11.12.2017 | №3601

Начын Куулар: “Своё имя нужно оправдывать”

Автор: Александр НИКОЛАЕВ
Фото: Сергей Черных

Только в нынешнем году Начыну Куулару, представляющему академию борьбы имени Дмитрия Миндиашвили, уже дважды довелось подниматься на вершину мирового спортивного пьедестала. Начын сумел стать победителем на чемпионате мира среди военнослужащих, а вскоре вернулся в Красноярск из Польши, где завоевал золотую медаль на первенстве мира по вольной борьбе среди спортсменов до 23 лет. Мы решили, что чемпион обязательно должен стать гостем “СТАДИОНА”.

— Начын, на первенстве мира тебе пришлось провести пять схваток. Не сомневаюсь, что памятной осталась каждая, а какая из них всё же стала для тебя наиболее серьёзной, кто из соперников запомнился особо?

— Все поединки в принципе оказались достаточно непростыми, тяжёлыми, как в тактическом плане, так и в психологическом. Были схватки, к которым я изначально настраивался по-другому, но непосредственно на ковре всё пошло чуть-чуть не так, как планировалось, и пришлось перенастраиваться, собираться, что-то менять уже в ходе самого поединка. А самой тяжёлой, наверное, оказалась всё-таки даже не финальная, а стартовая, самая первая схватка. Я чуть-чуть недоразмялся перед выходом на ковёр, и это едва не подвело.

— Лёгкая синева под твоим подглазьем — это как раз результат той самой недоразминки?

— Нет, это мне монгольский борец “удружил”. (Улыбается.) Что поделаешь, борьба спорт очень мужской, предельно контактный, и от таких украшений никто не застрахован. А в той самой первой схватке я боролся с молдаванином. Мне всё-таки удалось собраться и завершить поединок, не очень-то поначалу складывавшийся в мою пользу, с уверенным превосходством. Вторую схватку провёл с американцем — кстати, моим прежним обидчиком: мы уже, было дело, встречались с ним на ковре, я ему до этого проигрывал, но на нынешнем мировом первенстве удалось вернуть долг сполна. А вот как раз в третьем поединке мне и достался монгол, с которым мы так здорово поконтактировали. (Улыбается.) В полуфинале боролся с белорусом, а в финале вышел против борца из Индии.

— Чем закончился этот финальный поединок, нам теперь уже известно. Скажи, а какие чувства ты испытал, когда рефери поднял вверх именно твою руку?

— Если честно, и сам поначалу не понял, что я сотворил. Не сразу поверил, что у меня всё получилось: я не только дошёл до финала, но и уверенно выиграл и в этой схватке.

Но, честное слово, после этого никакого ликования, а уж тем более успокоения, не появилось. Просто понял: очередная ступень, к которой упорно шёл, на преодоление которой настраивался, я переступил. И теперь впереди ступень следующая, и я к ней реально приблизился.

Если честно, раньше я был парнем достаточно ленивым, но со временем осознал: без труда, пота добиться серьёзного успеха невозможно.

— А что это за следующая ступень?

— Самая высокая — Олимпийские игры.

— И победа на них?

— Конечно. Только победа.

— Скажи, а как переводится, что означает твоё имя?

— Этим я и сам интересовался с самых юных лет. Расспрашивал всех знакомых, взрослых — маму, обоих своих дедушек. Начын по-тувински, как мне пояснили, значит “сокол”. А ещё мне сказали, что начынами тувинцы также называют людей искусных.

— Тех, у которых всё получается?

— Наверное, можно сказать и так.

— Тебя окрыляет собственное имя?

— Конечно! Оно мне очень нравится. Каждый должен стремиться к тому, чтобы оправдать своё имя, стараюсь следовать этому и я.

— По-моему, на борцовском ковре у тебя это получается просто показательно. Просматривал видеозаписи твоих поединков, и, должен признать, во время схваток твой поразительно стремительный уход в ноги соперника действительно сравним с соколиным пикированием. Начын, а как для тебя всё началось? Почему выбрал именно борьбу, ведь это мог быть и футбол, и хоккей, лыжи и много чего ещё?

— Это правда, всё, наверное, могло пойти по-другому. Я, например, действительно очень люблю играть в футбол, в детстве был сильно им увлечён. Но случилось то, что случилось. Кстати, в борьбу меня привела мама. Я вырос без отца, и она очень хотела, чтобы из меня получился настоящий спортсмен — человек, умеющий за себя постоять, уверенный в своих силах.

— Мама у тебя тоже спортсменка?

— Да, она серьёзно занималась биатлоном, много играла в волейбол. Но, видимо, именно этот её командный спортивный опыт и стал решающим при выборе вида спорта для меня, сына. Убеждала, советовала: “Выбирай для себя персональный вид спорта, в котором ты мог бы рассчитывать только на самого себя”. Поэтому и остановились на вольной борьбе, в которую привела меня именно она.

Мама, теперь уже и с моей помощью, с юных лет приобщила к спорту и мою младшую сестрёнку. Ей сейчас восемь лет, второклассница, занимается спортивной гимнастикой, и довольно успешно.

— Встречаться с мамой, сестрёнкой, бывать дома выпадает часто?

