29.09.2017 | №3569

По монреальскому счёту

Автор: Вячеслав ЗАСЫПКИН

С октября в России начнёт действовать так называемая Монреальская конвенция, которая, по оценке юристов, кратно повышает ответственность авиакомпаний перед пассажирами. Причём ответственность не моральную, а материальную.

Суть в том, что все компенсационные выплаты перевозчиков рассчитываются не в долларах или евро, а в “синтетической” валюте SDR (специальные права заимствования). Курс SDR сам по себе достаточно высок — более 81 рубля за единицу. Кроме того, выше и компенсационные выплаты. Так, если сегодня за гибель пассажира максимальная сумма компенсации не превышает двух миллионов рублей, то по монреальскому счёту она составит более восьми миллионов рублей. А утеря багажа влетит авиакомпании в 80 тысяч рублей.

Но главное — кратно вырастет ответственность за задержки рейсов. Максимальная сумма за срыв времени вылета составит 4 694 SDR, или около 382 тысяч рублей. На каждого!

Учитывая, что именно сейчас в аэропортах России и мира разворачивается драма пассажиров Vim Avia, сутками ожидающих вылета, тема представляется весьма актуальной. Ведь речь идёт о многих тысячах пассажиров. Возможно, если бы Россия присоединилась к Монреальской конвенции раньше, авиаперевозчики трижды подумали, прежде чем продавать билеты в предбанкротном состоянии. Впрочем, есть и другие мнения.

— Конечно, в теории всё выглядит очень заманчиво для пассажиров, — говорит красноярский юрист Алексей Лачков. — Однако не стоит забывать о том, что доказывать понесённый ущерб, в том числе и его сумму, придётся истцу — то есть пассажиру. При этом, в соответствии с действующим законодательством, первоначально претензия должна быть направлена перевозчику. Перевозчик, естественно, не согласится, как минимум, с расчётами потерпевшего. Дальше дело переносится в суд. Но тут возникает следующая коллизия: одно дело судиться по закону о защите прав потребителей, другое дело — ссылаясь на международную норму прямого действия, которая, в общем-то, не встроена в систему российского законодательства. То есть формально к конвенции мы присоединились, а правового акта об имплементации этой нормы в отечественное законодательное пространство нет. А наши суды не очень-то любят принимать решения на основе только международных норм. Во всяком случае в юридической практике такие случаи — скорее исключение, чем правило.

 

Хотя на уровне Конституции это давно разрешено. Существует статья 15 Основного закона, которая говорит о том, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Правда, в условиях достаточно сложных отношений с государствами Европы и США эта норма активно критикуется. Ведь благодаря ей европейские суды принимают явно тенденциозные решения, которые Россия тем не менее вынуждена исполнять.

Конечно, каким-то образом согласовывать Монреальскую конвенцию с российским законодательством всё равно придётся. Хотя бы потому, что этот международный документ определяет только верхние пределы возмещения ущерба. Естественно, не во всех случаях компенсация должна выплачиваться по максимуму. Соответственно, кто-то должен разработать систему градаций выплат от минимальной до максимальной. И даже понятно, кто это должен сделать — Министерство транспорта. Понятно и как — разработав соответствующий нормативный акт. Вопрос только, в какие сроки это будет сделано. Ведь в Минтрансе лучше всех понимают, какие последствия это может принести для системы авиационного сообщения.

Тем более что в Интернете уже появились объявления предприимчивых юридических контор, гарантирующих клиенту крупную выплату за любую задержку рейса.

Мнение автора:

Конечно, сумма в два миллиона рублей далеко не достаточна при оценке стоимости человеческой жизни. Впрочем, как и восемь миллионов. И хотя сумма достаточно большая, не дай Бог никому разбогатеть подобным образом. Но я сейчас о другом. Каким образом Монреальская конвенция помогла бы сегодня пассажирам Vim Avia? Даже при том условии, что суды согласились бы с истцами — как с ними расплатилась бы компания-банкрот? Практика показывает, что авиакомпании по объёму ликвидного имущества, которое можно было бы продать для погашения долгов, мало чем отличаются от строительных компаний.

Более того, если российские авиакомпании начнут платить по гамбургскому (точнее, монреальскому) счёту за все задержки рейсов, то трудно сказать, кто вообще сможет остаться на плаву. За исключением разве что Аэрофлота, да и то не факт.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Комментарии
Loading...
вчера 23:00