08.06.2017 | №3523

В поисках лис

Автор: Ольга Бачина
Фото: Александр Сахариленко

“А кто-нибудь хоть раз доходил до конца восточной стороны острова Татышев? Видел, какая там красота?” — этот вопрос в последнее время довольно часто задавался красноярцам во время публичных обсуждений перспектив развития данной территории. Утвердительное “да” звучало лишь в единичных ответах. Поэтому мы решили исследовать именно восточную часть острова и рассказать нашим читателям о самых интересных местах, увиденных нами. Признаемся, зная, что именно в восточной стороне Татышев-парка живут лисы, непременно хотели с ними повстречаться. Однако первой на нашем пути оказалась дружная группа спаниелей. Завидев людей, собачки, оторвавшись от своих хозяек, рванули нас поприветствовать, а затем вернулись к своим владелицам.

— Ты знаешь, что здесь и орешник растёт, и черёмуха красная? — спрашивает меня наш внештатный фотограф Александр Сахариленко, который частенько прогуливается в восточной стороне острова. — Прошлым летом я здесь даже грушу нашёл. Сорвал одну маленькую грушу, она оказалась кислой, во рту после неё вяжет. Вот тогда я понял загадку “Висит груша, да нельзя скушать” в буквальном смысле. (Смеётся.) Ещё одну грушу прихватил домой, она какое-то время полежала, стала мягкой и сочной. А вот и она, та самая груша!

На своём пути мы ещё обнаружили щавель и дикий чеснок. Последнему была сильно удивлена, не думала, что он здесь растёт. Я родом из забайкальских степей, где можно встретить целые плантации такого чеснока. Сразу вспомнила детство, маленькими мы обожали вареники с солёным творогом и диким чесноком, который дружно собирали вместе с соседскими ребятишками. А ещё на острове Татышев начали распускаться ветреницы, из-за чего кажется, что поляны покрыты белым покрывалом. И вряд ли вы где-то ещё в нашем городе найдёте такое огромное дупло, которое встретилось нам на острове. Внутри чирикали воробьи, но как только мы заглянули туда, птички быстро разлетелись. В дупле оказалось несколько выходов, мы насчитали пять. А чуть дальше на тропинке покачивала из стороны в сторону своим длинным хвостом самая маленькая представительница семейства трясогузковых — жёлтая трясогузка. Судя по ярко-жёлтому брюху, это был самец. Он оказался не из робкого десятка и подпустил нас к себе довольно близко.

Направляясь к берегу Енисея, увидели возвращающегося домой рыбака.

— Как улов? — поинтересовались мы.

— Да что-то не клюёт совсем, — мужчина разочарованно махнул рукой. — Пойду лучше кроликам траву рвать.

Мы спустились к воде, где стоит полуразрушенный мост, на другой его стороне молодые люди всё же пытали счастье, забрасывая удочки в реку. Бетонный мост был построен ещё при социализме и соединял Зелёную рощу с островом. Разрушили один из его пролётов вандалы в девяностые годы: украли плиты и подбили несколько бетонных свай.

Самое загадочное место на восточной стороне острова я условно назвала “ведьминым”. За тропинкой между двумя небольшими холмиками раскинулась небольшая поляна, посредине которой сооружён шалаш, рядом кострище. А по кругу эта полянка обнесена ровным небольшим рвом, слева от которого в землю вбиты колышки. Заглянув внутрь шалаша, мы увидели, что там тоже что-то жгли.

— Надо потом святой водой умыться, похоже, тут ведьмы на шабаш слетаются, — покидая полянку, пошутил наш фотограф. — А может, зря я беспокоюсь, вполне вероятно, что тут ролевики собираются, рубятся мечами да булавами.

Но когда перед нами появилось небольшое озерко, Александр Сахариленко произнёс: “Нет, всё-таки ведьмино то было место”. Меж кустов на другом берегу я увидела что-то рыжее, воскликнула: “Ура, лиса!”

— Нет, собака это, — вглядевшись, сказал Саша. — Да их там несколько. Смотри, позади них лес, какой-то он реально мистический. Чёрные стволы деревьев, а собаки, словно церберы, охраняют туда вход. Видишь, как выстроились. А пасть-то какая у них грязная, наверняка пиявками питаются. Я столько раз хотел пройтись по этому лесу, да всё не получалось. Пошли?

— Псы-то дикие, голодные, не дай бог нападут, — я никак не могла решиться на такой шаг.

— Сейчас попробуем их обойти, — не унимался Александр.

Мы рискнули и не пожалели. В этом живописном уголке в центре Красноярска такой чудный лесной воздух, пропитанный запахом зелени. Деревья обвиты почти до самой верхушки прошлогодним засохшим плющом. А представьте, как будет красиво, когда нарастёт новый. Выбравшись вновь на берег реки, увидели опять рыбаков, но уже в лодках, а чуть подальше плавали утки, пока их не потревожил коршун.

Далее раскинулся молодой сосняк.

— Это самое маслёнковое место, — даёт наводку грибникам Александра Сахариленко. — А сейчас пойдём к месту, где очень много красивых граффити. Они нарисованы на ограждении водозабора.

Граффити и вправду оказались красивыми, к тому же смешными. К примеру, изображение козы в очках и с магнитолой, а рядом надпись: “Да, я угараю”. Незаметно за разговорами мы подошли, а вернее почти подползли (в тот день мы намотали порядка пятнадцати километров по жаре) к подворьям и точкам велопроката. Лис, к сожалению, не встретили, но впечатлений хватило. Кстати, в восточной части мы практически не видели сусликов, ставших уже своего рода символом острова Татышев. Зато в западной части их пруд пруди.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:

Красноярке Елене Париновой повезло больше, чем нам. Ей удалось заснять на видео семейства лис, которое обосновалось в восточной части острова. Не так давно здесь появились маленькие лисята. Чуть ранее и уже в западной части Татышева — в районе вантового моста — красноярец Михаил Шуклин сфотографировал сову с совятами.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Другие материалы по теме

15:49