02.11.2017 | №3585

Павел Попов: “Человек без духовности — инвалид моральный”

Автор: Сергей Баршай

Есть люди, для которых творчество и духовность, любовь к Отечеству неразрывны. Павел Попов именно такой человек. Автор и исполнитель песен, активист пяти некоммерческих организаций — от общества ветеранов Афганистана до дайверов! Он подполковник запаса, инвалид второй группы. Сам себя Павел Попов называет патриотом.

— “…Поклонимся в пояс могилам друзей, Наша память богата, забывать не смей!” Это про то, что не оставляет участников войны в Афганистане, ветеранов других конфликтов. Люди это носят в себе, вспоминают при встречах с друзьями. Те, кто умеет, выражают это состояние души в какой-либо форме творчества. Я стал это выплёскивать в своих песнях. Только за последние два года мне удалось побывать более чем в семидесяти концертных поездках. И по краю, и далеко за его пределами. А за пятнадцать лет, что я оставил армейскую службу, уже и сам не упомню, сколько было концертов. Был лауреатом фестиваля альпинистов и горнолыжников в Кабардино-Балкарии на Чегете “Чегет-и-Я” (это Приэльбрусье), на острове Ольхон на Байкале. Много где побывал и поучаствовал! Везде люди песни военной тематики встречают с горячим одобрением. Особо отмечу вклад в организацию таких творческих поездок Романа Энгельгардта, руководителя фестиваля “Красноярск поёт Высоцкого”. Я сам постоянный участник этого фестиваля. (Павел Адольфович подарил мне три своих диска. В них разные песни. Много лирики. Есть песни “под Высоцкого”. Особо отмечу “Посвящение жене”. В ней влияние Владимира Семеновича ощущается явно. Но вообще Павел Попов автор вполне самобытный и самостоятельный как в текстах, так и ритмах гитарного аккомпанемента. — Авт.)

— Знаете, для меня Высоцкий неразрывная частичка меня самого. Я многое помню из его творчества, часто цитирую. Сам, правда, не пою. Вы, Павел, Владимира Семёновича тоже любите и цените?

— Естественно. Раз постоянно участвую в этом фестивале, всегда исполняю в поездках какие-то его песни. Очень трогает песня “Я не люблю…”. Но именно её я никогда не исполняю.

— С лёгкой опаской поинтересуюсь у Вас, Павел Адольфович, тем, как Вы соотносите патриотизм и своё отчество? Фамилия Вашего партнёра Энгельгардт, да и моя фамилия не особо славянская. При этом Вы сами признаёте, что Роман немало делает для увековечивания памяти одного из лидеров поэзии двадцатого века Высоцкого.Так мы все патриоты, или как?

— Ну при чём тут фамилии и имена? Важны дела, поступки, образ мышления. Энгельгардт много лет проводит фестиваль, ставший важнейшей вехой культурной жизни края. А у меня в своё время даже кличка была — Папа фестиваля. Это мне за самое прямое отношение к созданию и продвижению патриотического фестиваля “Россия молодая”. Вашу фамилию, славянскую или нет, неважно, люди видят под статьями о достойных людях и о важных проблемах. Вот это и есть патриотизм! То, что русская нация впитала в себя массу традиций других народов, смешалась с множеством племён, мне, как историку по моему третьему образованию, разумеется, хорошо известно! (Первое образование у Павла Попова, естественно, военное, второе политическое. — Авт.) Я в отличие от многих изучал не только историю Великой Отечественной войны или КПСС, я увлечён историей нашей страны начиная за многие тысячелетия до библейских времён. Считаю, что культурный россиянин должен быть знаком не только с Библией или с Кораном, или с Торой, уж кому что ближе. Я веды изучаю. И другим это бы порекомендовал. Тогда многие неясности в нашей истории и культуре сами отпадут.

