10.08.2017 | №3549

“Чечевицу съедите — Ленинград сдадите”

Автор: Нэля ЛАКТИОНОВА

Воля к жизни помогла во время войны пережить блокаду ленинградцам. В их числе Галина Алексеевна Шустер. Семья Шустер была обычной — трудовой, дружной. “Мы жили недалеко от Исаакиевского собора”, — вспоминает Галина Алексеевна. 22 июня 1941 года дружная семья, в которой подрастало трое детей, собиралась посетить парково-скульптурный ансамбль Петергофа. И вдруг сообщение по радио о вероломном нападении немецких захватчиков на Советский Союз…

Главу семьи не взяли на фронт по возрасту, он продолжал работать на железной дороге. Старшего брата, курсанта, перевели в Магнитогорск вместе с Ленинградским лётным училищем, младший ушёл в ополчение, долго о нём ничего не знали, позднее стало известно, что погиб в Ленинградской области под городом Лугой. Оставшиеся в Ленинграде женщины из семьи Шустер присматривали за месячным внуком старшего сына, его жена — медсестра — находилась постоянно на работе в больнице.

Всем трудоспособным присылали повестки. Одну из них Галина Алексеевна сохранила: На основании Указа Президиума Совета СССР от 22 июня 1941 года “О военном положении” Вы являетесь мобилизованным с 27 марта по 8 апреля 1942 года для выполнения в порядке трудовой повинности работ по очистке города.

Немедленно по получении настоящей повестки Вы должны явиться в контору домоуправления для получения направления на работу…” На оборотной стороне повестки указаны ежедневно отработанные часы за подписью коменданта.

Мобилизованные выполняли разные работы — мешками с песком обкладывали памятники, окопы рыли у Пулковских высот, чистили улицы от снега. Все старались быть полезными окружённому врагами городу. По радио, бывало, благодарили истощённых, но стойких ленинградцев.

С каждым днём жить становилось всё труднее, паёк некачественного хлеба с добавлением опилок и клея в 125 граммов выдавали на день. “Мама из такого кусочка варила кашку для крошечной внучки, рассказывает ветеран. — Я ходила с одноклассницами тушить зажигательные бомбы. По полдня мы простаивали в очереди за водой под обстрелом. Обессилевшие от голода люди умирали прямо в очереди”.

Некоторые блокадники не сразу хоронили своих умерших, голод вынуждал несколько суток держать мёртвого в квартире, чтобы получить кусочек хлеба. Другие не могли расстаться с умершими детьми: так, женщина по имени Гертруда своих троих мёртвых детей утром уносила в корзиночке в подвал, а на ночь забирала в квартиру. Вскоре её, потерявшую рассудок, увезли в больницу.

Галина Алексеевна вспоминает, как однажды отец не пришёл домой. Возвращался с работы, упал. Его подобрала санитарная бригада, он оказался в больнице на другом конце города. Галина с мамой навестили его, поддержали. В следующий раз пришли, а в палате отца не оказалось. Он умер. Но в морге тело не нашли, это значило, что его уже похоронили. Отец покоится на Пискарёвском кладбище с погибшими в 1942 году.

По радио постоянно предупреждали, чтобы люди при обстреле покидали дома и шли в бомбоубежища. А фашисты сбрасывали на город листовки с надписью: “Чечевицу съедите — Ленинград сдадите”.

Блокадников, в том числе Галину Алексеевну, вывозили на материк по Ладожскому озеру — по Дороге жизни. Ехали на грузовых машинах в сопровождении двух автоматчиков: недалеко был лесок, оттуда могли напасть финны. В то время, когда ехала по Ладоге с другими блокадниками Галина Алексеевна, на озеро сбросили бомбу. Из машины выскочил комиссар и сказал, что машина с людьми чуть не утонула. Когда оказались на противоположном берегу, всех накормили супом с хлебом. Медработники говорили детям, что нельзя сразу много есть, чтобы не умереть. На что Галя сказала: “Пусть умру, но наемся”.

Затем всех в товарных вагонах повезли в восточном направлении. Часть блокадников высадили в Магнитогорске. Там, в военном авиагородке, находился в это время и брат Галины Георгий. Вскоре Галину с мамой пригласила к себе в Алма-Ату родная тётя. Там в 1944 году Галя познакомилась в госпитале с сибиряком, фронтовиком, трижды раненым инвалидом войны. Раненым не хватало мест, лежали по два человека на кроватях. Пётр военный шофёр, воевал на Ленинградском, Калининском фронтах.

Молодые люди подружились, поженились, и девушка стала носить фамилию Шишкина. Вскоре молодая семья переехала на родину мужа в Красноярск, где глава семьи стал работать на телевизорном заводе. Галина, окончив педагогическое училище, почти 40 лет проработала в детском саду комбайнового завода. Семья вырастила сына, который, повзрослев, пошёл служить в армию и, как и отец, защищал нашу землю — на острове Даманском.

Сейчас Галина Алексеевна живёт одна: похоронила и мужа, и сына. Выросли внучки, правнук, с которыми она общается.

Галине Алексеевне 95-й год, она очень активна. Блокадница нередко встречается с учащимися в музее школ № 19, 10, куда её приглашает председатель совета ветеранов Железнодорожного района Вера Баталова. Галина Алексеевна рассказывает ребятам о пережитом. Долгожительница советует детям старательно учиться, дружить со спортом, быть доброжелательными.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
вчера 21:53