26.05.2014 | №2977

Виктор Свидерский: «Помню каждого своего воспитанника»

Автор: Александр НИКОЛАЕВ

- Шахматами я увлёкся, когда мне было лет двенадцать, - вспоминает старейший шахматист Красноярска Виктор Фёдорович СВИДЕРСКИЙ. - Не заразиться этой игрой в те, тридцатые, годы было сложно: шахматисты тогда играли повсюду - в центральном парке, в городских скверах, на скамейках да лавочках во дворах. Причём это не только взрослые, но и молодёжь. Я поначалу только наблюдал за игравшими. Мои мальчишеские познания в этой науке тогда были ещё очень скромными.

 

Спасибо Ласкеру

- Как-то, учась уже, наверное, классе в пятом, шагал домой после уроков по проспекту Сталина и завернул в книжный магазин, а там - учебник шахматной игры Эмануила Ласкера, второго шахматного чемпиона мира! Правда, стоила книжка дорого, 3 рубля 70 копеек, по тем временам деньги были очень немалые. Пришлось просить у матери. «На что? На шахматный учебник? А сумеешь сам-то его постичь?» - задалась тогда она вопросом, но необходимую сумму выделила.

Кстати, учебник этот до сих пор живой, вот он, на столе, - 1937 год издания. Я его после заново переплёл, уж больно поистрепал, изучая. Спустя годы посчастливилось приобрести и новое издание. Но это, первое, особенно ценное для меня, ведь благодаря ему я по-настоящему и научился играть в шахматы. По книге это вполне возможно. В послесловии к ней было написано: наберёте игровую практику в 200 часов - будете играть в шахматы на уровне первого разряда. Меня этот совет очень воодушевил, и учебник Ласкера я штудировал основательно. Освоил, научился разыгрывать дебюты, овладел разными тонкостями. И если прежде игроком был откровенно слабеньким, то затем, поднаторев, начал использовать приёмы и правила развития игры куда более серьёзно, всё чаще обижая сверстников.

 

Дед Мороз Заливин

Начал ходить на взрослые соревнования. Естественно, не как участник, а как зритель-наблюдатель. Это были удивительные состязания. Шахматных часов тогда ведь ещё вообще не существовало, и ходы выполнялись по команде судей: «Белые!», «Чёрные!». Чересчур призадумался, потерял время, всё - баранка.

Там-то меня, завсегдатая, и приметил один из членов жюри, Заливин - работник крайспорткомитета, курировавший шахматы. «В каком классе учишься?» - спрашивает. «Уже в седьмом», - говорю. «А многие ребята у вас шахматами увлекаются? Поговори в школе, согласится ли руководство провести сеанс шахматной игры». Я переговорил с физруком, тот - с директором, в общем, решили они не просто устроить такой сеанс, но даже оплатить его, ведь участниками могли стать и учителя, а среди них шахматистов тоже хватало.

Помню, как пришёл к нам в школу Заливин: как Дед Мороз - с мешком через плечо, а в нём не подарки, конечно, а картонные шахматные доски и фигуры россыпью. Расставили мы столы, расселись и начали играть. Он, конечно, всех уделал. Хоть и был по спортивной профессии шашистом, но в шахматы играл тоже блестяще. Так Заливин и стал моим шахматным наставником-практиком. Я начал планомерно заниматься, принимать участие в соревнованиях, стал обладателем второй категории по шахматам - это как нынешний первый разряд. А тут - война…

 

Не до шахмат

Из моих одноклассников Победу встретили только четверо. Один из них вернулся домой ослепшим, другой тяжело израненным…

В сентябре 1941-го мы должны были сесть за парты, стать десятиклассниками. Но многие из нас, ещё не достигнув призывного возраста, ринулись осаждать военкоматы. Чьи-то просьбы были учтены. Я, например, отправился поступать в военно-морское училище во Владивосток. Не приняли - забраковали по здоровью… Вернулся, а в нашей школе к тому времени уже разместился госпиталь, и учиться нам пришлось по разным школам, которые ещё не были заняты под военные нужды.

