29.05.2017 | №3518

Инна Богданова: «Безнадёжных дел не бывает. Бороться надо до конца»

Автор: Маргарита ИСАКОВА

В России 31 мая отмечается День российской адвокатуры. Эта профессия существует уже столетия, но 15 лет назад в нашей стране она претерпела существенные изменения. Институт адвокатов стал независим и свободен. О том, чем современная российская адвокатура отличается от западной, какими знаниями и качествами должен обладать адвокат, а также из чего складывается имидж защитника, рассказала кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права ЮИ СФУ, адвокат Инна Богданова

— Научная стажировка в Германии, участие в работе нескольких международных площадок и круглых столов, в университет часто приезжают адвокаты и юристы из других стран… С иностранной, в том числе западной юридической практикой Вы знакомы не понаслышке. Отличается ли она от российской?

— Российская адвокатура в её современном состоянии начала формироваться в 2002 году, когда приняли Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”. До этого, в частности, в советское время, институт адвокатов пристально контролировался государством. Истинной свободы и независимости не было. И нынешняя российская адвокатура, её структура и организация работы — большое достижение. Зарубежные коллеги отмечают, что многие вопросы у нас решаются более прогрессивно, чем в других странах.

Например, это касается понятия “адвокатской тайны”. По действующему российскому законодательству никто не вправе требовать у адвоката, и он не вправе разглашать сведения, составляющие адвокатскую тайну — в частности, сам факт обращения к адвокату, содержание беседы с клиентом и так далее. Есть несколько исключений, например, если к защитнику попадут предметы преступления, их могут изъять в установленном порядке. В России практически полная защита сведений, полученных от клиента. Зарубежные коллеги, немцы и американцы говорят, что у них такого нет и в определённых ситуациях они должны сообщить информацию в различные структуры.

Также из плюсов отечественной системы — в России хорошо решён вопрос самоуправления в адвокатском сообществе. К числу негативных моментов можно отнести недостаточное финансирование дел, которыми адвокаты занимаются по назначению правоохранительных органов. По состоянию на декабрь минувшего года, в нашем регионе перед адвокатами была громадная задолженность почти за полгода. В настоящий момент ситуация исправлена, в том числе в результате усилий, предпринятых в данном направлении Федеральной палатой адвокатов и Адвокатской палаты Красноярского края. Но сам факт существования такой задолженности вызывает серьёзные опасения. У адвокатов, которые работают в небольших населённых пунктах, дел по соглашению практически нет, они получают заработную плату только за счёт работы по делам по назначению, а когда за них не платят, адвокаты остаются без средств к существованию. В Европе такой проблемы нет. Там этот труд достойно оплачивается.

Наверное, момент недостаточного финансирования — один из факторов, влияющих на престиж профессии, на желание молодёжи работать в этой сфере. На Западе в адвокаты после окончания карьеры идут судьи. У нас ситуация диаметрально противоположная — зачастую адвокатами становятся, если не могут попасть в судьи.

— Адвокатов прошлых столетий часто цитируют. Важно ли сегодня защитнику хорошо владеть ораторским искусством или достаточно отличного знания законов?

— Красноречие — главное качество адвоката. Конечно, отличное знание законодательной базы важно, но квинтэссенция профессии — ораторское искусство. Специфика деятельности адвоката — противостояние профессионалам, наделённым серьёзными прерогативами: мощной государственной машиной — суду, органам следствия и прокуратуры, которые имеют прекрасные возможности для силового давления. У адвоката против них нет ни одного рычага воздействия. Перед судом и прокурором единственное орудие адвоката — его слово. И если он не владеет искусством красноречия, то не может считаться профессионалом в истинном значении этого слова, ведь его задача — чётко и грамотно представить правовую позицию исходя из интересов доверителя.

— Известны адвокаты, которые выиграли не так много дел, зато засветились во многих медийных проектах... Полезна ли публичность, медийность для имиджа адвоката?

— Основа репутации адвоката — доверие к его делам и поступкам, порядочность в отношении с клиентом, оппонентами и всеми сторонами процесса. Кроме того, для репутации адвоката важен и внешний вид — деловой стиль одежды. До париков с мантиями мы пока не дошли, хотя я видела это во французском Дворце правосудия, и это потрясающе, но с конца прошлого года у нас появился специальный атрибут — значок. И что-то в этом есть.

Конечно, адвокат может привлечь к себе внимание с помощью эпатажа, медийности, для этого, наверное, некоторые коллеги активно и взаимодействуют со СМИ, но главное не медийность, а всё-таки реальное, эффективное решение проблемы доверителя, соблюдение кодекса профессиональной этики и оправдание надежд клиента.

Вообще Федеральная адвокатская палата рекомендует адвокатам относиться с особым вниманием и осторожностью к случаям своего участия в каких-либо шоу. Во всех случаях защитник должен блюсти честь и достоинство своей профессии, даже на отдыхе, ведь он представляет не только себя, а всё адвокатское сообщество.

Кроме того, деятельность адвоката не является предпринимательской, поэтому реклама и адвокат вещи несовместимые. Кодекс профессиональной этики закрепляет следующие положения: адвокат не вправе себя рекламировать, противопоставлять коллегам, хвастаться, обещать помощь правоохранительных органов и прочее.

А между участием адвокатов в различных медийных проектах и рекламой очень тонкая грань. Пока прецедентов привлечения к дисциплинарной ответственности адвокатов за подобные действия не было. Сейчас это квалифицируется как занятие творческой деятельностью, но, соглашаясь участвовать в каком-то, например телевизионном, проекте, адвокат должен понимать возможные последствия, соблюдать кодекс и не выходить за его рамки.

