16:34, 14 мая 2018 г. | Автор: Анастасия Мельникова

Сергей Цветков: «Чего он про Пушкина говорит?»

16:34, 14 мая 2018 г. |Автор: Анастасия Мельникова

Друзья Сергея Цветкова были уверены, что из него получится хороший педагог. Так и получилось — в этом году он победил в конкурсе “Учитель года города Красноярска-2018”, а также вошёл в десятку лучших на краевом конкурсе профессионального мастерства.

Сергей Цветков — учитель русского языка и литературы лицея № 9, поэт, композитор, музыкант. Свои интересы и увлечения он использует в педагогической практике.

— Сегодня нечасто мужчины выбирают профессию учителя русского языка и литературы, Вы мечтали об этой специальности или прийти в школу помог случай?

— Вообще я хотел быть журналистом. Когда был школьником, пробовал себя в молодёжных новостях в Ачинске — это мой родной город, потом в телепередаче “Молодёжный форум”. Но так сложились обстоятельства, что стал студентом педагогического университета. Изначально воспринимал ситуацию так: я поступил на филологический факультет, а не на специальность педагога. Я очень люблю русский язык и литературу, попал туда, где мне было интересно учиться.

Добавлю, что друзья с детства часто говорили, что у меня есть желание постоянно делиться тем, что есть во мне. Желание всех куда-то вести за собой, что-то рассказывать, находить что-то интересное и делиться этим с окружающими. Друзья отмечали: из тебя получится хороший учитель или наставник, который ведёт за собой. Они оказались правы: в школе мне очень комфортно, а вот с журналистикой отношения не сложились.

— А когда пришло решение работать учителем? И помните ли Вы свой первый урок?

— Во время студенческой практики я убедился, что педагогика — это моё. Практику проходил в другом учреждении, свой первый урок не запомнил, но помню, что мне было очень страшно перед ним. Я долго готовился, повторял, перечитывал конспекты. Ещё хорошо запомнился такой момент. Мои ученики-пятиклассники узнали, что я поэт. И одна девочка принесла мне своё стихотворение, попросила прочитать и отнестись к нему. Тогда я впервые читал чьё-то стихотворение как авторитетный наставник. Дать оценку мне было сложно, хотя девочка написала очень талантливо. Я долго не мог подобрать правильных слов, как сказать, что в целом получилось здорово, но нужно ещё немного доработать.

В университете я активно занимался общественной деятельностью: был журналистом, волонтёром, организатором мероприятий. Меня заметили и предложили пройти здесь собеседование на должность педагога-организатора. Собеседование я успешно прошёл весной, когда у меня ещё даже защиты диплома не было, и осенью меня уже ждали в лицее. Так что сразу — с корабля на бал — я попал в эту замечательную школу, где реализую себя.

В лицее работаю уже пятый год. Сначала как педагог-организатор занимался только внеучебной деятельностью. Потом потихоньку мне стали добавлять по классу: теперь веду русский язык в пятом и литературу в пятом и шестом классах. Также работаю педагогом дополнительного образования.

— Как дети реагировали, когда узнали, что их учитель литературы молодой человек?

— В нашем лицее какой-то особой реакции я не встречал, потому что у нас много мужчин-педагогов. А вот на практике, когда вёл уроки у девятиклассников, произошёл не очень приятный случай. Один ученик сказал мне: “Мой папа спрашивает, что это за парень, который преподаёт литературу?”. Меня это немного задело: что за странный сексизм? Я объяснил ему, что есть гуманитарии, есть технари, и в преподавании литературы нет ничего зазорного.

Повторю, я очень люблю литературу и русский язык. И во время практики на уроках старался давать материал так, как никто раньше его не давал. У меня есть принцип: писатели — это не небожители, а такие же люди, как мы, только одарённые. Мне кажется, такой подход воспитывает в детях уверенность в том, что они тоже могут создать что-то замечательное, когда вырастут. Однажды на практике я рассказывал пятиклассникам о Пушкине, как раз пытаясь убрать этот сложившийся пафос писательской жизни. Помню реакцию одного ребёнка. Он слушал, слушал, а потом у своего учителя, который тоже присутствовал на уроке, спрашивает: чего это он про Пушкина так говорит?

— Вы и сегодня придерживаетесь этого принципа?

— Придерживаюсь на своих дополнительных занятиях: со старшеклассниками занимаюсь изучением культуры XX века, это моё увлечение. По воскресеньям в лицее читаю ребятам лекции про кино, поэзию, живопись и музыку. А на уроках использую другие подходы. Философия нашей школы — современные стандарты образования подавать через игру, коллективную деятельность. Чтобы для ребёнка любой урок превращался в событие.

Особенно всех удивляет то, как у нас проходит литература. Я веду уроки в актовом зале, у нас нет парт. По сути, то, чем мы занимаемся, называется “литературный эксперимент”. Вместе с ребятами мы интерпретируем произведения, превращаем их в другие продукты — например, радиоспектакль, обычный спектакль, мультфильм или фильм.