В Красноярск тогда из Москвы эвакуировалась железнодорожная школа военных техников, объявившая о дополнительном комплектовании своих курсов. Так, не закончив десятый класс, я стал учиться на паровозном отделении на машиниста. Мобилизовали меня в 1942-м, после окончания второго курса. Служить определили в войска МВД, направив в Новосибирск. Охраняли оборонные заводы, военные объекты, электростанции. Нагрузки были просто изнуряющие, постоянно на посту: четыре часа летом, два зимой. Сменился, отдохнул пару часов, и снова в караул, и так круглосуточно - график был очень жёсткий.

Подрастая, набираясь игрового опыта, мои ребята добивались всё новых и новых успехов, побед и званий.

Военные годы, конечно, почти напрочь вычеркнули из жизни шахматы. Я умудрялся хранить в кармане гимнастёрки небольшую, блокнотного формата книжечку «Учебник шахматной стратегии и тактики». Но однажды сплоховал с этой книжицей. Оставил её как-то в казарменной тумбочке, а тут старшина с проверкой. Повертел мой учебник в руках: «Это ещё что за литература? Шахматы?! Не до них сегодня, боец, война идёт!», - с тем и выбросил мою книжку.

 

Казус на лыжне

О спорте в дивизии вспомнили, когда на фронте наступил перелом и наши войска начали наступать. Вспомнили, естественно, не о шахматах - решили устроить соревнования лыжников.

«Кто умеет бегать на лыжах?» Я признался, что могу. «А в какой обуви выступал?». «В валенках». То, что я действительно выступал, не врал: перед войной, в 1936 году, я взял по городу призовое место среди мальчиков - грамота моя сейчас хранится в краевом музее спортивной истории, я туда её передал.

В общем, устроили для нас, собранных лыжников, курсы. Выдали лыжные ботинки с креплениями, даже пошили жёлто-красные байковые костюмы - на лыжне мы выглядели как цыплята. (Улыбается). Питание - двойная порция картошки и всё, а гоняли, тренируя, так, что многие пожалели, что признались в своих лыжных познаниях. Выступать нам предстояло в лыжном беге патрулей, это что-то вроде нынешнего биатлона, но не только с оружием, а на отдельных этапах и в противогазе. Стрельба по ростовым мишеням, ползание, метание гранат в окоп… Дивизионный физрук, правда, подбадривал, уверяя, что командир пообещал: если возьмёте первое место в дивизии, получите десятидневный отпуск, сможете дома побывать.

В ботинках я никогда на лыжню не выходил, да и сами лыжи были мне явно не по росту, коротковаты, и, конечно, никакой смазки. Но, как говорят, плохому танцору многое мешает - убедился в этом сам…

Эстафета четыре по 10 километров. Я на втором этапе. Ребята настраивают: «Витя, не отставай от лидера, очень важно, чтобы ты пришёл как минимум вторым, тогда....» А у меня, как назло, поясные тесёмки, извините, на кальсонах перед самым стартом развязались. Чувствую, сползает моё исподнее между ног, а приводить его в порядок времени нет ни секунды - уже на этап надо отравляться. Так и бежал всю десятку. (Улыбается). Но вторым всё равно пришёл! А в общем итоге мы по дивизии всё-таки стали первыми.

 

Шахматный педагог

После войны решил поступать в библиотечный вуз - подал документы на заочное отделение в Московский институт имени Молотова. Поступив, пошёл работать в техническую библиотеку Красноярской железной дороги. Зарплата у библиотечного работника, сами понимаете, была небольшая. И я начал параллельно работать тренером по шахматам в краевом Дворце культуры пионеров и школьников.

На первый свой шахматный выезд мы отправились в Омск, на первенство Сибири. Команда Дворца пионеров на этих соревнованиях заняла первое место. Вышли в финал России, он проводился в Туле, там заняли четвёртое место. Со своими шахматистами я объездил фактически всю страну: все крупные города Сибири и большинство областных центров России. Подрастая, набираясь игрового опыта, мои ребята добивались всё новых и новых успехов, побед и спортивных званий. Галя Тарасова стала первой чемпионкой Союза среди девушек, Юра Шилов - чемпионом, первым мастером в Восточной Сибири.

С Лёвой Псахисом познакомился, можно сказать, случайно. Однажды на взрослых соревнованиях обратил внимание на мальчишку, который внимательно следил за игрой - как и я в своё время. Полненький такой, серьёзный парнишечка. «Шахматист?» - «Да». «А какой у тебя разряд?» - «Третий». Пригласил его во Дворец пионеров, и он стал у меня заниматься. Выполнил кандидата в мастера, потом стал мастером, дважды чемпионом страны.