— К сожалению, видеться с родными, бывать дома приходится редко. Домом для меня успел стать Красноярск, в котором я уже четвёртый год. Домом стала и академия борьбы. А Красноярск я действительно по-настоящему полюбил. Я бывал во многих больших городах и успел сделать сравнение: в Красноярске более уютно, здесь мне спокойнее и роднее.

— Каков график твоих тренировок?

— Если честно, раньше я был парнем достаточно ленивым. (Улыбается.) Особо не усердствовал, не нагружал себя чрезмерно. За что мне, не скрою, часто доставалось от тренеров. Но со временем начал осознавать: без труда и пота добиться серьёзного успеха невозможно. Теперь я тренируюсь стабильно, не жалея о часах, проведённых в спортзале, на ковре. В академии борьбы тренируюсь дважды в день и с полной отдачей.

— Твоя весовая категория?

— Сейчас “65 килограммов” — олимпийский вес. В эту олимпийскую категорию перешёл в общем-то недавно, в мае нынешнего года начал в ней выступать, а до этого боролся в категории “61 килограмм”.

— Сложно было сделать такой переход, удерживаться в рамках нового для тебя веса?

— Чуть-чуть. (Улыбается.) Физически, конечно, проблема есть, но она решаема, просто надо следить за собой, постоянно держать себя в форме.

— В карьере спортсмена не редкость и другие, более суровые проблемы — травмы. Знаю, что и тебе довелось с этим столкнуться.

— Да, пришлось. Очень обидная травма, из-за которой я оказался за бортом на очень долгий срок. На лечение ушло полтора года. Самое обидное в том, что виноват в травме я сам. Переусердствовал, занимаясь с железом, со штангой, и в результате заработал смещение дисков. Одним словом, реальная угроза, первая стадия грыжи, а с такой травмой с борцовским ковром можно было распрощаться. Благодарен академии борьбы, оказавшей поддержку, помощь в лечении, моём восстановлении, в моих поездках и перелётах. В меня все верили, и я был просто обязан оправдать такое доверие.


— Признаюсь, был удивлён словам наставника академии борьбы Сергея Хачикяна, который сказал, что его нельзя назвать твоим тренером, скорее просто консультантом. А ты сам как относишься к этой тренерской самооценке?

— Можно сказать, что с молочными зубами мне, как борцу, помог расстаться как раз Сергей Григорьевич Хачикян. Он помогал мне исправлять все мои ошибки на ковре, и именно благодаря таким советам у меня и начало что-то получаться. Так что Сергея Григорьевича, каким бы скромным он ни был, я считаю и всегда буду считать своим настоящим тренером. Как и своего персонального тренера на ковре и самого близкого советчика по жизни, помогающего решать все мои бытовые проблемы. Добавлю, что в академии борьбы есть ещё много тренеров, которые всегда рады мне в чём-то помочь, показать и подсказать. Допустим, Виктор Петрович Алексеев относится ко мне как к собственному сыну. Академия борьбы — это действительно академия: спорта, жизни, взаимоотношений. В её стенах много борцов самых разных национальностей, много авторитетных опытных наставников, и все мы — как одна семья. За четыре года, что я в академии, не помню ни одного негативного момента в отношениях, ни одного инцидента.

— На устроенном в академии борьбы торжественном чествовании по случаю твоей победы на мировом борцовском первенстве за общим столом ты оказался по соседству с олимпийским чемпионом Шумаковым. Это получилось случайно или намеренно?

— Я не выбирал место специально, чтобы очутиться на соседнем стуле с Алексеем Васильевичем. (Улыбается.) Но, если честно, порадовался: в очередной раз оказаться рядом с борцом — легендой Олимпиады в Монреале, пожать ему руку для меня было очень приятно. Алексея Васильевича я знаю, можно сказать, уже давно, с тех самых пор, как приехал в Красноярск. Впервые увидел его тоже на чествовании, правда поздравляли в тот раз не меня. (Улыбается.) Нам, молодым борцам, Алексей Васильевич тогда и рассказал историю своей борцовской жизни: откуда он родом, как пришёл в борьбу, начал тренироваться, как побеждал вместе со своими земляками-борцами на самых ответственных выступлениях. Такой рассказ не мог не запомниться: история, рассказанная о самом себе олимпийским чемпионом, достойный пример для тех, кто идёт по его стопам.

— Ты признался, что самая главная твоя мечта — Олимпийские игры.

— Да. Для любого спортсмена это самая высокая цель, и в этом я абсолютно ничем не отличаюсь от остальных атлетов.

— Начын, надо полагать, если ты стал участником-победителем чемпионата мира среди военнослужащих, стало быть, ты и сам военнослужащий?

— Да, это так. Вот уже полтора года я служу в горной мотострелковой бригаде в спортивной роте.

— А как обстоят дела с личной жизнью у Начына-Сокола?

— Вы имеете в виду, женат ли я? (Улыбается.) Мне 22 года, думаю, что всё ещё впереди. Девушка у меня есть, конечно, вполне серьёзно подумываем о создании семьи. Но, увы, не получается — в мой спортивный режим, мои планы семья пока как-то не вписывается.

— И насколько продолжительным рискует оказаться это “пока”?

— Пока буду продолжать бороться. А это, судя по всему, продлится, как минимум, до 2024 года: впереди два борцовских олимпийских цикла, и пропускать эти Олимпийские игры мне совсем не хочется.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
07:47

вчера 18:41