02.11.2017 | №3585

Выйти можно только дважды

Автор: Маргарита КОМИНА

Маленький город в большом — так называет начальник исправительного учреждения Андрей Зверев енисейскую тюрьму, в которой отбывают наказание одни из самых опасных преступников: убийцы, злостные нарушители режима и рецидивисты. И действительно, енисейская тюрьма 2, в которой на днях побывал наш корреспондент, — настоящий маленький и очень старый город.

В текущем году исправительному учреждению исполнилось 370 лет. Наказание здесь отбывали протопоп Аввакум, лидер партии эсеров Гершуни, Иосиф Сталин, архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) и многие другие известные личности. Енисейская тюрьма несколько раз перестраивалась, но здания и заборы, возведённые в эпоху Екатерины II, находятся в отличном состоянии и используются по прямому назначению.

Вся территория исправительного учреждения тщательно охраняется. На старинных стенах — современные противоподкопные датчики, фиксаторы света и движения, по периметру — вышки с охраной и видеокамеры с протяжёнными зонами вещания. Про них Андрей Викторович шутит, мол, благодаря технике вижу не только всё происходящее на территории учреждения, но и номера машин в Лесосибирске. При отключении света во всём районе камеры и системы безопасности работу не прекратят. В учреждении две автономные станции, которые бесперебойно обеспечивают электричеством тюрьму.

Сбежать из Т-2 невозможно. Хотя попытки были. В 1990 году осуждённые разобрали потолок одного из старинных помещений с дымоходом, но дальше чердака уйти не смогли. В 2010 году особо активные “деятели” пытались сделать подкоп в подвале, но эта затея не увенчалась успехом.

— Кроме того, что контролируется каждый сантиметр учреждения, у каждого сотрудника, а сегодня у нас трудится 177 аттестованных работников, есть видеорегистратор, — рассказывает Андрей Зверев. — Это сделано как для безопасности, так и для исключения ложных обвинений. Например, чтобы папы и мамы осуждённых и подследственных не говорили, что их детей бьют. Записи с видеорегистраторов хранятся около месяца. При необходимости их можно просмотреть.

На территории енисейской тюрьмы несколько зданий. В самом старом располагается СИЗО, в котором сегодня 112 подследственных, а также общежитие отряда хозяйственного обслуживания, где отбывают наказание 23 человека. Кстати, в этом здании с прошлых веков сохранился не только экстерьер, но и интерьер. Например, во многих камерах кованые тяжёлые двери с замками и засовами — сегодня такие можно увидеть лишь в книжках или кузнечных мастерских.

Осуждённые отряда хозяйственного обслуживания работают. В Т-2 современный свинокомплекс, большая хлебопекарня, цех по производству мясных полуфабрикатов, заводик по изготовлению тротуарной плитки, а также теплицы площадью более 60 квадратных метров каждая, в них урожай свежих овощей собирают с апреля по октябрь.

На содержание одного осуждённого в сутки уходит около 160 рублей, в том числе на питание около 112.

В свободное от работы время осуждённые обучаются, смотрят телевизор или посещают библиотеку. Библиотекарь Татьяна рассказала, что популярностью пользуются газеты, географические и исторические книги и журналы, а в последнее время в топ вошли книжки по оригами. Осуждённые могут ходить и в местную часовню. Строить её несколько лет назад начинал подследственный старовер. Суд назначил ему условное наказание, и своё творение мастер не завершил, но навыками строительства поделился с отбывающим наказание мебельщиком, который часовню и достроил. И в 2013 году в ней побывал Благодатный огонь из Иерусалима.

Сегодня в России всего восемь тюрем, где отбывают наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления. Две из них в Красноярском крае — в Енисейске и Минусинске.

Чуть поодаль от СИЗО и общежития колонии общего режима, за забором — тюрьма. В ней отбывает наказание 81 человек — “самых-самых”. Каждого из них суд приговорил к 23—30 годам лишения свободы.

— В тюремном режиме граждане находятся несколько лет, — говорит Андрей Никитин, заместитель начальника тюрьмы № 2. — Затем по решению суда они могут быть переведены в колонию. В случае нарушения режима осуждённый вновь может быть направлен в наше исправительное учреждение.

Внешне здание тюрьмы мало чем отличается от корпусов других исправительных учреждений. Но внимание на себя обращает непрерывно играющая музыка, которую, как нам рассказали, включают, чтобы осуждённые не общались друг с другом.

В коридорах вольер со служебной собакой. Вдоль стен — ящики для бритвенных принадлежностей осуждённых и глухие трубы, в которые кидают ключи, чтобы при нападении на конвой осуждённый не мог открыть ни одну дверь. А ещё таблички, на которых указано максимальное время прибытия в эту точку группы быстрого реагирования. Кстати, средства обороны — дубинка и электрошокер — есть только у этой группы и дежурной смены.

Режим в тюрьме особенный. Камеры мрачные, серые, с поднятыми под потолок зарешеченными окнами, но просторные — примерно по восемь квадратных метров на осуждённого. Отбывают наказание по два — четыре человека в камере. Внутри чисто, но никаких излишеств. Из мебели только металлические двухъярусные кровати, деревянные лавки или стулья, стол и тумбочки. Также в камере раковина, отдельный санузел.

Помещение осуждённые покидают в сопровождении сотрудников безопасности только дважды в день — на санобработку и прогулку, которая проходит в небольшом зарешеченном даже сверху дворе. Еду тюремным доставляют прямо в камеру, которая находится под круглосуточным видеонаблюдением.

Работу, а также культурные мероприятия “особо опасные” не посещают. Всё это своего рода бонусы, которые нужно заслужить. При этом право на свидания с близкими у них есть. Как и остальных осуждённых, в специальной комнате, которая немножко напоминает гостиницу, их могут посещать родные. Хотя среди тюремных есть и те, кого из-за больших сроков никто не ждёт.

— Меня приговорили к 23 годам, — рассказывает Иван (имя изменено. — Ред.) из Якутии. — На свободе у меня есть мама и братья, но я давно их не видел, они не ездят. Но я не обижаюсь. Далеко. И вообще думаю, вряд ли они меня будут ждать.

Иван отбывает наказание второй раз. На условия не жалуется. Говорит, всё необходимое есть. Единственное, что ему хотелось бы — увидеться с мамой и почитать книжку по истории искусства. Нравится ему изучать, как устроены египетские пирамиды и древние храмы...

Сокамерник Ивана пенсионер Николай (имя изменено. — Ред.) мечтает получить какую-нибудь профессию и побольше читать. На свободе Николая никто не ждёт. Кто же будет ждать 25 лет...

— Хотелось бы, чтобы после прочтений материалов про зоны люди боялись сюда попадать, — говорит Андрей Никитин. — Да, здесь достойные условия содержания, хорошая медицина и питание, но тюрьма — это не курорт, психологически здесь тяжело, и в любой момент можно сломаться.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
12:02

вчера 20:07

17 ноября