Я не являюсь первым наставником для гроссмейстера Лены Ахмыловской, начинала она не у меня, но потом тоже стала ходить на мои занятия. Они с Лёвой были почти одногодки: Псахис с 58-го года, Лена - с 57-го. Играла она очень вдумчиво, серьёзно. И такая серьёзность вознаграждалась: Лена в итоге успешно прошла турнир, на котором завоевала право играть в матче на звание чемпиона мира! Дошла в нём до финала и лишь там уступила Чебурданидзе.

С Псахисом и Ахмыловской я ездил на многие соревнования - в Омск, Свердловск, Барнаул. В Свердловске, помню, был случай: мы приехали глубокой ночью, пришлось коротать её на улице - никакой транспорт, который бы доставил нас до места, уже не ходил. Дождались первого трамвая - и отправились по нужному адресу. Выходим на остановке, оглядываю свою компанию, а Псахиса-то нет! Честно говоря, перепугал он меня тогда здорово. Хорошо, что вагоновожатая поутру не особо торопилась: смотрю, вываливается наш Лёва из притормозившего вагона - заспанный, приморило его в салоне. А что: школьник ведь ещё был, в седьмом или восьмом классе он, наверное, тогда учился. А однажды с Ахмыловской и Псахисом, входившими в состав шахматной сборной края, мы отправились в Омск. Разместили ребят в комнатах какого-то интерната. Прихожу утром перед соревнованиями за ними, а там картинка: перворазрядницу Ахмыловскую ребята заперли в рундуке с одеждой, и выставили ей ультиматум: «Пока ты нам мороженое не купишь, не выпустим!». Дети, да и только…

Два года назад, в ноябре 2012-го, когда узнал о смерти Лены, было очень больно. Для меня она, конечно же, всегда была и останется хрупкой девочкой. Даже не верится, что эта талантливая девушка, великолепная шахматистка, навсегда ушла от нас.

До сих пор храню общую тетрадь, в которой у меня занесены фамилии всех моих воспитанников за двадцать лет моего шахматного преподавания во Дворце пионеров. Открываю её, и перед глазами они, мои ребята. Каждого из них поныне помню поимённо.

ДОСЬЕ

СВИДЕРСКИЙ Виктор Фёдорович,

родился 11 июня 1924 года в селе Сухобузимо.

Известный красноярский шахматный наставник.

Председатель краевой шахматной федерации с 1952-го по 1978 год.

Более 20 лет руководил шахматным кружком краевого Дворца пионеров и школьников.

Чемпион Красноярской железной дороги (1962), чемпион шахматного турнира среди ветеранов - участников Великой Отечественной войны (2007).

Воспитал первого в Красноярском крае шахматного мастера Юрия Шилова, международного гроссмейстера Льва Псахиса.

Международный арбитр, дважды почётный член ДСО «Локомотив», за заслуги в развитии шахмат награждён памятной медалью ФИДЕ. 

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Виктор Свидерский, Шахматы

Другие материалы по теме

вчера 23:00

27 августа

26 августа

Выбираем детское автокресло

Читайте 30.08.2016 в газете "Городские новости"

Поздравляем именинников!

23 августа — Василий ШАЛАМОВ, нападающий хоккейного клуба “Сокол”.

24 августа — Елена ТУПИКИНА, игрок женской команды футбольного клуба “Енисей”.

25 августа — Анатолий МАНУЙЛОВ, мастер спорта по вольной борьбе; Виталий КОСОЛАПОВ, ветеран труда и спорта, активный пропагандист физкультурного движения, член городского лыжного клуба “Краснояры”.

26 августа — Ольга ПОЛОМОШНОВА, мастер спорта по лёгкой атлетике.

28 августа — Валерий УСАКОВ, доктор педагогических наук, спортивный учёный, заслуженный работник физической культуры и спорта Красноярского края, почётный работник высшего профессионального образования России, отличник физической культуры и спорта РФ, автор более четырёхсот научных трудов, серии книг о красноярском спорте; Антон САВЛУК, мастер спорта по хоккею с мячом, в прошлом игрок хоккейного клуба “Енисей”, в настоящее время администратор команды.