04.12.2017 | №3598

Олег Животов: “Город не может бесконечно расти вширь”

Автор: Вячеслав ЗАСЫПКИН

Городу необходима практичная и понятная политика развития — таково мнение заместителя Главы города, руководителя департамента градостроительства Олега Животова. Напомним, на эту должность Олег Николаевич был назначен 14 ноября, и журналисты нашей газеты одними из первых смогли встретиться с ним и получить ответы на самые актуальные вопросы горожан.

— Недавно Вы заявили, что без принятия срочных мер некоторые районы города могут превратиться в гетто. С чем это связано?

— Под гетто я подразумеваю территорию высокоплотной застройки без какой-либо социальной инфраструктуры. Почему эта тема актуальна? Мы в силу финансовых, нормативных либо иных ограничений пытаемся догнать паровоз — инвесторов-застройщиков. Требуется большая работа, чтобы они стали нашими партнёрами, а не диктовали свои условия. При этом очень многие вопросы могут быть урегулированы ещё на старте путём создания грамотных проектов планировки. А вот если таких документов нет, мы не можем вводить какие-либо ограничения для застройщиков, работающих на конкретной территории.

Конечно, застройщики у нас разные. Среди них есть те, которые относятся к строительному процессу не только как к источнику прибыли, они понимают, что сегодня спрос генерируется условиями комфортного проживания. Но остались и такие бизнесмены, которые по-прежнему стремятся извлечь максимальную прибыль и уйти с территории, не заботясь о её будущем.

— Что же нужно сделать для того, чтобы сказать, что у нас наконец-то сформировалась градостроительная политика?

— Ни для кого не секрет, как проходила у нас процедура публичных слушаний и как люди относятся к тем документам территориального планирования, которые были разработаны без учёта их интересов. Очень много конфликтов, очень большое социальное напряжение вызывают некоторые решения. Нужно исправить эту ситуацию, чтобы проекты планировки поддерживало максимальное количество жителей. На это потребуется время, но мы готовы и будем этим заниматься, вернее, уже занимаемся.

Конечно, удовлетворить всех невозможно, некоторые решения придётся принимать волевыми методами: это коридоры для прокладки сетей, автомобильных дорог, социальных объектов и прочее, что непосредственно связано с вопросами развития города в ближайшей перспективе.

Другая задача — генплан. Он принят до 2033 года, но при этом не прописаны этапы его реализации. А это вопрос первостепенной важности. Учитывая фактические частные инвестиции в строительство жилья — порядка четырёх миллиардов в год, возникают обязательства муниципалитета в плане обеспечения инженерной, транспортной, социальной инфраструктурой в сопоставимом объёме. Таких возможностей у бюджета сегодня нет. И надо честно заявлять — бюджет не может поддержать такие темпы. Если в рамках этапов выполнения генерального плана мы, например, планируем в течение ближайших трёх лет осваивать определённые территории, а строители намерены осуществлять свою деятельность на пространствах, до которых наши руки дойдут лишь через десять лет, то необходимо самостоятельно вкладываться в инфраструктуру. Застройщики должны строить школы, детские сады. И когда мы дойдём до этой территории, мы будем готовы это выкупить.

По-моему, это абсолютно понятный, прагматичный принцип, но он почему-то до сегодняшнего дня не сформулирован. В итоге жители в районах новой застройки, едва лишь заселившись, испытывают нехватку мест в детских садах, школах, поликлиниках, торговых объектах и культурно-досуговых учреждениях.

— Но разве нет в Красноярске районов застройки, которыми можно похвастаться, как образцовыми?

— Образцовых нет. Хотя есть здравые и правильные идеи, которые реализуют в микрорайонах Преображенском, Южный берег, по улице Вавилова. Перспективным можно назвать презентованный проект развития территории комбайнового завода. Они хорошо иллюстрируют новое понимание градостроительной политики и новое видение того, как надо реализовывать строительные планы.

— А какие примеры из российской практики могли бы служить для нас ориентиром?

— В качестве территорий, где реализуется внятная градостроительная политика, в первую очередь надо отметить Москву. Организация общественных пространств, улиц, дорог, пешеходных связей — всё это очень изменило столицу. Причём качественный скачок был совершён буквально за последние пять лет. Из других городов, опыт которых интересен для Красноярска, стоит назвать Санкт-Петербург, Казань, Пермь.

— Как Вы относитесь к сокращению промышленных площадок города и застройке их жилыми домами?

