29.06.2017 | №3531

Геннадий Рукша: «В культуре не нужно трогать одного — школу»

Автор: Дарья ТЕПЛЫХ
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Геннадий Рукша руководил культурой Красноярского края в общей сложности четверть века. По-разному называлась эта должность, но задача оставалась одна — развивать культурный потенциал региона. Сам экс-министр признаётся, что не приемлет фраз вроде «я столько сделал», однако сделал он на самом деле немало. О профессиональном призвании, формировании отрасли, истории и перспективе красноярской культуры мы беседуем с Геннадием Рукшей, который сегодня отмечает юбилей.

— Геннадий Леонидович, по первому образованию Вы химик-технолог. Как получилось, что вся Ваша жизнь связана с отраслью культуры?

— Ещё школьником я занимался в театральной студии при ТЮЗе и мечтал стать артистом. Но в театральный не поступил и пошёл учиться в технологический институт на престижнейшую в то время специальность — «химия и технология высокомолекулярных соединений». Она была особо значимой для развития советской экономики. Тогда власти выдвинули новый тезис, провозгласивший химизацию страны. И многие шли учиться на химиков. Пошёл и я. Поступил на неорганику, а потом с большим трудом перевёлся на новую специальность, куда допускали не всех, поскольку информация давалась секретная.

Учась на инженера, я продолжал заниматься в театральной студии, а чуть позже стал работать в ТЮЗе. Первая запись в моей трудовой книжке — «уполномоченный по продаже билетов в Красноярском театре юного зрителя имени Ленинского комсомола». Затем там же я работал администратором и главным администратором…

— Получается, что театральная студия, где Вы учились будучи школьником, повлияла на всю Вашу дальнейшую профессиональную судьбу?

— И не только мою. Это был 1964 год. Только что открывшийся театр юного зрителя набирал вечернюю театральную студию. Я пришёл туда вместе со своей подругой-одноклассницей Люсей. Ныне это заслуженная артистка России Людмила Борисовна Михненкова. В студию нас пришло человек пятнадцать, и все, кто её окончил, остались работать в сфере культуры. Вот лишь несколько имён: Вера Ситникова — известнейший театральный деятель, которая более десяти лет возглавляла Красноярский театр оперы и балета, Мария Косюра — видный продюсер, бывший директор нашей филармонии. Так и во мне театр победил инженера. В моей трудовой биографии значится лишь небольшой фрагмент, когда я работал на химзаводе. Но и тогда душой я был в театре. Могу твёрдо сказать: не было в жизни ни одного дня, когда бы я не занимался главным предметом своей деятельности — культурой.

— Ещё одна любопытная деталь из Вашей трудовой биографии. Вы работали в Ярославской области, позже руководили департаментом международного союза немецкой культуры в Москве. Но всегда возвращались в Красноярск. Красноярец — это тоже Ваше призвание?

— Для меня Красноярск и Красноярский край — это моя судьба, которую я люблю. Я никогда не терял связи с городом, все мои отъезды были вынужденными и непродолжительными.

Я коренной красноярец в шестом поколении. У меня родовой дом здесь, в Николаевке, на Советской, 25. До сих пор стоит. Строил его мой дед. Сейчас район активно застраивается, частные постройки сносятся. И я попросил одного известного художника запечатлеть мне на память дом, где я прожил двадцать лет.

Николаевка периода жизни моего деда — территория активная, поскольку довоенный Красноярск был городом железнодорожников. Жили они в основном в том районе. Советская была продолжением центральной улицы — проспекта Мира. Есть в Николаевке и Ленина, и Маркса. Помню, на Советской брусчатка лежала, это была главная улица. Я любил гулять по ней.

…Вся моя семья — дед, папа, мама, тёти и дяди — железнодорожники. Есть у нас в роду ещё немало медиков. И только я стал исключением. В довольно раннем возрасте я возглавил краевое управление культуры крайисполкома. На тот момент я был самый молодой начальник в системе госуправления Советского Союза. Для этого пришлось пройти непростую процедуру согласования. А потом я оказался одним из самых возрастных министров культуры. Вот такие рекорды…

— В семидесятых годах прошлого столетия Вы пришли работать в управление культуры крайисполкома. В каком состоянии тогда находилась красноярская культура?

