07.05.2015 | №3169

Два врага: вши и фрицы

Автор: Нэля ЛАКТИОНОВА

В первом томе книги “Никто не забыт” на 398-й странице короткая запись: “Рюмин Иннокентий Фёдорович род. 1923, служил в действующей армии янв. 1942 — июнь 1944 г.”. За этими скупыми строками жизнь в 91 год.

Иннокентий Фёдорович повторил судьбу отца, тоже защищавшего Родину от немецких захватчиков в Первую мировую войну. Фёдор Андреевич Рюмин, унтер-офицер Русской армии, дважды был ранен, дважды попадал в плен, в мирной жизни пошёл по стопам своего отца, став кузнецом — самым необходимым на селе человеком в то далёкое время. Умер молодым в 44 года, оставив жену с четырьмя детьми.

Семья жила в селе Мокруша Казачинского района Красноярского края. Самый старший из детей Иннокентий после окончания семи классов пошёл на сельхозработы, но парня влекло к технике. В Норильске он получил профессию токаря, вернувшись домой, работал на машино-тракторной станции.

В 1941 году Иннокентию исполнилось 18 лет. Ему выдали повестку в военкомат, отправили на перекладных в Красноярск. Ехал он с другими новобранцами три дня в январские морозы. Все переживали, что не успеют повоевать с врагом… Иннокентия направили в артиллерийско-минометное училище, по окончании которого ему присвоили звание лейтенанта и зачислили в 614-й отдельный миномётный полк в составе 2-го Украинского фронта. Лейтенанта Рюмина назначили командиром взвода минометной батареи. Боевое крещение Рюмин получил на Украине.

— Ночью прибыли с пехотой на один из участков фронта, — вспоминает фронтовик. — К утру окопались, замаскировались метрах в ста от противника. С командиром батареи я прибыл на КП, откуда были видны окопы врага, обнесённые двумя рядами колючей проволоки. Надо было нанести на карту обнаруженные нами доты, огневые позиции. В полночь наша батарея открыла ураганный огонь. Передний край немецкой обороны озарился огнём от разрывов снарядов и мин. Противник открыл ответный огонь, кругом всё взрывалось и камнепадом обрушилось на нас. Это был ад. Над нами с воем пронеслись светящиеся снаряды, комбат объяснил, что это родная “катюша”. С первого фланга пошли в наступление танки Т-34. Немцы побежали, оставив окопы. В этом бою погиб командир первого огневого взвода батареи девятнадцатилетний лейтенант Герман Борзенко, были убиты командир отделения разведки, старший сержант Махонин, два солдата-связиста. В нашем взводе было 32 человека — русские, белорусы, украинцы, хакасы, грузины, хорошо воевали сибирские староверы, командиром отделения был татарин. У нас было два врага — вши и фрицы, с которыми мы сражались днём и ночью.

С наступательными боями полк по ночам передвигался на запад. Иннокентий Фёдорович вспоминает, как в один из августовских солнечных дней они услышали звук немецких бомбардировщиков, которые летели тремя рядами по 20 самолётов в каждом и сотни бомб обрушили на землю. Всё смешалось: искорежённые повозки, деревья, убитые, израненные люди, лошади. И когда прекратились взрывы, всё наполнилось криками раненых, визгом погибающих лошадей.

В составе 14-го отдельного миномётного полка лейтенант Рюмин участвовал в форсировании Днепра по наведению понтонной переправы в направлении Пятихатка — Полтава. Немцы расстреливали скопление наступающих на предельно низкой скорости со штурмовиков, воды реки стали кроваво-красными, но гнев возмездия оказался сильнее техники, воюющие продолжали гнать захватчиков в их логово.

На фронте бывало всякое, фронтовик рассказал про эпизод со сладким сюрпризом. Ночью разведгруппа пошла с заданием взять языка. Немецкие позиции хорошо освещались, разведчики увидели пасеку, где трое немцев бегали, размахивая руками. Наконец, двое убежали к своим окопам, а третий, видимо сильно ужаленный, бросился в нашу сторону, его и повязали с ранцем, полным рамок с медом.

Наши войска продолжали наступление. Особенно ожесточённые бои шли на пути к Кировограду, на подступах к селу Новгородка. “Мы открыли огонь по атакующей пехоте, — вспоминает фронтовик. — Над нашей позицией появился немецкий штурмовик на высоте всего 50—60 метров. Увидев лицо пилота, я инстинктивно дал автоматную очередь, за такую наглость пилот с третьего захода ранил меня в правую руку, которая сразу упала плетью, выпал автомат”. Этот поединок немецкого штурмовика с нашим воином отвлёк внимание врага, и батарея отразила вражескую атаку. При транспортировании раненых в госпиталь трое были убиты, Иннокентий ещё получил ранение в левую ногу. Лейтенант стал инвалидом второй группы в 20 лет.

Демобилизовавшись, фронтовик работал в Свердловске на военном заводе, затем вернулся в родной край. Весной 1945 года поступил на службу в органы МВД, заочно окончил юридический факультет Томского госуниверситета, работал в Норильске, Хакасии.

Ветеран давно на заслуженном отдыхе. Он бодр, занимается зарядкой, встречается с подрастающим поколением, ветеранами, интересуется политикой, жизнью города и края.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
День Победы

Другие материалы по теме

вчера 16:11