своих ближайших конкурентов французов, стало экспортно ориентированным. И подобных примеров немало.

— С тех пор как началась “война санкций”, страна прибегла к политике импортозамещения, появились ли какие-то новые тенденции в деятельности бизнес-инкубатора? Заявок стало больше или меньше?

— Трудно сказать, с чем это связано, но в 2015 году произошёл всплеск в смысле увеличения количества заявок — их взрывной рост именно от бизнеса. В течение нескольких лет мы делали некоторые, назовём их так, закладки, которые начали выстреливать. За одно только второе полугодие прошлого года заявок на резидентство в КРИТБИ поступило в два раза больше, чем за весь 2014 год. И вопрос остаётся открытым: что имело большее значение — санкции или наши действия?

— Скорее всего, и то, и другое...

— Есть прецедент довольно интересный — возможно, первый звоночек новой тенденции. В середине прошлого года один из наших резидентов свернул своё производство, размещённое в Китае, — производство пресс-форм для своей продукции, поскольку производить продукцию там стало дороже, чем на территории России. И он перенёс производство обратно в нашу страну, хотя за несколько лет до этого в целях оптимизации издержек вынес его в Китай. Был трудный процесс по возвращению производства на родину, но они его прошли и сейчас развиваются здесь.

— У бизнес-инкубатора появилась производственная площадка. Какие возможности это даёт?

— Да, действительно, с прошлого года под нашим управлением находится промышленный парк в ЗАТО Железногорск. И прямо сейчас, пока мы с вами беседуем, работает экспертная комиссия по рассмотрению заявок на резидентство в промышленном парке. Площадь первой очереди промпарка — десять тысяч квадратных метров, которые, как мы надеемся, будут заселены в ближайшее время.

Если учесть то, что у нас имеется промышленная площадка, три региональных центра инжиниринга, создаётся центр сертификации, испытаний и метрологии, получается, что не совсем корректно относиться к КРИТБИ как к бизнес-инкубатору. Подобные структуры принято относить к технопаркам. Поэтому функционально мы сейчас не очень подходим под роль классического бизнес-инкубатора. Правильнее будет сказать, что КРИТБИ является региональным институтом развития, независимым от каких-то вузов, академических институтов, но тесно с ними взаимодействующим и готовым оказать любую поддержку, в зависимости от наших возможностей.

В ТЕМУ

Под управлением КРИТБИ находится промышленный парк в ЗАТО Железногорск. Строительство первого пускового комплекса было завершено осенью 2015 года. Территория промышленного парка характеризуется высоким уровнем инженерного обеспечения. В настоящий момент КРИТБИ ведёт отбор потенциальных резидентов промпарка и подготовку к началу эксплуатации производственной площадки.

НЮАНС

Краевое государственное автономное учреждение “Красноярский региональный инновационно-технологический бизнес-инкубатор” (КГАУ “КРИТБИ”) начал работу 29 июня 2011 года. С тех пор 155 компаний получили поддержку регионального бизнес-инкубатора. Привлечено в проекты средств резидентов — 916,53 миллиона рублей. Доходы резидентов от реализации инновационной продукции составили 4 миллиарда 825,8 миллиона рублей.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
КРИТБИ, СФУ

Другие материалы по теме

15:52