04.09.2017 | №3558

Владимир Иваницкий: “Тренер — это сродни учителю и врачу”

Автор: Александр НИКОЛАЕВ
Фото: Дмитрий ШАБАЛИН

Наш сегодняшний собеседник — Владимир Иваницкий, доцент кафедры физической культуры СФУ, курирующий специализацию “Плавание”, руководитель курса спортивного совершенствования, а также клуба подводного спорта “Дианема”, тренер-преподаватель отделения водных видов спорта СДЮСШОР “Спутник”. Добавим, что Владимир Владимирович тренер высшей категории, подготовивший более полутора десятков мастеров спорта по подводному плаванию, в числе его воспитанников немало мастеров-международников, победителей, призёров и рекордсменов страны, Европы и мира.

— Владимир Владимирович, а с чего для Вас всё началось?

— Наверное, с детства, со школьных лет. Я красноярец, вырос на правобережье. Учился в школе № 48, известной своими учениками, ставшими знаменитыми хоккеистами. Это действительно уникальные парни, недаром тот чемпионский “Енисей” называли командой с одной улицы — ребята росли по соседству, многие из них вместе и учились. Я, например, учился вместе с Сергеем Корешниковым, в параллельном классе — Сергей Ломанов, а в классе на год младше — Виктор Шакалин, неоднократно признававшийся лучшим в мире защитником по хоккею с мячом. В общем, школа наша была очень спортивной.

— Вероятно, именно это и стало причиной спортивного жизненного выбора?

— Я бы не стал этого утверждать. Лично я спортивными успехами не блистал. Правда, со спортом дружил с юных лет, и уроки физкультуры для нас были одними из самых любимых. В наших дворах в ту пору процветала такая замечательная, подвижная и развивающая игра как лапта. Естественно, гоняли и уличный футбольный мяч, а зимой все поголовно становились хоккеистами. Детство у нас в спортивном плане было очень живое. Но всё это больше оставалось для меня лишь увлечением, нацеленно в какой-то спортивной секции в младших классах я не занимался. Впрочем до поры до времени. Классе в седьмом мой друг предложил пойти в подводное плавание: “Там в аквалангах можно плавать!”. В ту пору это было что-то грандиозное и романтичное. Предложение меня очень зацепило. Так и оказался я в бассейне “Строитель”. Первым моим тренером стал Николай Шагурин, тоже, кстати, сын известного красноярца, журналиста и писателя-фантаста Николая Яковлевича Шагурина.

— Романтика, увы, вещь легко проходящая, стоит лишь столкнуться с трудностями. Не улетучилась ли она после реального знакомства с аквалангом, подводным спортом?

— В этот вид спорта, познакомившись с ним ближе, я просто влюбился. А что касается романтики, она никуда не пропала. Разве не романтично было отправиться с аквалангами на летние сборы на Чёрное море: вблизи увидеть не дно бассейна, а дно морское, его обитателей. Правда, нам больше нравились поездки к Японскому морю — фауна там гораздо богаче, разнообразнее и красочнее. Для нас это было сравнимо с открытием космоса, морского мироздания. Так что спасибо романтику Жаку-Иву Кусто, заразившему многих этой болезнью, ставшему одним из основателей подводного спорта.

— Как долго Вы оставались спортсменом действующим?

— К сожалению, меня подвело здоровье. В детстве перенёс дважды гепатит, после чего появились проблемы с печенью. Понятно, что всё это аукнулось, и спортивные выступления пришлось оставить довольно рано. Успел стать кандидатом в мастера, был победителем зональных соревнований Кубка СССР, зоны Сибири и Дальнего Востока. Выполнил и мастера спорта, но как раз в тот период начался пересмотр нормативов, и официально этого звания я так и не получил.

— Решение стать тренером пришло сразу?

— Нет. Я ведь после школы поехал в столицу, пробовал поступить в МФТИ — Московский физико-технический институт, мне были интересны физика, наука. Но поступить не получилось. Вернулся домой. Поработал на родительском заводе, они у меня красмашевцы, продолжал и тренироваться. Очень большое влияние на мой тренерский выбор оказала Ольга Никифоровна Московченко. Удивительная женщина, которой удавалось заниматься и спортом, и наукой. Она руководила клубом “Дианема”, который гремел, показывал результаты, и параллельно сумела защитить кандидатскую. Что-то заоблачное для нас было в этой личности. Я, не скрою, вновь собирался в Москву. Правда, на этот раз решив поступить в спортивный вуз. Но посоветовали наш педагогический — факультет физического воспитания. Всё решило то, что на этот факультет пришла и Московченко — оставаясь тренером в “Дианеме” и преподавателем в пединституте. Благодарен судьбе за то, что с годами она стала для меня не только преподавателем, тренером, но ещё и коллегой.

— Владимир Владимирович, с какого времени Вы стали тренером?

— Официально с 1 декабря 1977 года. Мне в ту пору было двадцать, а в нынешнем декабре, получается, отмечу уже 40-летие своего тренерского стажа.

— Какие события в практике тренера Иваницкого остаются самыми счастливыми, а какие, мягко говоря, не очень?

— Самые счастливые — это, наверное, не только радостные воспоминания, связанные с успехами твоих воспитанников, но и просто жизненные события, остающиеся памятными. Это и свадьба, рождение детей, внуков, собственные юбилеи. Но вот то, что относится к области “не очень”, всегда почему-то воспринимается куда острее.

