31.12.2014 | №3103

Тайна пожелтевших страниц

Автор: Дарья ПРОКОПЧУК

“Неизвестная нам история… — вздыхает Елизавета Эргарт и, вынимая из шкатулочки потрёпанный конверт, осторожно кладёт его на ладонь. — Письмо с фронта хранилось семьдесят один год. Вы только вчитайтесь, какой почерк, какая глубина мысли… Державинский слог!”. В МКУ “Красноярский городской архив” относятся к находке как к реликвии, ведь и письмо, и его автор — одна большая тайна, разгадать которую для сотрудников стало делом чести.

Пожелтевший конверт нашли случайно. Весной нынешнего года в фонд архива передали три коробки с личными документами и статьями инженера-геофизика, доктора геолого-минералогический наук Вячеслава Богацкого. Среди всех бумаг и было обнаружено письмо 1943 года, адресованное Вячеславу Вячеславовичу от некого Петра Ст. Лубянского. После прочтения становится ясно, что отправитель жил в Курагинском районе и работал в геологоразведочной партии в деревне Малая Ирба. На письме указан адрес и номер полевой почты.

Но не факт, что автор этого письма родился в нашем крае. Скорее всего он, как и множество его коллег-геологов, просто приехал в Курагино на работу. Правда, заверяют сотрудники, на фронт геологов не призывали — слишком ценны были такие специалисты. Однако очевидно, что найденное письмо всё же написано фронтовиком.

“Здравствуй дорогой и родной Слава! — пишет Пётр Лубянский другу за шесть дней до Нового года. — С Новым годом, годом грядущих побед, годом мира, радости, свободы, полноты здоровья, неистовства восторга встреч за столом чаши вина, за наш геологический коллектив, за нашу семью. Я знаю, что тебе трудно, но и нам здесь нелегко, но труд геройства — он облагораживает человека. Пули, на которые не обращаешь внимания, как пчёлы жужжат вокруг, мины и снаряды разрывают тишину”.

У работников архива немало вопросов к каждой написанной строчке. Более того, помимо этого письма в конверт вложено ещё одно. Оно начинается со слов: “Здравствуй, дорогая мама! Я пока жив и здравствую, полон сил и здоровья и желаю тебе этого”. Более того, в графе “кому” Лубянский вписал Елизавету Абрамовну, мать самого Богацкого. Кроме того, в приписке он передаёт привет Нине и маме. Почему он обращается два раза к матери, а на конверте и вовсе указывает чужое женское имя?

— Возможно, мать Петра была безграмотной, а Елизавета Абрамовна высокообразованная женщина, поэтому-то он и писал через неё, — рассуждает главный специалист городского архива Екатерина Эргарт. — К тому же Елизавета Абрамовна была настоящей мамой для всех геологов: заботилась о них, обстирывала, обшивала и кормила пирогами. Мокрые и голодные, они приходили именно к ней. Мы разговаривали со свидетелем и учеником Богацкого, пытались понять, был ли у Елизаветы Абрамовны приёмный сын или племянник, который мог бы её называть мамой, но он заверял, что таких людей в её окружении не было.

Как рассказывают работники архива, геологам после войны было очень непросто.

— В 1949 году на них заводили дела, — продолжает Екатерина Ивановна. — Одних ссылали в Магадан, других попросту расстреливали... Тот же Богацкий, отдавший профессии не один десяток лет, получил пятнадцать лет тюрьмы.

По сути, на сегодняшний день о Петре Лубянском неизвестно ничего... Выжил ли он в войну или погиб? Сгинул ли в годы репрессий? Что ещё кроме геологии связывало его с Богацким и Елизаветой Абрамовной?

Вот уже не один месяц сотрудники архива тщетно пытаются докопаться до истины. Среди призывников Курагинского района Лубянский не значится. На общероссийских сайтах в списках фронтовиков также нет его фамилии. Никакой ясности не внёс и Военный комиссариат. Номер полевой почты не высветился, оказалось, что все шифры давно поменялись. “А что если его призвали на фронт из Новосибирска, ведь Красноярское геологоуправление оформилось лишь в январе сорок четвёртого, — опечаленно вздыхают архивариусы. — Это обстоятельство только усложняет все поиски”.

От автора:

Фронтовое письмо семидесятилетней давности — крохотный, но очень красочный кусочек истории времён Великой Отечественной войны. Именно поэтому нельзя заложить этот листок среди миллиона страниц. Необходимо, как писал Роберт Рождественский в поэме “Реквием”, “вспомним всех поимённо”. Но прежде чем вспоминать, нужно разгадать судьбу его автора, который, очевидно, был не рядовым солдатом.

Пока у сотрудников Красноярского архива осталась одна надежда — это наша газета и читатели. Быть может, кому-то знаком Пётр Лубянский. А, кроме того, уже сделан запрос в архив Новосибирска, возможно, у них есть хоть какая-то информация о геологе Петре Лубянском. В любом случае поиски будут продолжаться.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
15:43

вчера 15:11