— Я застал самый интересный период времени в истории Красноярска. Тогда начал формироваться современный облик культурного потенциала города и края. Первым документом, который я получил, находясь в новой должности, стала телеграмма о том, что к нам направляется дирижёр Владимир Свойский для создания камерного оркестра. Сейчас тяжело представить, что в Красноярске сорок лет назад не было ни симфонического оркестра, ни театра оперы и балета…

Когда я пришёл в управление культуры, руководил им Борис Антонович Пальчиков. На его долю выпало немало интересного. В это время зародилось движение «Превратим Сибирь в край высокой культуры!». За исторически короткий период времени был построен театр оперы и балета, создан симфонический оркестр, открыты хореографическое училище, институт искусств, академия художеств. Всё это, конечно, делалось при громадной поддержке первого секретаря крайкома партии Павла Стефановича Федирко и других инициативных людей.

Постепенно Красноярск, который заметно отставал от других культурных центров Сибири, вырвался в лидеры. Город набрал высокий темп развития социально-культурной инфраструктуры. И я счастлив, что был участником этого сложного, но крайне интересного процесса.

Сейчас я дописываю книгу, куда собрал биографии деятелей культуры Красноярского края, с кем лично был знаком и общался. Михаил Годенко, Бертольд Кон, Илья Клеймиц… Многих людей постепенно забывают, и это неправильно. Моя гражданская позиция — не дать их забыть.

— Сейчас как оцениваете состояние отрасли в городе и крае?

— Ни один бывший руководитель данной сферы не будет давать оценок состоянию культуры региона, где он до этого работал. Таково негласное профессиональное правило. Я дольше всех своих предшественников отработал в этой должности, почти четверть века. Она по-разному называлась: я возглавлял отдел, управление, комитет, министерство. Но, по сути, я содействовал развитию культурных практик в крае. И я не могу критиковать предшественников и последователей. Хочу сказать только, что и сегодня присутствую в культурном процессе и участвую в нём в рамках отведённых мне полномочий. И мне интересен этот период времени. Я люблю Красноярск, и думаю, что знаю и понимаю его. Что-то меня печалит, что-то радует…

Например, я очень радуюсь удачным премьерам. Это значит, что культура развивается. Так, недавно я посмотрел новые постановки — «Мёртвые души» в музыкальном театре и «Баядерку» в театре оперы и балета. И я разделяю успех наших театров вместе с красноярцами.

У меня нет и никогда не было ощущения, что после меня в культуре что-то пойдёт не так. Я наблюдаю за происходящим сегодня с большим интересом. И отмечаю много позитивных тенденций. У нас модернизируются библиотеки, увеличивается количество учеников школ дополнительного образования в сфере культуры, появляется конкурс. Это говорит о росте интеллектуального потенциала территории. Многое делает глава города Эдхам Акбулатов для поддержки одарённых детей. Отрадно, что с подачи мэра в Красноярск приезжают наши знаменитые земляки, которые занимают ведущее место в культурном пространстве: Виктор Третьяков, Михаил Турпанов, Сергей Редькин. Они не забывают свои исторические корни, и город гордится этим.

— Тем не менее в культуре, как и в любой отрасли, постоянно что-то меняется. Как Вы относитесь к переменам? И каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития красноярской культуры?

— Сегодня активно модернизируется система управления. Это требование времени. Я знаю главное правило: в культуре не нужно трогать одного — школу. Культура — это саморегулируемая система, но традицию хранят педагоги и передают её мастерам из поколения в поколение. Поэтому трогать образование не нужно. Это национальное достояние, наша культурная безопасность.

Я являюсь преподавателем в двух вузах и получаю от этой работы колоссальное удовольствие. В Сибирском федеральном университете мне приятно общаться с будущими культурологами. Многие студенты по объёму знаний и по отношению к предмету дают надежду, что они будут верны профессии и станут развивать культурные традиции. В институте искусств я вижу много одарённых ребят. Это ещё раз говорит о том, что система, которая создана, жива, и наш народ не оскудевает талантами. Значит, и у нашей культуры есть будущее.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
14:22