13.11.2017 | №3588

Андрей Ландёнок: “В борьбе сильнейших побеждает психология”

Автор: Ольга Бачина

День спортивного психолога отмечается в нашем городе второй год подряд. Мероприятия, приуроченные к этой дате,организует краевой институт повышения квалификации работников физической культуры и спорта. И если в прошлом году эксперты дискутировали о том, насколько востребованы спортивные психологи профильными учреждениями, то сегодня все однозначно заявляют, что такие специалисты должны быть в спортшколах. И речь теперь идёт о профессиональных качествах спортивных психологов. Об этом мы и поговорили с Андреем Ландёнком, психологом центра инновационных технологий в спорте.

— Спортивная психология — наука в нашей стране молодая. И хотя ряд вузов уже готовит специалистов в этой области, профессионального стандарта спортивного психолога нет. И когда спортивные учреждения берут в свой штат такого сотрудника, возникает множество вопросов.

— Действительно, на сегодня такой, скажем, парадокс имеет место быть. Вузы, выпускающие спортивных психологов, есть, а профессии “спортивный психолог” нет. И это серьёзная проблема, поскольку потребность в таких специалистах существует, очевидно, что спортсменам и тренерам психолог нужен. В спорте экстремальные нагрузки, довольно высокая конкуренция, сильный уровень стресса, в том числе и физический стресс для организма вообще. Но когда спортивные организации берут в свой штат психолога, возникает вопрос функционального и кадрового характера. А именно что это за специалист, чем он должен заниматься, как его проводить, на какую ставку и так далее. Сейчас мы готовим предложение о том, чтобы профстандарт спортивного психолога появился. И как выяснилось, инициатива не только наша, её продвигают ещё и на базе Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодёжи и туризма. Поэтому совместно будем добиваться того, чтобы всё-таки такая профессия появилась.

— Ваше личное видение, какими компетенциями должен обладать спортивный психолог?

— Начнём с того, что психолог по профессии всё-таки ближе к медику, чем к педагогу, потому что по своей деятельности психолог никого не воспитывает и не обучает. Задача психолога — помогать человеку справляться с какими-то трудностями, жизненными проблемами и ситуациями. Любой медик прежде всего должен быть хорошим диагностом. И у нас то же самое, диагностика — важный компонент в работе психолога. Но диагностика ради диагностики бесполезна. То есть другими словами, если вновь провести параллель с медиками, что толку, если мы постоянно говорим, что у вас низкий уровень гемоглобина. А что дальше с этим делать? И здесь выступает другой момент, психолог — это ещё и консультант. Это и групповые занятия со спортсменами, и тренинги. Ещё немаловажным является и то, что в спорте сама специфика деятельности подразумевает такой важный критерий, как успешность. И если спортивный психолог в прошлом реализовал себя как спортсмен, это очень ценно. Но я здесь немного бы для себя расширил понятие успешности. Если человек успешен вообще профессионально, то есть постоянно находится в процессе развития, то это помогает ему в жизни быть эффективным, в том числе и со спортсменами. Правила успеха стандартны. Если человек успешен в одном, он будет успешен и в другом. Вот и всё. Для меня психология спорта — это психология таких победителей, мне нравится это слово — достигаторов. Люди ставят цель и, благодаря формированию своего характера, выковыванию себя в этих сложных условиях, в том числе и стрессовых, могут потом действительно дойти до конца, до реализации этой цели. И если рядом с ними психолог, который в себя не верит, с низкой самооценкой, естественно, его никто не воспримет. Поэтому психолог в этом смысле должен быть в неком общем информационном поле со спортсменами, в частности сделаю акцент и на знании психологом специфики спорта. Без этого вообще никуда.

— Дмитрий Похабов, замдиректора по спортивной, организационно-аналитической работе и методобеспечению академии летних видов спорта, привёл довольно показательный пример участника Олимпиады в Сиднее Алексея Ковригина. В шестнадцатилетнем возрасте Ковригин впервые выступал на первенстве России. И вот ему скоро на дистанцию, личный тренер Ирина Родина зовёт Алексея разминаться, а тот отмахнулся, стоит и разговаривает с девочкой. Родина волнуется, переживает, а Ковригин смотрит на часы, приступает спокойно к разминке, выходит на дистанцию и побеждает. При этом физические данные Ковригина не совсем идеальны для плавания. После Родина сказала: “Вот если бы психологи могли на начальном этапе определять детей с такой устойчивой психикой, представляете, какие бы могли быть результаты!”. В центре инновационных технологий в спорте вы применяете методику определения спортивной предрасположенности. Позволяет ли она понять, насколько устойчивой психикой обладает тестируемый?

