20.02.2017 | №3478

По Красрабу катят бабу

Автор: Дарья ПРОКОПЧУК

Там, где сейчас находится проспект имени газеты “Красноярский рабочий”, проходила главная дорога России, соединяющая Москву и Владивосток (до 1954 года проспект так и назывался — Московский тракт). Именно по этой дороге в иные столетия шли, гремя кандалами, ссыльные каторжники. В 30-е годы прошлого века здесь начали строить первые корпуса промышленных предприятий, а для их работников возводить нетиповые красивые дома. Постепенно они заполняли пустырь, вытесняя свалки, берёзовые колки и картофельные поля.

О том, как выглядел Красраб много десятков лет назад, рассказала наша постоянная читательница — бывший капитан-механик Енисейского речного пароходства, а ныне ветеран труда Алевтина Михайлова. Она прожила на Красноярском рабочем почти полвека. В разных домах, но всегда — с видом на проспект. В 1962 году от управления Михайловой с сыном дали комнату в недавно отстроенном доме № 104, что рядом с остановкой “Кинотеатр Родина”. “В основном здесь жили речники, которые работали на Судоремонтном заводе на Красрабе, — поясняет 87-летний ветеран. — В соседних с нами комнатах проживал капитан дизель-электрохода “Литва” Тычков с семьёй”.

Во дворе находился детский сад, куда водили детишек работники порта.

Через несколько лет красноярка переехала в дом № 75. В квартире, где было четыре комнаты, капитану Михайловой дали две. Окна и закруглённый балкончик, украшенный балясинами, снова выходили на широкий проспект. Два года женщина-капитан с сыном (будущим моряком дальнего плавания) прожили здесь, а потом поменялись на двухкомнатную квартиру в доме № 71, где Алевтина Кузьминична хозяйничает и сегодня.

“Сейчас такую фотографию покажу”, — интригует Алевтина Кузьминична, бодро перелистывая пятый по счёту альбом, обтянутый бархатом. Ветеран протягивает снимок проспекта имени газеты “Красноярский рабочий”, она сделала его из окна своей квартиры в мае 1972 года. Горизонтом пролегают высокие трамвайные рельсы, а вокруг — ни автобусов, ни машин! Редкие прохожие, среди которых и сын Алевтины Михайловой, переходят дорогу. Идут, где им удобно. Пешеходных переходов, по словам женщины, тогда не было, да и не нужны они были.

Подносишь к этому же окну чёрно-белую фотографию проспекта, и диву даёшься, как с тех пор всё изменилось. Приоткрываешь форточку и слышишь, как пульсирует главная артерия правого берега. Навстречу друг другу проносятся трамваи, с надрывом сигналят автобусы.

— В школу Дима ездил на трамвае, билет стоил всего-то три копейки, — рассказывает Алевтина Кузьминична. — Трамвай тогда шёл по Коммунальному мосту, на Театральной площади было кольцо. Там вагоны разворачивались и снова шли через Енисей на Красраб. Трамваи были простые, красные, не как сейчас — разрисованные. А автобус стоил шесть копеек.

По воспоминаниям ветерана, транспорт тогда ходил редко, ждать приходилось долго. “По Красрабу катят бабу! — смеётся Алевтина Михайлова. — Это мы так шутили. Потому что можно было простоять на остановке битый час, а потом всё равно часто приходилось идти пешком”.

Идти по Красрабу в ветреную погоду, как заверяет Алевтина Михайлова, в середине прошлого века было настоящим испытанием. Асфальт был далеко не везде, газоны только разбили, но не засадили, к тому же совсем рядом находился песчаный затон. “Ой, что творилось! Песок и сухая земля летели в лицо, не давая возможность даже открыть глаза, — вспоминает красноярка. — Отчего мы и прозвали этот район Ветропыльском”.

