19.09.2013 | №2842

Гигант канцелярии

24 сентября исполняется 102 года со дня рождения Константина Устиновича Черненко

Его столетний юбилей два года назад прошёл в Красноярском крае совсем незаметно, никто о нём не вспомнил. Если судить по официальному сайту Новосёловского района, главным событием на родине Черненко, для которой он сделал немало, в тот день было заседание местного клуба декоративного творчества «Гламур». Никаких юбилейных мероприятий не было и в Красноярске. Даже в «Календаре знаменательных и памятных дат», ежегодно издаваемом краевой библиотекой, не появилось и маленькой статьи о самом известном в мире красноярце.

Уже никто не помнит постановление ЦК, Совмина и Президиума Верховного Совета СССР, отменённое потом Горбачёвым, об увековечении памяти Черненко. Город Шарыпово, три года носивший имя генсека, уже 25 лет как вернул историческое название, именных государственных стипендий в университете нет, как нет и Красноярского завода комбайнов имени Черненко, улицу в Красноярске так и не назвали. Стоявший у БКЗ бюст неоднократно оскверняли, потом спрятали на складе краеведческого музея и только через много лет отправили в Новосёлово.

Между тем это единственный человек красноярского происхождения, который стоял во главе могучего и, к сожалению, уже несуществующего государства - Советского Союза. Ему не очень повезло - на престол он взошёл больным и немощным старцем, и именно таким запомнился большинству населения страны, в том числе и своим землякам-красноярцам. Он действительно был олицетворением маразма поздней советской эпохи. Но это вовсе не перечёркивает того полезного, что он сделал для нашего края. Мы постоянно вспоминаем о бурной «красноярской десятилетке» - реальном грандиозном экономическом рывке края в 70-е годы. Не считая Москвы, это была единственная общесоюзная программа социально-экономического развития региона. Она называлась «красноярским экспериментом». В народнохозяйственных планах СССР край проходил отдельной строкой. Это была реализация Постановления ЦК КПСС и Совета Министров от 1 февраля 1971 года «О мерах по дальнейшему комплексному развитию в 1971-1980 гг. производительных сил Красноярского края». Этот действительно исторический документ пролоббировал Константин Черненко. Он же в 1983 году провёл на политбюро решение о строительстве в Красноярске метро, хотя в городе не было миллиона жителей. В проектных документах приходилось идти на удивительные ухищрения - там в черте краевого центра оказались «почтовые ящики» Красноярск-26 и даже Красноярск-45. Не вина Черненко, что метро у нас так и не построили.

Он прожил в крае лишь первые тридцать лет своей жизни, но, будучи с конца 60-х годов одним из самых влиятельных людей в стране, всегда помогал своей родине. А возможности у него были очень большие. Широкая публика долго не знала о его существовании, поскольку в партийный синклит он вошёл довольно поздно - членом политбюро стал в 67 лет. Лишь с конца 70-х годов его портрет стали носить на демонстрациях трудящихся 1 мая и 7 ноября и публиковать в газетах. Однако к тому времени он уже давно был самой важной теневой фигурой в руководстве страны. У нас традиционно принято называть «серым кардиналом» эпохи Брежнева Михаила Суслова, с которым, кстати, у Черненко была взаимная неприязнь. В действительности таким кардиналом был именно Черненко.

Это было связано с ролью Общего отдела ЦК КПСС, который Черненко возглавлял с января 1965 года и превратил из обычной канцелярии в главную аппаратную структуру страны. Российский премьер Виталий Иванович Воротников, бывший в начале 70-х годов первым секретарем Воронежского обкома, подготовил серьёзные предложения по реорганизации работы сельхозорганов в стране и пришёл с этими документами к члену политбюро, секретарю ЦК по сельскому хозяйству Ф. Д. Кулакову - уважаемому и очень влиятельному человеку. Кулаков реформу одобрил, но к Брежневу не пошёл, а начал звонить Черненко и объяснять ему суть предложений. Воротников вспоминал потом: « Я удивился. Секретарь ЦК, член Политбюро звонит заведующему отделом и просит!» Но Черненко действительно решил вопрос в течение нескольких дней. «С годами, - пишет Воротников, - К. У. Черненко приобретал всё большее влияние в «коридорах власти»…в ЦК все больше складывалось мнение: если хочешь решить какую-либо серьёзную проблему, надо заручиться поддержкой К. У. Черненко». Об этой роли Черненко упоминают все крупные руководители брежневской эпохи, оставившие мемуары. Именно в кабинет заведующего Общим отделом для решения своих вопросов шли члены политбюро, секретари ЦК, министры, вице-премьеры.

Черненко был самым информированным человеком в стране. Именно через него в политбюро и Брежневу шли все доклады из регионов, министерств, ведомств, в том числе КГБ, из-за границы, идеологических органов, академических институтов. Черненко был автором знаменитого постановления о работе с письмами трудящихся. Тогда, в отличие от нынешних времен, обязаны были отвечать на каждое письмо и по каждой жалобе принимать решения. Все письма в ЦК, центральные газеты и журналы анализировались. Черненко создал уникальный по тем временам вычислительный центр по электронной обработке информации. Над этой системой работали лучшие советские компьютерщики. Ничего подобного не было ни в КГБ, ни в каком другом месте в СССР. Он, кстати, проложил и подземную пневмопочту между Кремлём и Старой площадью - с её помощью любой документ можно было получить в течение нескольких минут.

