19.03.2015 | №3140

Манук Мкртчян: «Мы все вышли из СССР»

Автор: Алексей ТРЕШИН
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Большинство специалистов утверждают, что школа как социальный институт трудно поддаётся какому-либо реформированию, а результат перемен становится очевидным только через годы. Тем любопытнее взглянуть на состояние образования в странах бывшего СССР. Почти четверть века отделяет нас от момента, когда единый монолит советского образования, словно айсберг, разомкнулся на отдельные части, каждая из которых начала свой собственный путь. Понять, насколько разными стали наши школы, попробуем в беседе с заместителем министра образования и науки Республики Армения Мануком Мкртчяном.

— Начать разговор я хотел бы с анекдота. Однажды у армянского радио спросили: “Какой народ самый умный на Земле?” Там немного помолчали и ответили: “Спасибо за комплимент”. Манук Ашотович, мы не будем спорить с армянским радио, а только лишь предположим, что ум армянского народа — это, среди прочего, заслуга современной системы образования Армении. Тогда нас беспокоит, как далеко мы разбежались друг от друга за эти четверть века?

— После развала Советского Союза мы все занимались немного не тем. Был поднят нереальный и неправильный вопрос интеграции, то есть создания общего образовательного пространства на территории стран СНГ. Зря только время потратили. Потому что в отличие от других сфер, расхождение в области образования идёт не такими быстрыми темпами. То есть мы создавали то, что и так существовало. Да, есть формальные отличия. Например, в Армении 12-летнее среднее образование, а в России — 11-летнее. А качество педагогов, их представления и мировоззрение — общее. И за исключением формальных структурных изменений, существенной разницы между нами до сих пор нет. Я бы так сказал: с точки зрения проблем мы имеем одно и то же. Понимаете, мы все вышли из советского образования, которое, к слову, оказалось парадоксальным. Сначала, благодаря сильным и активным инновационным подходам Советский Союз постепенно стал одной из сильнейших стран в области образования. В 1960—70-е годы это уже отразилось на достижениях страны. В последние же годы были достаточно серьезные проблемы — формализм, процентомания. Всё это очень сильно отразилось на качестве образования. Если сравнивать с днём сегодняшним, то Россия, на мой взгляд, только-только преодолела этот кризис.

— Что мы потеряли и до сих пор не вернули?

— В Советском Союзе была системность в содержании, формах работы, в дошкольном образовании, в школах, в вузах. Они друг другу соответствовали, кустарей не было. Вот эта системность сейчас потеряна в Армении, Казахстане, России. Сейчас вроде бы начинает восстанавливаться, но направленность другая. Хотя если говорить о качестве образования, то это мировая проблема. Сегодня уже недостаточно обеспечить просто включённость детей в этот процесс — необходимо обеспечить равные условия для качественного обучения каждого. Если кто-то думает, что в Америке или Европе уже решили этот вопрос, а мы до сих пор нет, тот заблуждается. Это огромная проблема мирового значения.

— Она, наверное, существовала всегда? Ведь невозможно в нашем быстро развивающемся мире предоставить обществу выпускника, знания которого не начинают устаревать с момента получения им диплома.

— Так не должно быть. Именно потому, что всё очень быстро развивается. Обладатель качественного образования должен легко включаться в самые стремительные изменения. Именно это, кстати, я приехал обсудить с российскими коллегами в Красноярск. Вот уже семь лет ежегодно приезжаю сюда на научно-методические конференции, посвящённые дидактике. Поясню — дидактика отвечает на вопросы, как должен быть организован учебно-воспитательный процесс. В образовании есть политические вопросы, идеология и так далее, но как всё это делать — за это отвечает дидактика. Это наука о том, как учить. Если не скромничать, то можно сказать, что в Красноярске проходит передний край мировой дидактической мысли. Это не случайно. Здесь жил и работал выдающийся педагог и дидакт, основоположник теории коллективного способа обучения (КСО) Виталий Кузьмич Дьяченко. Созданная им дидактическая система как раз и призвана разрешить противоречие между тем, как сейчас учат, и тем, что требуется обществу на выходе.

