25.09.2017 | №3567

Экстрим — дело семейное

Автор: Александр НИКОЛАЕВ
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Бокс, кикбоскинг для Фёдора и Антона Бессарабов сначала стали спортивным занятием, а затем и работой. Так что теперь отца и сына объединяет ещё и профессия: оба они тренеры- преподаватели детско- юношеской спортивной школы по видам единоборств.

— Трудно поверить, что ваша фамилия имеет сибирское происхождение, откуда ваши семейные корни?

Фёдор:

— В нашей родословной намешано столько, что начала, точки отсчёта найти сложно. Вполне можно, наверное, и научное изыскание составить, хотя бы по истории последних наших семейных поколений. Мой отец родом с Закарпатья, а мама мордовка. Одним словом, наша семья — это типичный образец времён Советского Союза.

— А как оказались в итоге в Сибири, в Красноярске?

Фёдор:

— Мы с женой жили в Казахстане, в городе Ленинске. Её отец был военным лётчиком, служил на Байконуре, а затем его перевели в Красноярск. Вот и мы в 1992 году, в перестроечную, очень нелёгкую пору, решили тоже перебраться к родителям супруги, с тех пор и стали сибиряками.

— С чего для вас началось знакомство со спортом, с единоборствами?

Фёдор:

— Боксом я начал заниматься ещё в 1975 году, учась в Ленинграде. Потом, после службы в армии, вернулся в Казахстан, там у меня жила мама. География, как видите, тоже оттуда — из Советского Союза. Занятия боксом не оставил и после армейской службы. А затем появился и кикбоксинг — бойцовское единоборство, которое только добавляло адреналина.

— Антон, а для тебя пример отца стал решающим — только бокс?

Антон:

— Нет, боксёрский выбор мною был сделан не сразу, несколько позже.

Фёдор:

— Сначала, если честно, он увлёкся футболом, и достаточно серьёзно, занимался несколько лет. Но потом остыл. Я предлагал ему попробовать себя в баскетболе, борьбе. Признаюсь, специально не тянул сына в бокс: убеждён, что каждый должен делать свой выбор сам, основываясь не на подсказках, пусть даже и родительских, а на собственном влечении. Тогда и результат будет

— Но, судя по всему, парень всё же был обречён стать боксёром?

Фёдор:

— Получается, что так. (Улыбается.) Отцовский пример всё-таки сыграл свою роль, и Антон примерил боксёрские перчатки, а затем попробовал себя и в кикбоксинге. Не скрою, мог бы далеко пойти, стал мастером спорта. Но остановился, предпочёл спортивной карьере учёбу.

Антон:

— Окончив школу, я выбрал педагогический. Поступил, естественно, на факультет физической культуры и спорта. После получения диплома отслужил в армии. Ну а затем решил заняться тренерской деятельностью, начал работать вместе с отцом. Я помогал ему ещё и до армии, было очень интересно. У него многому можно научиться — тренерского опыта отцу не занимать, он вырастил, воспитал многих ребят, мастеров, международников. Тренерский стаж у него вполне солидный — с 1993 года.

— Антон, ты успел попробовать себя и в футболе, других видах спорта. Скажи, а чем всё-таки так притягательны оказались для тебя бокс, кикбоксинг?

Антон:

— Это такая своеобразная мужская игра, которая, если ты научишься, будет продолжать нравиться тебе всегда, всю жизнь. Добавлю, что эта игра не только для мужчин, ведь ею увлечены и многие девчонки. Уверен, что боксировать для них тоже означает больше, чем вполне понятное желание чувствовать себя уверенной, защищённой в жизни, или просто сгонять лишний вес, потея в ринге.

Фёдор:

— Эти единоборства делают человека во многом другим, непохожим на остальных. Например, когда такой человек ведёт машину, реакция у него срабатывает совсем по-иному, чем у обычного водителя. Ведь у него даже кругозор совершенно другой, боксёрский — он охватывает, видит не только то, что непосредственно перед ним, но и привычно включает своё боковое зрение, натренированное в ринге, держит под контролем абсолютно всё, что его окружает.

— По-вашему, автоинспекторы таких водителей должны только приветствовать?

Фёдор:

— Ну, отдавать им честь, беря под козырёк, не следует. (Улыбается.) Но положительно выделять таких среди других автовладельцев совсем нелишне — эти на дороге не подведут и не накосячат.

— Антон сказал, что Вы воспитали немало мастеров, даже международников.

Фёдор:

— Мой первый мастер спорта международного класса, призёр мирового чемпионата Олег Фарафонов. Ну а второй, Ян Петрович, сейчас готовится к выступлению на мировом чемпионате, 22 октября начинаются сборы. Ян финалист Европы, победитель Кубка мира, призёр чемпионата мира.

— Это не последние взращённые Вами мастера, настроены вывести в чемпионы ещё кого-то?