— Все знают, как строились сибирские города. Они формировались вокруг производств. В постиндустриальном мире ситуация изменилось, и теперь огромные производственные площади являются избыточными. Современные способы организации производства априори исключают наличие каких-либо вредных факторов. Более того, они гибки и не требуют такого количества земли, как прежде. Если раньше для выпуска одной детали требовалась цепочка оборудования протяжённостью в несколько километров, то сегодня весь этот функционал состоит из одного станка, занимающего несколько квадратных метров площади. Поэтому те территории, которые выбывают из хозяйственного оборота эволюционно, необходимо вовлекать в развитие.

Производства, безусловно, в городе необходимы. Но это должны быть современные эффективные и безопасные предприятия. И у нас достаточно много заинтересованных представителей бизнеса, которые готовы развивать именно такие мощности.

— Каким Вы видите развитие Николаевки? Сегодня там возводятся какие-то точечные объекты, а всё, что вокруг них, остаётся вне зоны интересов застройщиков.

— Николаевка, на мой взгляд, именно тот полигон, на котором можно было бы обкатать тему комплексного устойчивого развития территорий в полном объёме нормативной базы. Ведь кроме вопросов выкупа, строительства, обеспечения социальными объектами, транспортом и прочим там есть ещё один немаловажный фактор — наличие объектов культурного наследия. Поэтому сначала надо разобраться именно с этими объектами. А дальше — использовать механизмы комплексного устойчивого развития территории (КУРТ). Они обеспечат соблюдение интересов жителей, у которых выкупают дома, ответственность муниципалитета в плане размещения элементов инфраструктуры.

— А какова перспектива проекта развития застроенных территорий?

— На сегодня 14 площадок в городе уже осваиваются таким образом. По моему глубокому убеждению, механизмы развития застроенных территорий и комплексного устойчивого развития территорий должны стать в ближайшие годы основными. Город не может бесконечно прирастать новыми территориями. Нам надо начинать работать в уже сложившейся застройке, потому что она, с одной стороны, требует реновации, а с другой — уже обеспечена инженерными, транспортными и социальными объектами. Социальную и инженерно-транспортную инфраструктуру достаточно лишь реконструировать, увеличить её мощность. Расчёты показывают, что путём реновации застроенных территорий можно получить не менее шести с половиной миллионов квадратных метров нового жилья. Уходя на всё более дальнюю периферию, мы в итоге получим город-бублик. Есть такое понятие в градостроительстве: это когда территория со сложившейся застройкой превращается в деградирующую среду, а активность уходит на периферию.

— Если политика в отношении перспективного строительства понятна, то что делать с территориями, которые уже застроены, и, к сожалению, не лучшим образом?

— Исправлять ситуацию, насколько это возможно. В том числе и за счёт вовлечения соседних территорий. Если где-то должна была разместиться школа, но она “выдавлена” жилой застройкой, будем искать место для неё в сопредельных районах. Мы понимаем, что задача непростая, но вполне реализуемая. Проект планировки левобережья Красноярска как раз и должен решить эти задачи, потому что большинство территорий на левом берегу застроены. Необходимо упорядочить земельные ресурсы, найти свободные участки для строительства социальных объектов.

— Департамент сейчас занимается ревизией участков, которые были выданы ранее без аукционов. Какова цель этой работы?

— Мы занимаемся ревизией в тандеме с департаментом муниципального имущества и земельных отношений. За период до 2015 года, с которого все участки стали предоставляться через аукцион, по нашим оценкам, было предоставлено не менее 360 гектаров земли для размещения различных объектов. И если какие-то из этих участков используются не в соответствии с договором, мы намерены вернуть их. Не имея резерва земель, мы очень слабо можем влиять на организацию строительного процесса на территории города.

— Специалисты достаточно часто критикуют отсутствие единой концепции внешнего вида фасадов и вывесок в Красноярске.

— Действительно, эта проблема требует срочных решений, поскольку тот правовой нигилизм, который творится у нас в этой сфере, терпеть дальше нельзя. Необходимо разработать дизайн-код фасадов, правила размещения наружной рекламы. Определённый задел в создании нормативной документации есть: она находится в той или иной стадии готовности. Некоторые документы ещё не дошли до процедуры обсуждения. Другие были обсуждены горсоветом, но отправлены для доработки. Однако что-то придётся создавать с чистого листа. Трудно сейчас прогнозировать, но думаю, что первые регламентирующие документы появятся в течение ближайших трёх месяцев. А всю территорию города охватим в течение одного-двух лет.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
15:41

вчера 16:18

15 декабря