30.11.2017 | №3597

В поисках Объ-Енисейского канала

Автор: Андрей МУЖЩИНСКИЙ

Непонятные деревянные сооружения вдоль реки, небольшие давно заросшие водоёмы... в общем, разруха. Оказавшись здесь, и не скажешь, что эти развалины часть большого гидротехнического проекта конца XIX века. Объ-Енисейский канал, соединивший две сибирские реки, в своё время называли не иначе, как речной Транссиб. Но доступность и большая удобность железной дороги поставили крест на водном пути...

Новый городок

По большому счёту вариантов добраться до Объ-Енисейского канала из Красноярска немного. Объединяет все варианты одно — начинать своё приключение придётся с Енисейска. Оттуда летом до притока Енисея реки Кас, которая также является часть канала, можно добраться на вертолёте, который выполняет два рейса в неделю: в понедельник и пятницу, зимой, когда водоёмы затянуты льдом, — на транспорте.

Так как воздушная навигация осенью ещё работает, летим вертолётом. Час пути над бескрайними лесами, где на протяжении сотен километров не встречается ни одно поселение, и мы прибыли в Новый городок. Своим появлением этот посёлок обязан леспромхозу. В советское время успехи бригад, работавших в енисейской тайге, гремели по всей стране. Фотографии передовиков красовались на первых страницах газет. Сегодня от былого величия здесь ничего не осталось. Леспромхоз закрылся. Несколько лет назад прекратил работу единственный детский сад. Поговаривают, что средняя школа скоро станет начальной. Население уменьшается, молодёжь уезжает. Из рабочих мест только несколько магазинов, почта, уже упомянутая школа, да котельная, её отапливающая. Жители посёлка сами выращивают овощи, содержат скот, собирают грибы и ягоды. Тем и живут.

С Нового городка и начнётся наше знакомство с речным Транссибом. Двигаться в сторону Томской области будем не по воде, а по песчаным дорогам, идущим вдоль Каса. Быть нашим проводником согласился местный житель лесник Виктор Горбунов.

Касово

Где-то на седьмом километре от Нового городка находится, как называют местные, девятое. Это посёлок Касово. Массово жители уехали отсюда в конце семидесятых. Многие перебрались в Новый городок вместе со своими домами. Те строения, что остались, уже практически поглотила природа.

— Вот тут был наш дом, — рассказывает Константин Мужщинский, мой отец перед переездом в Красноярск провёл здесь детские и юношеские годы. На местности ориентируется по памяти. Ведь от деревянного дома ничего не осталось. Только туалет стоит. И тот без двери. — За туалетом должен тайник. Мы с друзьями стащили чей-то почтовый ящик и закопали его.

Первая попытка откапать тайник провалилась, место не то. Но со второй, под корягой, клад найден.

И хотя Касово давно исчезло с лица земли, этот пункт до сих пор числится на некоторых картах края. Интересно, что люди жили здесь до 2010-х. Недалеко от бывшего посёлка сформировалась своеобразная заимка, куда приезжали старики-староверы. Первыми в мир иной ушли дедушки, потом не стало и бабушек. Их могилы, безымянные, как того и требует вера, находятся недалеко от домов в лесу. Осиротевшие дома потихоньку клонятся к земле. Где-то крыша вот-вот рухнет, какие-то уже смыло Касом, меняющим своё русло, часть строений висят над пропастью. Ещё одно половодье — и их смоет вместе с предметами утвари, журналами, книгами, личными вещами, напоминающими, что когда-то тут жили люди.

Кресты в Енисейской тайге встречаются повсюду. “Раньше было много высоких крестов, там были похоронены ссыльные литовцы, — вспоминает Константин Степанович. — После распада СССР литовцы уехали отсюда, многие увозили с собой и останки предков.

Кстати, гуляя по тайге, многие могилы можно и не заметить. Некоторые направления староверческой веры не то что не велят на крестах вешать фотографии и писать имена, но и вообще хоть как-то обозначать место погребения. Похоронили человека, положили сверху ветку — и всё.

Васькино озеро

Следующий пункт остановки — Васькино озеро. Пока наш проводник проверяет сети, мы гуляем вдоль водоёма. Наша цель — встреча с дедом Василием. Познакомились с ним более десяти лет назад. Он родом из Томской области, в начале 2000-х пешком пришёл в Красноярский край и поселился рядом с озером. Живёт один. Если раньше деда встречали около дома, делает что-то по хозяйству, то в этот раз пришлось зайти в дом. По центру комнаты стоит печка, у окна стол с религиозными книгами, на стене весит одежда. И тут же сидит хозяин дома.

— А, Коська, здравствуй, — узнаёт нас Василий. — А это кто? Сын, да, помню.

К сожалению, разговор получился недолгим. Время берёт своё. У деда проблемы с ногой, передвигается сейчас мало. Говорит тихо и невнятно. Помогают охотники, которые приезжают проверять сети. Ну как помогают, привозят провизию. От лишнего вмешательства в свою жизнь староверы отказываются. Достижения цивилизации Василий не признаёт. К врачам ехать не собирается. Что богом уготовано, того не миновать.

...О расколе церкви и гонениях на староверов написано много. Что поражает в этих людях, это соблюдение требований веры и трудолюбие. Иначе в тайге не выжить. В середине девяностых, когда приезжали на девятое, где жила баба Маня, тётка отца, мы, десятилетки, считали причудой жесты стариков. Забежали в дом, зачерпнули из бочки ковшом воды, да попили. Увидев это, бабушка сразу хватала ковш и со словом “поганый” выкидывала. У староверов у каждого своя посуда, другой прикасаться к ней не имеет права. Хочешь воды — зачерпни в ковш, налей в свою кружку. Кажется странностью, но, учитывая тот факт, что живёшь ты в глухом лесу и помощи в случае болезни ждать неоткуда, то такое настойчивое соблюдение правил гигиены вполне оправданно.

Александровский шлюз

На месте слияния Малого и Большого Каса расположено поселение Александровский шлюз. Здесь начинается рукотворная часть Объ-Енисейского канала. Чтобы соединить приток Енисея Кас и приток Оби Кеть, в конце XIX века была создана система шлюзов и каналов, проведена большая работа по креплению откосов. Интересно, что это уникальное гидротехническое сооружение в прямом смысле слова построено при помощи топора и лопаты. Длина водного пути составляет около одной тысячи километров, это если мерить от Оби до Енисея. Из них рукотворная часть канала составляет около 150 вёрст (160 километров). Строители соединили Малый Кас с озером Большим, реками Язевая, Ломоватая, Озерная. Канал открыли в 1893 году, и он сыграл свою роль в доставке грузов для строящегося Транссиба. Но после того как появилась железная дорога, интерес к водному пути иссяк. Канал мог пропустить только мелкие суда. В итоге в начале XX века каналом почти перестали пользоваться. Планировалось провести реконструкцию, но случилась Первая мировая война, а затем революция. В годы Великой Отечественной войны речники перебросили по каналу несколько караванов. Чтобы провести эти важные грузы, вспоминают старожилы Александровского шлюза, были взорваны занесённые песком ворота шлюза. Сейчас от сооружения остались одни развалины. При этом некоторые откосы, выполненные из лиственницы, ещё держат берег. В ветхом состоянии находятся и остальные шлюзы, ведущие в сторону Томской области. Объ-Енисейский канал сегодня интересен лишь историкам да путешественникам. Но полноценным турмашрутом это направление не стало. Ринуться в глухую тайгу, где нет никакой инфраструктуры, где летом много комаров и мошкары, готовы немногие.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
16:23