— А как при таком подходе даётся теория?

— В лекционном формате. На изучение произведений даётся определённое количество часов, на каждое в среднем у нас есть около трёх уроков. На первом как раз я даю теорию, а в конце урока ребята определяют, какой эпизод они берут для постановки. Как раз в этот момент мы вспоминаем, что такое композиция текста. На втором уроке дети репетируют, придумывают костюмы, реквизит. На третьем смотрим, что получилось, а потом обсуждаем, почему они выбрали именно этот эпизод, почему герой вёл себя именно так… Выходим с ними на классический разговор — о сюжете, персонаже, конфликте и так далее.

В конце четверти дети делают какой-то масштабный проект — большую постановку. Я разрешаю им самим выбрать произведение, возможно, что-то из современной, интересной им литературы. Ведь моя задача сделать так, чтобы чтение было не мучением, а интересной деятельностью. Ребята представляют идею постановки, выбирают команду, реализуют проект. На это уходит много уроков — последние два-три недели четверти. Произведения, которые мы должны пройти в это время, даю на самостоятельное чтение, а потом провожу небольшой экзамен.

— Насколько отличаются Ваше прежнее представление о профессии педагога и то, с чем Вы столкнулись в действительности?

— Мне очень повезло, что я попал в такую креативную, экспериментальную школу, где тебе разрешают делать что-то необычное. В учреждении, в котором учился я, такого не было. Понимаю, что были другие условия, финансовые возможности, подходы. Когда поработал здесь, понял: если бы можно было вернуть время назад, я бы хотел стать учеником лицея № 9. Здесь совсем иные возможности для самореализации и детей, и учителей.

Профессия педагога перестала восприниматься как нечто скучное, рутинное. Ситуации ежедневно сменяют друг друга, и учителям и ученикам нужно постоянно адаптироваться. Происходит замечательное обновление, движение, отказ от рутины.

— Вы играете в музыкальной группе, пишете стихи. Используете свои увлечения в работе?

— Однажды моя наставница в лицее, заместитель директора по воспитательной работе Светлана Викторовна Бантыш отметила: если ты интересный человек, то всем, чем можешь быть интересен, ты интересен и детям. Так и получилось. Два года назад я поддержал создание в лицее музыкальной группы “Соль”. В ней играли старшеклассники, я сочинял для них тексты, группа добилась большого успеха. Её солист Денис Тараканов даже пел в “Яхонте”, сейчас он уехал в Санкт-Петербург, поступил в музыкальную академию.

Также в лицее я веду проект “Цех поэтов”, где учу детей писать стихи. Так что все хобби пытаюсь адаптировать под школу. А свободное время уделяю литературной или музыкальной деятельности. Я идейный вдохновитель, автор текстов и музыки группы “Кэдди пахнет деревьями”. Мы активно выступаем, я играю на бас-гитаре. Также пишу стихи, участвую в литературных встречах, у меня уже издан один серьёзный сборник стихов, сейчас готовлю второй.

— Участие в конкурсе “Учитель года” было Вашей инициативой или предложением руководства?

— В прошлом году всем молодым педагогам нашего лицея предложили поучаствовать в этом состязании. Но я тогда с треском провалился — даже во второй тур не прошёл. Так что участие в этом году стало вопросом престижа — я хотел реабилитироваться, в первую очередь доказать себе, что я смогу.

Есть любопытный нюанс. Когда я пришёл работать в школу, увидел у молодой учительницы красивый значок на пиджаке — круглый, с пеликаном. Спросил, где его продают. Она ответила: “Его надо выиграть, это награда за победу в профессиональном конкурсе”. Тогда в моей голове отложилось: я этого добьюсь. Теперь такой пеликан у меня есть, цель достигнута.

— Уже определили, какая следующая?

— Сейчас ближайшие цели связаны с творчеством: издать новую книгу, продолжать развитие группы — мы хотим поехать на “МИР Сибири” и ещё на один музыкальный фестиваль на Байкал.

Моя масштабная педагогическая цель — создать атмосферу, в которой чтение не является каким-то мучительным испытанием. Сделать так, чтобы у ребёнка появилась мотивация прочитать произведение, а потом сыграть на сцене так, чтобы понравилось зрителям. Тогда отношение к тексту изменяется, текст становится средством для достижения цели.

Радуюсь, когда для итоговой постановки ученики предлагают книги не из школьной программы. Значит, ребёнок читает по собственному желанию. Такие дети и потом, повзрослев, будут читать. Уверен, и до непрочитанных произведений по школьной программе они доберутся, когда придёт время. А моя задача — сейчас рассказать о том, что такое произведение есть, что оно очень крутое, хочешь — читай.

Фото: Дмитрий Шабалин

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.