— Оказывается, многие не знают, почему автобусная остановка на Красрабе называется именно “Затон”, — продолжает Алевтина Кузьминична. — Если зайти за торговый центр “Красноярье” и спуститься к Енисею, там будет дамба и заводь — место зимнего отстоя судов. Помню, как они выстраивались в строгом порядке: грузовые, пассажирские, разъездные... Иногда суда выкалывали изо льда, поднимали на слипе, чтобы ремонтировать днище. Раньше у зоны затона для работников речного флота был деревянный посёлок Нижний затон. Дома располагались как раз на том участке, где сейчас стоит колледж искусств (справа за торговым центром. — Прим. авт.), и строящийся сегодня Никольский храм. Посёлок граничил с Судоремонтным заводом, где я работала зимой, а летом уходила в навигацию. Домики в посёлке были бревенчатые, мы в таком тоже жили, когда я вышла замуж. Рядом располагалась баня, столовая, поликлиника, сюда ходили работники завода и затона.

Первой достопримечательностью проспекта Красноярский рабочий стал кинотеатр “Родина”, он открылся в декабре 1965 года. Алевтина Михайлова утверждает, что украшающую фасад здания мозаику делали из енисейской речной гальки. Камешки с берега реки сами по себе неяркие, но зато они сделали изображение очень выразительным. Автор мозаики — Евгений Кобытев — в годы Великой Отечественной войны попал в плен и находился в концлагере (на автобусных экскурсиях по городу уже в семидесятые рассказывали, что его полуживого бросили в крематорий, однако он сумел выбраться в трубу и избежать смерти). А после войны художник создал серии рисунков. Будете проезжать мимо кинотеатра, обратите внимание на сюжет мозаики: мать поднимает ребёнка повыше и показывает ему Родину. А фоном служат силуэты скал наших Столбов. Есть предположение, что на этой картине художник изобразил свою жену и дочь. Местные называли женщину, поднимающую малыша на фоне неба и скал, красноярской Мадонной...

— В кинотеатр “Родина” ходили с Димулькой постоянно, не только в дни школьных каникул,— рассказывает Алевтина Кузьминична. — Телевизора тогда у нас ещё не было. Любили сидеть в центре зала, но билеты на эти места доставались не всегда, как уж повезёт. Смотрели самые разные фильмы, помню удивительно поэтичную картину “Табор уходит в небо”. Незабываемый восторг произвёл “Замороженный” — комедия 1969 года с Луи де Фюнесом в главной роли. Такой хохот стоял в зале! Димка держался за подлокотники, чтобы не упасть от смеха с кресла. Несколько раз ходили на этого гениального комика.

“Сохранилась фотография, где Димка стоит на остановке на Красрабе с лыжами. Вон как снюнился, морда-то сквашенная,— подтрунивает над сыном Алевтина Михайлова. — Ему тяжело держать две пары. Это исторический кадр: на заднем плане кинотеатр “Родина”. После сеанса на крыльцо выходят счастливые зрители. А мы в тот зимний день собрались на улицу Водников кататься. Загружались в автобус прямо с лыжами, обвязанными вверху тряпками. Нам однажды сделали замечание, что заходить в заполненный автобус с палками со штырями опасно, нужно их закрывать. И мы сшили чехлы. Во как, порядок был во всём, за всем следили!”

А ещё на проспекте проходили праздничные демонстрации. И не важно — холодный ли ноябрь, дождливый ли май, весь штат Судоремонтного завода шёл большими колоннами с транспарантами, цветами, шарами. Работники начинали движение от остановки “Затон” — и вперёд, по Коммунальному мосту, в центр города. “Никто не оставался дома,— заверяет Алевтина Михайлова. — Детей водили, я с собой даже племянницу брала. И фотографии с демонстрации всегда получались самые эмоциональные”.

Историческая справка:

До 1953 года проспект имени газеты “Красноярский рабочий” был широкой грунтовой дорогой, для работников заводов здесь курсировал паровой трамвай с несколькими вагонами, ласково названный “Мотаней”. После здесь был положен и первый асфальт. 1 июня 1956 года на проспекте начали прокладывать трамвайные пути, а через два года открыли постоянное движение трамвайных поездов.

Факт:

Проспект имени газеты “Красноярский рабочий” стал первым местом в Красноярске, где были построены жилые дома выше пяти этажей. В 1956 году — второй подъезд десятиподъездного дома № 62 выполнен в семь этажей, в 1969 году был построен двенадцатиэтажный панельный дом № 122.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Город имён

Другие материалы по теме

вчера 21:42