Фёдор:

— Строить прогнозы в спорте дело неблагодарное. Жизнь покажет, на что окажутся способны мои ученики. Хотя желание воспитать победителя-чемпиона, конечно, есть у каждого тренера. Правда, для этого нужно много работать, забывая при этом, что ты уже воспитал кого-то.

— Вы оба не понаслышке знаете, что значит быть действующим спортсменом и наставником. Что проще?

Антон:

— Здесь двух мнений быть не может: спортсменом, без всякого сомнения, быть легче.

Фёдор:

— Ты вышел в ринг, отбоксировал, и для тебя всё позади. Спортсмен сжигает себя всего несколько минут — настраиваясь на предстоящий поединок, и непосредственно во время боя. Не считая, конечно, его трудолюбия, упорства на тренировках. А переживания тренера, они постоянны — за каждый удар. И причём эти переживания он испытывает не за одного, а абсолютно за каждого из своих учеников. Во время поединков у тренера добавляется немало седых волос.

Антон:

— Став тренером в 2011 году, я в этом тоже уже успел убедиться, седые волосы уже успели появиться.

— Антон, а своих учеников, сумевших добиться успехов, уже тоже имеешь?

Антон:

— Персонально выращенных, наверное, нет: успехов добиваются те из ребят, кого мы тренируем вместе с отцом.

Фёдор:

— Сын лукавит, скромничает. У него уже есть персонально подготовленный парень, ставший призёром на России. Есть и девушка, пришедшая к нему перворазрядницей, а теперь, благодаря Антону, ну и, может быть, в чём-то и мне, успешно выступившая на чемпионате России, заслужившая звание мастера спорта.

— Жизнь тренеров, спортсменов расписана от соревнования к соревнованию. Какие старты станут для вас ближайшими?

Антон:

— Это Кубок Сибири. Он пройдёт у нас в Красноярске в Доме спорта имени Михаила Дворкина уже совсем вскоре, 4 октября. На этот кубковый турнир соберутся спортсмены со всей Сибири, своё участие подтвердил Питер, другие города европейской России. Соревнования будут очень представительными.

— Чего ждёте от выступлений своих воспитанников на этом кубковом турнире?

Фёдор:

— Наши ребята, конечно же, тоже будут представлены, и есть вполне обоснованные надежды, что их выступления окажутся успешными.

— Скажите: спортивная жизнь для вас замыкается исключительно на выбранных вами единоборствах, или есть что-то ещё, к чему вы остаётесь неравнодушны?

Фёдор:

— Я всегда любил спорт, во всех его проявлениях, и всегда был завзятым болельщиком. Волейбол, баскетбол, хоккей — трудно перечислить всё, что меня зажигало. Очень любил футбол, в молодости старался не упустить возможности побывать на стадионе, оценить игру собственными глазами, страстно болел за киевское “Динамо”. Теперь, правда, несколько поостыл к футболу — он, увы, стал совсем не таким, каким был раньше. Оценивать игру футболистов, у которых сегодня в одном глазу доллар, а в другом евро, не интересно, это уже мало похоже на настоящий спорт, зрелище. Хотя успехам нашего “Енисея”, как болельщик, радуюсь по-прежнему от всей души, ещё по-советски. (Улыбается.) А вот что касается других спортивных увлечений сына, они вообще налицо. Как ни печально. Обратите внимание: Антон до сих пор носит на своей правой ноге врачебный предохраняющий бандаж — последствия его февральского приобщения к горнолыжному спорту. Что поделать: адреналин, желание попробовать себя в чём-то экстремальном — это у нас, Бессарабов, похоже, в крови.

Антон:

— Да, с горными лыжами проба у меня получилась неважной. Но, поверьте, желания стать в этом деле человеком с опытом, не пропало. Восстановлюсь — наверстаю.

Фёдор:

— Лично я верю. Он меня в этом убедил после своего парашютного прыжка. Я бы, если честно, на такое не рискнул: самолёт, рюкзак за плечами, шаг в пустоту…

— Антон, а что стало причиной отважиться попробовать себя и в этом?

Антон:

— Отец, наверное, прав: в первую очередь фамилия. Очень хотелось проверить себя в абсолютно незнакомом экстремальном испытании. Сумею ли? Не скрою, это оказалось тоже из области настоящих мужских игр. Причём тех, с которыми я раньше вообще не был знаком. Конечно, не обошлось без первичного мандража, который, как уверяют, испытывает каждый. Но я сумел доказать сам себе, что способен стать и таким игроком.

— Вопрос финальный: на ваш взгляд, каким должно быть главное качество, присущее тренеру?

Фёдор:

— А мы уже давно пришли с сыном к общему выводу. Тренер в первую очередь обязан быть человеком порядочным. Во всём. В своём отношении к семье, близким, своим друзьям. Поверьте, если в наставнике есть такое качество, эту порядочность по достоинству оценят и его ученики, ведь для тренера они и есть семья, близкие и друзья. Они это не только оценят, но и постараются обязательно оправдать своими успехами.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Бокс

Другие материалы по теме

вчера 21:53