13.07.2017 | №3536

Платье из офицерского белья

Замечательный проект “Город имён” есть в вашей газете. Сколько воспоминаний, эмоций он вызывает! Недавно прочитала материал в этой рубрике “Оладьи на олифе” и решила откликнуться. С героем публикации, Михаилом Ульяновичем Сущевским, мы выросли в одном доме. И хотя я уже давно уехала из Красноярска, мы с Михаилом переписываемся. Продолжаем дружить, сохраняем память о прошлом, чувство великой благодарности родителям, стойко перенёсшим годы военного лихолетья и воспитавшим в нас любовь, уважение к людям и родным…

В нашем Гремячем Ключе жили люди разных национальностей, разных судеб. Незабываемы годы — учёба в начальной школе № 4, а с пятого класса — в средней женской школе № 54 в Николаевке (школу называли “женский монастырь”). Школа № 4 размещалась в деревянном двухэтажном строении, бывшем доме промышленника Николая Юдина. В здании была сохранена часть библиотеки, куда нас, учеников, иногда допускали.

В школе № 54 силами преподавателя Ильи Степановича Кащина был создан трёхголосный хор девочек. Каждую весну наша школа участвовала в весенней олимпиаде, и мы занимали первые места среди школ, подведомственных Красноярской железной дороге.

Много памятных моментов связано с Гремячим Ключом, тем более что здесь наша семья пережила войну. Есть и особые памятные дни — для меня это возвращение с войны старшего брата Трофима Павловича Однолько.

Вот что помнится: в 1943 году мне было пять лет, а самому младшему брату Коле было два годика (детей всего было шестеро). В дом пришло горькое известие о гибели нашего отца Павла Сидоровича Однолько — у меня до сих пор хранится это извещение от Красноярского военкома. И в этом же году мой старший брат Трофим 1925 года рождения после подготовки в артиллерийском училище был призван в армию — на фронт. В 20 лет командовал взводом. К счастью, он остался жив, хотя и был ранен, контужен. Радости нашей не описать, когда однажды майским теплым вечером мы услышали мужские чёткие шаги на террасе, пронзительно —радостный лай собачки, стук в дверь и взволнованный чуть хрипловатый голос:“Разрешите”. Открылась дверь и, пригибаясь под потолком, вошёл лейтенант, необыкновенный красавец в новенькой военной форме. Сцена была в прямом смысле немая. Мы все замерли, и только мама повисла у него на плече, плакала от счастья. Далее в течение многих лет брат любил приезжать в места своего далёкого детства, юности, — в Гремячий Ключ. Вдвоём с нашей старшей сестрой Полиной они помогли нам выжить в тяжёлые послевоенные годы.

В победном 45-м я пошла в первый класс и вот в какой форме: из присланного братом офицерского фланелевого белья сшили мне платье, покрасили в бордовый цвет. Я была от радости на небесах.

В 1955 году, после окончания школы, я уехала в Норильск к старшей сестре, требовалось заработать трудовой стаж и поступить в институт. Но так судьбе было угодно, что я осталась в северной столице края надолго. Училась, работала, вышла замуж, а в 1983 году мы всей семьёй — мама, муж и двое дочерей — уехали в город Зарайск Московской области, где я живу и сейчас. Находясь на пенсии, занимаюсь общественной работой — состою в Союзе пенсионеров Подмосковья.

Лидия Павловна Латышева-Однолько

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Город имён

Другие материалы по теме

18:16