— Вижу здесь ещё одно противоречие. Как совместить коллективное обучение с учётом индивидуальных особенностей каждого ребёнка?

— Мы, нас ещё называют “кэсэошниками”, как раз этим и занимаемся. Мы считаем, что нынешняя традиционная система обучения уже исчерпала свои возможности и не отвечает современным целям образования. Необходимо так организовать обучение, чтобы с одной стороны, сохранить общее совместное пребывание детей, а с другой стороны, чтобы каждый ребёнок максимально реализовал свои потенциальные возможности. Суть направления заключается в том, что педагогический коллектив становится индивидуальным учителем каждого ученика. Очень многие приезжают в Красноярск, чтобы осваивать идеологию этого направления, посмотреть и теорию, и практику. КСО, можно сказать, визитная карточка вашего города.

— Но, наверное, Республике Армения тоже есть чем удивить мир?

— Армения —это первая страна, которая три года назад ввела шахматы как обязательный предмет в начальной школе. Учащиеся со второго по четвёртый класс серьёзно изучают эту игру. Считается, что у шахмат есть свои преимущества, и это не только логика. Ведь там если выигрываешь или проигрываешь, то не поспоришь, что всё не справедливо, что кто-то кого-то обманул. Это воспитывает характер, определённый принцип отношения к людям, к своим собственным успехам, плюс, конечно, логическое мышление. В Армении сильная шахматная школа, ещё идущая от чемпиона СССР Тиграна Петросяна. Кстати, президент страны возглавляет шахматную федерацию.

— Как Вы отслеживаете результаты такого нововведения?

— Три года это маловато, чтобы почувствовать последствия. Но в этом году уже была международная конференция по этому поводу. Мы посмотрим, как первые выпускники начальной школы будут вести себя в среднем звене. Окажется ли, что это действительно влияет на их отношение к учёбе или нет. Сейчас мы это начнём исследовать.

— Школьный учитель в Армении — это уважаемый человек? Престижно быть учителем?

— Национальная традиция такова, что очень большое значение придают образованию детей. При этом сказать, что педагог, учитель имеет высокий статус в обществе, наверное, нельзя. Это можно судить и по доходам, и по условиям, в которых они живут. Зарплата в среднем составляет около 200 долларов. Вы же, наверное, знаете условия в Армении — есть конфликты с соседними странами, своего рода блокада — это всё отражается на благосостоянии педагогов. Одно из очевидных последствий столь низкой финансовой оценки труда учителя — старение кадров. Как и в России, средний возраст специалистов, работающих в средней школе, приближается к пенсионному.

Естественно, одной из главных задач является повышение квалификации преподавателей. Я бы сказал, что сейчас основным направлением реформ стала работа с педагогами. Это то, чем озабочены институты повышения квалификации.

— И в завершение нашей беседы хочу спросить — в свете последних международных политических событий, как Вам кажется, Манук Ашотович, есть риск того, что Армения и Россия отдалятся друг от друга?

— Давайте я тоже расскажу вам анекдот. Однажды армянское радио спрашивают: “Сколько наций есть в мире?” Там без раздумий отвечают: “Три”. — “Как это три?!” — “Армяне, русские и нерусские”.

Думаю, что отдалиться мы можем только по геологическим причинам, если между нами вдруг вырастут высокие горы или разольётся море. Но даже в этом случае мы останемся добрыми соседями, которые почти как родственники.

Досье

Мкртчян Манук Ашотович, доктор педагогических наук, кандидат физико-математических наук, доцент, действительный член Академии педагогических и социальных наук, заместитель министра образования и науки Республики Армения.

Родился 23 декабря 1952 года. По собственному признанию, в математику был влюблён с детства. В 1970 году окончил физико-математическую школу при Ереванском госуниверситете. В 1975 году окончил механико-математический факультет этого вуза. Два года работал учителем математики в сельской школе. С 1977-го по 1996 год жил и работал в Красноярске. Был аспирантом в институте физики СО АН. Жизненный лозунг: “Наука без математики — это жизнь без женщин”.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
18:10

вчера 17:35