Наши учёные и конструкторы изготовили противовес тем системам, что угрожали нам тогда, и избавили потенциальных агрессоров от иллюзий, что на Россию можно безнаказанно надавить, что нам можно угрожать.

— Возвратимся к нашей истории. В своё время к двадцатилетию взятия Кабула мне довелось познакомиться с участником тех событий Василием Вайловым и написать по его воспоминаниям очерк об Афганистане конца декабря 1979-го. Скажите, а как Вы, историк и офицер — участник той войны, теперь оцениваете, насколько она была оправдана?

— А давайте-ка вспомним политический фон того периода. НАТО ставит по периметру границ СССР ракеты среднего радиуса. Только Сибирь, её города, заводы, ГЭС и прочие стратегические объекты вне досягаемости. Если их поставить в Афганистане, то “покрытие” будет полным! Война — это всегда страшно. Оправдать её трудно. Спустя ряд лет я написал большой дневник о той войне “Афганские записки горного стрелка”. В нём всё изложено просто и обыденно. Вот заступили, вот попали в засаду, вот погорели, вот кому-то оторвало руку или ногу. Мне самому однажды снесло полголовы! Но… если бы мы тогда не выдержали весь этот ужас, то история конца двадцатого века могла бы оказаться совсем иной. А так мы выиграли время. Наши учёные и конструкторы за это время изготовили противовес тем системам, что угрожали нам тогда и избавили потенциальных агрессоров от иллюзий, что на Россию можно безнаказанно надавить, что нам можно угрожать. Надеюсь, что события последних трёх лет отрезвили даже самых ярых либералов и сторонников прозападного пути. Никогда простой человек не будет любить богача. А как могут страны, не имеющие таких природных богатств, полюбить Россию, у которой есть всё!? Вера в такую дружбу бедного и богатого, наверное, это та самая простота, что хуже воровства.

— Павел, как Вы оцениваете перемены в армии, произошедшие с тех пор, как Вы оставили службу?

— Модернизация армии очевидна. Её эффективность и боеспособность наглядно доказана в Сирии. От этого и злобы против нас столько. Любят нас только беспомощными. И создание частей, сформированных полностью из контрактников, как правило, тоже оправдано. Требования к призывному контингенту выросли, армия стала более профессиональной, и для такой армии не все нужны, а выборочно. Приведу пример с моим сыном, Борисом. Парень тоже рвался в армию. Поступал в командное училище, на факультет спецназа. А у него выявили гайморит. Прооперировали. К очередной медкомиссии предоставили снимок здорового носа… правда, чужого! Но на повторной внутренней комиссии это вскрылось, и Борю забраковали. Его не взяли даже рядовым по призыву. А мои предки защищали Родину с 1678 года. Лично я считаю, что каждый гражданин страны должен научиться подчиняться единой идее защиты Родины, научиться держать оружие, знать армейскую систему, уставы и прочее. А при необходимости — встать в единый строй!

— Не могу не спросить у Вас, Павел, как Вы ухитрились стать дайвером с инвалидностью? Хотя Ихтиандр тоже был инвалидом!

— У нас в клубе есть разные формы дайвинга. Есть погружение в бассейне, тренинги на задержку дыхания. Проводим и погружения в открытых водоёмах. Меня больше всего увлекает возможность поискать в искусственных водохранилищах артефакты из нашей истории. У нас на Енисее много не найденных артефактов и на озёрах края. В Чулыме многое потеряно, при отступлении армии Колчака. Есть такая задумка там тоже поработать. А инвалид не инвалид, тут и не важно. Руки-ноги работают — значит вперёд! Главное, чтобы наше расслабленное, далёкое от реальных трудностей время не порождало безразличных, бездуховных людей, инвалидов моральных.

В тему

Веды, это (“знание”, “учение”) — сборник самых древних священных писаний, ставших основой для возникновения таких религий, как индуизм, кришнаизм, и которые предположительно составляли основу мировоззрения праевропейских народов. Древние веды писались ещё на санскрите.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
вчера 21:53