18.05.2017 | №3513

Тихий город музыки

Автор: Дарья ПРОКОПЧУК
Фото: Дарья ПРОКОПЧУК

Успенский собор – хранитель чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери.

 

В этот крохотный старинный город, что в двухстах километрах от Питера, можно влюбиться уже с первого взгляда на летящие в облаках и напоминающие пирожные безе купола Богородичного Успенского монастыря. Даже местные жители не могут налюбоваться на панораму, которая открывается с высокого правого берега реки Тихвинки. Замечено: тихвинцы ставят посреди дороги сумки и на несколько секунд замирают, после осеняют себя крестом и продолжают путь. И даже несмотря на то, что город этот очень маленький, одного дня не хватает, чтобы насладиться красотой и покоем Тихвина.

С небес спустилась

Тихвин — ну какой же он тихий? В мой приезд на пруду, который в половодье подходит вплотную к стенам Тихвинской мужской обители, оглушительно кричали чайки, а им вторили галки. Но когда низкий перелив колоколов утих, птицы тоже почти замолчали. А вообще Тихвин, с витиеватыми улочками и невысокими, по большей части деревянными домиками не может не очаровывать своим спокойствием... Это город церквей и классической музыки. Здесь родился и провёл своё детство композитор-сказочник Римский-Корсаков.

Вид на Тихвинский монастырь с правого берега реки Тихвинки.

 

Но первым делом все туристы и паломники спешат, разумеется, в Успенский собор монастыря — ему пятьсот лет, и внутри сохранились уникальные фрески. Там хранится главная реликвия — чудотворная икона Тихвинской Божьей Матери (считается, что она ровесница самой Богородицы). Икона чудесным образом явилась рыбакам в небе на Ладожском озере в 1383 году, а потом над Тихвинкой, сама указала место для строительства монастыря и спустилась в руки присутствующих. Во время войны её похищали гитлеровцы, она более шестидесяти лет находилась в вынужденной эмиграции в Чикаго, и только в 2004 году была возвращена “домой”. Приложиться к святыне (она отливает необычным зелёным оттенком золота и стоит под синим бархатом) и испросить помощи в Тихвин каждый день приезжают люди со всего света.

А какой великолепный вид открывается с белокаменной монастырской звонницы! А в монастырской трапезной можно купить удивительно вкусные горячие маковые булочки и глинтвейн — естественно, безалкогольный, приторно сладкий, со множеством специй, помогающий согреться на ветру.

Царские развалины

Недалеко от Тихвинского монастыря стоит Введенский женский монастырь, он также был основан в 1560 году по велению царя Ивана Грозного. Долгое время настоятельницей обители была его четвёртая жена, в монашестве игуменья Дария. Для меня это место в Тихвине было обязательным к посещению, ведь во Введенском соборе под резным балдахином находится могила царицы-игуменьи, покровительницы всех, кто носит имя Дарья. А ещё в этом храме крестили Римского-Корсакова.

Когда-то обитель процветала, сюда на богослужения приезжали князья, императоры. Но сегодня тут полная разруха, бесхозные постройки, как, например, уникальнейший по архитектуре храм Рождества Богородицы, в окнах которого завывает ветер. На двери самой высокой надвратной церкви с колокольней висит замок. Это первое здание, которое вернули монастырю в 2009 году (в 1926 году советская власть обитель закрыла). Только представьте: ещё совсем недавно в храме было пожарное депо, для машин даже сделали пролом в стене, сейчас он заложен. Удивляет, что на крышах нет куполов, поэтому любой храм можно принять за хозяйственный корпус. Но, несмотря на плачевный вид монастыря, богослужения возобновили.

Многие даже не подозревают, насколько благодатное это место, здесь я впервые увидела, как иконы… мироточат. В самом старом Введенском соборе источают миро сразу несколько святынь. Первая — большая старинная икона великомученика Пантелеймона. Как рассказала женщина из церковной лавочки, сначала по иконе бежали ручьи (остались видны блестящие следы), сейчас же просто проступают капельки. Внутрь иконы положили вату, чтобы она впитывала чудотворное масло. Рядом икона преподобного Агапия Печерского, врача, на ней тоже чудным образом выступили капельки миро. Далее стоит ковчежек с частицами мощей тихвинских святых. В апреле было три недели, как они обильно мироточили, под стеклом появились масляные “лужицы” и, что самое удивительное, миро выступило поверх стекла. Но главное — это благоухание, которое можно почувствовать, стоя рядом. “Его нельзя ни с чем сравнить, — отметила работница в храме. — Такого запаха на земле просто не существует”. Женщина поделилась: у некоторых монахинь мироточат иконы в кельях. У игуменьи с такой силой, что она ставила под святыни баночки, и они за сутки наполнялись. Миро раздали прихожанам.

Мироточащая икона целителя Пантелеймона.

 

Тихвинский гений

Окно номера в успенской паломнической гостинице, где я останавливалась на ночлег, как раз выходило на Тихвинку и музей-усадьбу Римского-Корсакова. Сразу скажу, это один из лучших провинциальных музеев, в которых я когда-либо была. Вход с экскурсией стоят всего 100 рублей. При этом историю жизни Николая Андреевича и его семьи там рассказывают невероятно душевно и образно. После посещения музея хочется всю жизнь слушать только классику, а по вечерам музицировать.

Николай Римский-Корсаков в 12 лет.

 

В доме с мезонином сохранились парадные распашные двери, лепные карнизы, паркет, печи и почти три сотни подлинных личный вещей. Есть рубашка, в которой крестили Нику, его тёплая распашонка, нотные записи с рабочими пометками композитора… Но самая ценная вещь — чёрный рояль фирмы “Беккер”, за которым Римский-Корсаков работал более 30 лет. Под его аккомпанемент пел Шаляпин, за ним сидели друзья — Мусоргский, Чайковский, Стравинский.

“У Римских-Корсаковых было десять клеток с канарейками, дроздами и даже снегирями, — рассказала экскурсовод. — Клетки открывали, и птицы свободно могли летать по дому. Какой был восторг у домочадцев, когда птица кому-то садилась на голову или на плечо! В отдельной клетке жил какаду. Однажды маленький Ника сочинил аккомпанемент для мелодии, которую напевал попугай, получился ансамбль. За год до своей смерти Николай Андреевич включил эту музыкальную тему в оперу “Золотой петушок”… В открытое окно дома ещё доносился и перезвон тихвинских колоколов, Ника тоже переложил его на ноты, позже они вошли в увертюру “Светлый праздник”.

Любимый рояль композитора.

 

Выходить из музея не хотелось. Ну и что, что через двадцать минут с вокзала отправляется автобус в Питер… в итоге, чтобы успеть на него, пришлось бежать, привлекая внимание редких прохожих, — так быстро в Тихвине не двигаются даже автомобили. Когда кончились силы, поймала такси, и в салоне, ещё не отдышавшись, стала делиться впечатлениями с седовласым водителем. А он вместо того, чтобы поддержать мой восторг, начал жаловаться, что в городе совсем нет работы, дороги сплошные колдобины, и признался, что всю жизнь мечтал побывать в Сибири и затеряться на лыжах в снежной тайге. Как говорится, каждый ищет свою тишину…

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
вчера 18:46