— Это “не очень” связано уже не с делами семейными, а с профессией?

— Да. Одним из последних таких событий стало решение моей спортсменки сменить тренера, перейти в клуб СибГАУ. Сами понимаете, такое воспринимается очень остро.

— Решение о переходе не связано с разногласиями между спортсменкой и наставником?

— Нет. Там много объективных и субъективных причин, связанных и с финансированием, и с кучей попутных вещей. Горько, конечно, ведь мною в нашу совместную работу было вложено всё, на что я способен. И результатов нам удалось достигнуть: она — чемпионка и рекордсменка Европы в скоростных видах, рекордсменка мира.

Что ж, в нашей профессии такое, увы, тоже бывает. Но, несмотря ни на что, надо продолжать работу. Буду тренировать другую спортсменку, выбор есть.

— Скажите, в этом виде спорта успеха способен добиться только самородок или любой из спортсменов?

— Попробовать себя в нём может практически каждый. Как и в любом другом спорте, врождённое качество здесь не превалирующее. Но, как показывает жизнь, у пьедестала оказывается самый упорный. Главное — это не “физика”, а мотивация, упорство и трудолюбие. Общеизвестен пример, как слагались спортивные судьбы знаменитых фигуристов — Плющенко и Ягудина. Плющенко был заявлен на чемпионство самой природой, а Ягудин взял своим упорством. Специалисты поначалу называли его “летающей табуреткой”, когда он выполнял прыжки на льду. Но парень прошёл школу Тарасовой, и благодаря упорнейшему труду у него появилась и техника, и артистичность — всё, чего не хватало спортсмену в начале карьеры. Тем не менее первоначальный набор необходимых качеств для занятий выбранным видом спорта у спортсмена должен быть.

Тренером я стал в двадцать лет, получается, что в нынешнем декабре отмечу уже 40-летие своего наставнического стажа.

— Профессия накладывает отпечаток на человека? Для своих семейных Вы, наверное, остаётесь не просто мужем, отцом и дедом, но и в какой-то степени ещё и тоже тренером?

— Для супруги, наверное, нет. Она у меня сама мастер спорта — моя бывшая спортсменка. А вот для остальных, трёх сыновей и пятерых внуков, я в чём-то действительно тренер. По крайней мере абсолютно все они научились плавать — для них это было просто неизбежно. (Улыбается.) Но, честно признаюсь, никого из детей, внуков в подводный спорт я навязчиво не тянул. И хотя в детстве сыновья им занимались, на обязательном продолжении я не настаивал: здесь очень важен самостоятельный выбор, решение.

— А может быть, просто опасались вести занятия с собственными детьми?

— Я, наоборот, считаю, что спортивное родительское наставничество наиболее результативно. Родитель и тренер в одном лице — это только плюсы: образ жизни спортсмена, соблюдение режима питания, да и масса прочих нюансов. Уверен, что именно поэтому очень часто случается, что человеку удаётся довести до чемпионства сына или дочь. Кстати, убедительным примером тому могут служить наши Ломанов-старший и Ломанов-младший.

— Как считаете, в чём главная сложность тренерской профессии?

— Это профессия, приносящая большие трудности, в первую очередь семье. Потому что у тебя абсолютно не регламентированный рабочий день. Тренировки начинаются в шесть, в половине седьмого утра, а вечерние завершаются уже далеко затемно. И в будни, и в выходные, потому что нужно готовиться к соревнованиям. Летом тоже не до семейного совместного отдыха, отпуска, потому что ты отправляешься на сборы в спортивный лагерь или пропадаешь в поездках на соревнования. Чтобы иметь мужа-тренера, нужны особое терпение и понимание. Супруга меня в этом смысле понимает. Хотя, конечно, остаётся многим недовольна и многое в таком сложившемся распорядке хотела бы поменять. (Улыбается.)

— Вы поделились, какими качествами должен обладать спортсмен, а каким человеком, по Вашему убеждению, должен быть сам тренер?

— Я считаю, что тренер сравним с такими очень тонкими профессиями, как учитель, врач. И работать в этих сферах должны те, кто там попросту не работать не может.

— Кто-то из воспитанников пошёл по Вашим стопам, стал наставником?

— Я бы, наверное, даже огорчился, если бы этого не произошло. Моими коллегами, с которыми мы сегодня работаем рука об руку, являются уже несколько моих бывших спортсменок. И каждой из них есть что передать своим подопечным. Анастасия Кочнева, например, многократная рекордсменка Европы на личных дистанциях, а её краевой рекорд остаётся так и не превзойдённым уже более двенадцати лет. Её воспитанникам есть к чему стремиться.

— Нынешний год стал для Вас юбилейным — отметили 60-летие. Человек в этом возрасте способен строить далеко идущие планы?

— Конечно! Мне очень запомнилось признание нашего известного модельера Вячеслава Зайцева, его телеинтервью накануне 70-летия на Первом канале. Он сказал: “Мне нравится моя жизнь! Нравится мой возраст — мне хорошо и у меня всё замечательно!”. И мне это признание показалось очень откровенным: этот человек по-прежнему готов к продолжению, к новым поискам и творческим находкам. А ещё я по достоинству оцениваю слоган о том, что самый продуктивный возраст для человека — от 60 до 75 лет. Понимаю, что это уверение больше подходит для жителей Европы, у них достойная пенсия, больше возможностей для самореализации. Но и нам, россиянам, нужно стремиться к тому же.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
вчера 18:37