— Споры о тождественности понятий “справедливость” и “закон” велись и ведутся регулярно. Как Вы считаете, равноценны ли эти понятия?

— Нет. Есть понятие справедливости в объективном смысле, сформулированное ещё в римском праве, а есть понятие справедливости, которое у каждого человека своё. Оно вытекает из детства, воспитания, культуры и других факторов.

И в судебном процессе то же самое — у судьи оно одно, у прокурора другое, у адвоката третье, а у доверителя четвёртое. Шансы, что они совпадут, очень малы, и законодательно это регламентировать невозможно.

Мне кажется, справедливой является ситуация, когда закон применяется одинаково ко всем людям без исключения, независимо от их имущественного положения, занимаемой должности и так далее.

Уравнивание понятий “закон” и “справедливость” извечная проблема, которую законодательно разрешить крайне сложно. Мне кажется, что, пока будет существовать человечество, будет существовать и спор относительно тождественности данных категорий.

Бывает, что, участвуя в каких-то делах, я испытываю диссонанс. Представляешь интересы одного человека — и всё на нашей стороне, и по закону всё в нашу пользу, а по справедливости вроде бы должно быть иначе.

Например, возможна такая ситуация: мужчина с женщиной вместе живут и ведут общее хозяйство, брак между ними не зарегистрирован. До официального вступления в брак парень оформляет кредит на большую сумму, деньги приносит и отдаёт девушке, которая за счёт их покупает квартиру и оформляет на своё имя. В дальнейшем пара регистрирует брак, через несколько лет семья распалась. При решении вопроса о разделе общего имущества выясняется, что долг, вытекающий из кредитного договора, заключённого мужчиной до брака, является его личным долгом и исполнять обязанности перед банком должен он один, а квартира, приобретённая девушкой до брака, также её личная собственность и разделу не подлежит, доказательства иного у сторон отсутствуют. С точки зрения закона требования мужчина о разделе долга и квартиры необоснованно, а с точки зрения справедливости — вполне, при этом я чувствую, что такое положение вещей нечестное. В подобной ситуации единственный выход — это только взаимное желание бывших супругов договориться и разрешить дело “по справедливости”.

— На сайтах нескольких крупных юридических клиник представлена статистика дел, с которыми в минувшем году работали компании. В основном это бракоразводные процессы, раздел имущества. Какова эта статистика в Красноярске? С чем к Вам чаще всего обращаются? Есть ли какие-то случаи, которые запомнились Вам больше всего?

— Увеличилось количество дел по разделу кредитов и долгов. Стабильно большой процент дел по подряду — всё, что связано с невыполнением работ, ненадлежащей оплатой. В последние месяцы произошёл скачок дел по неисполнению или ненадлежащему исполнению государственных (муниципальных) контрактов. Всегда много дел, связанных с разделом общего имущества, и их становится больше.

Что касается запомнившихся дел... Как-то я прочитала про интересный случай из биографии одного известного американского математика. У него учёная степень доктора, которую он получил без защиты диссертации, а это редкость. Однажды, будучи студентом, он проспал на лекцию, пришёл только к её окончанию. На доске было написано задание. Студент быстро переписал его и ушёл домой, над этим заданием он бился два дня. И потом всё-таки принёс решение преподавателю. Оказалось, что на доске были записаны две нерешаемые математические задачи. Не зная, что это невозможно, студент за два дня смог найти решение. За это он получил свою учёную степень. И помню, что меня тогда сильно поразило это обстоятельство. Будущий учёный не знал, что решение поставленной задачи невозможно, поэтому сам смог сделать невозможное.

Об этом случае я вспомнила, когда однажды меня попросили представлять интересы женщины на стадии апелляции. То есть решение суда первой инстанции уже есть, она пытается его обжаловать. Ситуация была такая: бывший муж, с которым по обоюдному соглашению сторон проживал их совместный ребёнок, затеял процедуру лишения её родительских прав. При этом алименты она платила исправно, с ребёнком, несмотря на преграды со стороны мужа, общалась. Ребёнок в суде, как потом выяснилось, находясь под влиянием отца, сказал, что матерью эту женщину не считает... Суд первой инстанции лишил мою доверительницу родительских прав. Она подготовила апелляцию, где были прописаны доводы процессуального характера, они не могли стать достаточными основаниями для отмены обжалуемого решения суда. Я знакомлюсь с материалами дела и понимаю, что формально суд всё сделал грамотно, в соответствии с законом, и что-то сделать дополнительно невозможно. Звоню клиентке, осторожно сообщаю ей об этом, а она начинает рыдать и говорит, что для неё важен даже не результат, а важно бороться до конца, и потом, когда уйдёт острота ситуации, показать и объяснить это сыну.

Что делать… Обещаю ей, что пойду на заседание суда апелляционной инстанции. И вот у нас апелляция — приходим, я прекрасно понимаю, что шансов практически никаких. Её бывший супруг в суде явно пришёл, чтобы испытать триумф, это было очевидно. В ходе судебного заседания поддерживаю доводы апелляционной жалобы, осторожно добавляю дополнительные аргументы, суд меня выслушивает, задаёт вопросы, уточняет позицию. И — после совещания — отменяет решение суда первой инстанции, выносит новое и отказывает мужчине в иске. Честно говоря, это было неожиданно и для меня, и для стороны истца. Несмотря на то, что это было несколько лет назад, прекрасно помню свои ощущения. Тогда я сделала для себя вывод — безнадёжных дел не бывает, всегда надо бороться до конца.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
11:38