— Не совсем. Речь идёт пока про предрасположенность к виду спорта. Но гарантировать, что ребёнок точно станет олимпийским призёром, мы не можем. Чемпионство — это не только заслуга самого спортсмена, это заслуга и родителей, и тренера, это и хорошее медицинское сопровождение, и, конечно же, психологическая подготовка, не важно, делал ли это профессиональный психолог, тренер, или в семье кто-то умеет вовремя сказать нужные слова. В любом случае это командный результат. При определении психофизиологических качеств речь идёт о том, что человеку из возможных видов деятельности лучше бы попробовать себя в определённых видах спорта. А то, что он потом с этим будет делать, это уже вопрос как раз его и личностных качеств, работа над собой, то, каким будет складываться характер. Большое значение имеет и семья.

На одном желании чемпионом не станешь. Даже когда по психофизиологическим качествам ребёнок подходит под конкретный вид спорта, дальше уже начинает работать личность и характер, который формируется в том числе и благодаря семье.:

— Встречаются ли среди тестируемых те, чьи результаты говорят о том, что в принципе спорт это не для них, лучше попробовать себя в музыке или в рисовании?

— Действительно, есть такие характеристики, при которых мы говорим тестируемому, что в спортивной деятельности как профессиональной ему будет трудно себя реализовать. Поясню на примере. Приходит парень, который хочет заниматься единоборствами. В них скорость реакции должна быть высокой, а выясняется, что этот показатель у него очень медленный. О каком профессиональном спорте тогда можно говорить? На одном желании чемпионом не станешь. Даже когда по психофизиологическим качествам ребёнок подходит под конкретный вид спорта, дальше уже начинает работать личность и характер, который формируется в том числе и благодаря семье.

Чтобы чего-то достичь, нужно много над собой работать. Как говорят тренеры и спортсмены, профессиональный спорт начинается после уровня мастера спорта. Это совершенно справедливо, на мой взгляд, потому что там начинается серьёзная конкуренция и большие нагрузки. Спортсмен оказывается в группе, где физически, технически и тактически все подготовлены примерно одинаково. И только в уровне психологической подготовки есть разница. Есть даже такая фраза: “В борьбе сильнейших побеждает психология”. Возьмём, к примеру, турниры по бильярду, снукер. Вот где выдержка должна быть просто колоссальной, тут, что называется, у кого первого дрогнет. Здесь психология сказывается прекрасно, один где-то поторопился, допустил ошибку, а противник с одного кия взял партию.

— Психология спортсмена — это, по сути, контролируемая агрессия. Как психологу к такой агрессии подобрать ключик, выстроить доверительные отношения?

— Всё зависит от личностных качеств самого специалиста. Насколько он умеет расположить, заинтересовать, войти в этот контакт. И делать это нужно не по принуждению. Мне лично близка стратегия, когда психолог постепенно вводится в работу с командой, не важно, это игровой вид спорта или вообще команда спортсменов. Когда психолог для начала приходит и наблюдает за тренировками. Затем он постепенно знакомится с ребятами, но при этом ни к кому не лезет, не напрашивается. Он сначала находится на периферии. Очень важно, чтобы контакт завязывался с постепенного знакомства, чтобы психолог мог рассказать о себе, чтобы спортсмены могли задать ему какие-то интересующие вопросы, присмотреться, оценить. Повторюсь, что спортивное прошлое будет только бонусом. Особенно если психолог занимался именно этим видом спорта, он может сам что-то повторить, показать и сделать это классно. Понятно, что ребята сразу скажут: “Вау! Здорово!”. Это быстрее расположит спортсменов к психологу, а он, в свою очередь, сможет лучше их понимать. Но опять же, выстраивание этих отношений — именно профессиональная черта. Приведу пример. Есть успешные спортсмены, которые затем становятся выдающимися тренерами. А есть известные спортсмены, которые никак не смогли проявить себя в наставнической деятельности. Просто кому-то это дано, а кому-то нет. И это нормально.

— Есть ещё категория спортивных психологов, о которых хотелось бы поговорить отдельно. Это специалисты, работающие в сфере адаптивного спорта, куда приходят люди с ограниченными возможностями здоровья, люди, которые реально преодолевают себя.

— Это работа очень благодарная, потому что дорогого стоит, когда человек с ограниченными возможностями, несмотря на все трудности, находит в себе силы, преодолевая себя, добивается высоких результатов. То, что делают эти люди, порой недоступно даже тем, у кого никаких проблем со здоровьем нет. Так что работа психолога в адаптивном спорте — труд хоть и тяжёлый, но благодарный.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
12:02

вчера 20:07

17 ноября