Считается, что Андропов, возглавляя КГБ, знал всё обо всех. На самом деле это не совсем так. Номенклатурой ЦК, то есть всеми начальниками, в том числе и самими руководителями КГБ, занимался Общий отдел. У КГБ не было и сотой доли той информации, которая поступала к Черненко. Общий отдел готовил все материалы к заседаниям политбюро, отвечал за режим секретности в партии, хранил личную информацию о руководителях всех рангов, в том числе весь компромат (который запрещалось собирать КГБ). Текущий архив ЦК подчинялся Черненко. В Общем отделе был VII сектор - архив секретариата и VI сектор - архив политбюро, бывший так называемый «архив Сталина» (позднее архив президента СССР). Только там были грифы секретности «особая папка» и «закрытый пакет», то есть документы, к которым доступ имел только генеральный секретарь. Именно у Черненко хранились материалы «Катынского дела», секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа и тому подобные документы, о существовании которых не знали даже члены политбюро.

Черненко, кстати, не только концентрировал информацию, но и распоряжался ею. Общий отдел направлял в обкомы и крайкомы различные закрытые письма, секретный «Информационный бюллетень ЦК» и прочие материалы. В издательстве «Прогресс» была засекреченная структура Общего отдела, публиковавшая для номенклатуры различные книжки под грифами ДСП, «секретно» и «совершенно секретно». На некоторых стоял штамп: «Подлежит возврату в Общий отдел ЦК для уничтожения». Каждый экземпляр был номерной, они рассылались по особому списку, который утверждал Черненко. Иногда тираж не превышал ста экземпляров. Под разными грифами «Прогресс» издавал и аналитическую литературу, и реальную статистику по стране, и секретные документы западных и социалистических стран, и переведённые работы советологов и произведения диссидентов, в частности, именно Общий отдел был первым издателем «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына.

Черненко, готовивший все решения политбюро по всем вопросам и во многом определявший в этом смысле приоритеты, прекрасно понимал значение созданного им отдела. Поэтому, став секретарем ЦК, потом кандидатом, а потом и членом политбюро, он этот пост сохранил за собой. Он был единственным членом политбюро - заведующим отделом ЦК. А политическая биография могучего канцеляриста начиналась на берегах Енисея.

Он родился в Минусинском уезде в деревне Большая Тесь, жителей которой переселили в Новосёлово после затопления при строительстве Красноярского водохранилища. Знавшие Черненко люди вспоминали, что он сильно тосковал о потерянной малой родине, поэтому, наверное, много раз перечитывал «Прощание с Матёрой» Валентина Распутина. По натуре он был крестьянином - может, поэтому сопротивлялся принятию решений о «неперспективных деревнях». Уже будучи одним из самых могущественных людей в стране, он сажал на государственной даче картошку - деревенское происхождение так и не отпустило его.

Его отец украинец Устин Демидович приехал в Сибирь после демобилизации из армии, а мать - коренная сибирячка. Несколько лет назад якутские краеведы установили сахалярские корни Черненко. Харетина Дмитриевна Фёдорова была либо долганкой либо из ессейских якутов - Устин привез её с севера. (В краевом архиве хранятся метрические книги Анашенской Спасской церкви, в которых говорится о рождении их детей). От матери азиатская внешность Черненко. Она умерла, когда Константину было восемь лет. С мачехой он не ужился и рано начал работать подпаском у состоятельных односельчан. В крестьянскую школу пошёл только в 14 лет. Вступил в комсомол, был первым пионервожатым в Новосёловском районе. Год проработал в Новосёловском райкоме комсомола, откуда добровольцем ушёл служить в погранвойска (участвовал в ликвидации банды Бекмуратова в Казахстане), там стал парторгом заставы. После демобилизации довольно быстро сделал партийную карьеру - Новосёловский, Курагинский, Уярский райкомы партии, потом крайком и в 30 лет стал секретарём Красноярского крайкома ВКП(б) по идеологии.

В то время в стране повсеместно яростно уничтожались старые газеты и журналы, а Красноярске этого не произошло. Перед войной Черненко подписал знакомое архивистам и краеведам постановление «О сохранении дореволюционных изданий». Он создавал ленинский музей в Шушенском, сталинский в Курейке (а после войны на той же должности в Пензенском обкоме - музеи В. Г. Белинского и А. Н. Радищева, помогал становлению разрушенного Дома-музея М. Ю. Лермонтова в Тарханах).

В сентябре 1943 года Черненко уехал из Красноярска и бывал здесь крайне редко. Но связи с родиной никогда не терял. Конечно, он был не самым крупным государственным деятелем в истории нашей страны. Но он был единственным первым руководителем великой державы красноярского происхождения. Человеком, любившим наш край и всегда ему помогавшим.

Сергей КОМАРИЦЫН, ЦГИК «Текущий момент»

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.


Получить код для вставки в блог

Комментарии
вчера 13:59

20 декабря
Стоит ли верить психологическим тестам?
голосовать

Бесплатная подписка на городские новости

Введите адрес электронной почты: