16:44, 3 мая 2018 г. | Автор: Полина

Когда соседи знали друг друга в лицо

16:44, 3 мая 2018 г. |Автор: Полина Бойко

В школе № 137, где обучаюсь я и мой брат Иван, очень много уделяют внимания историческому прошлому нашего общества. Дают задания, решения которых надо искать в дополнительной литературе. Источником информации могут являться не только печатные издания, но и наши родители, бабушки, дедушки и другие родственники. Они эмоционально могут поведать о прошедших событиях в своей жизни, а значит, о прошлом, о истории. Я не удержалась и обратилась к своей бабушке с просьбой рассказать о том времени, в котором рос мой папа. Вначале она застеснялась, выразила своё негодование, дескать, ещё не совсем пожилая, чтобы рассказывать об исторических фактах семьи. Но после уговоров бабушка сдалась и рассказала о времени, которое, с её слов, было доброе, но тяжёлое — 70—90-е годы XX века.

Моя бабушка, Бойко Валентина Арсеньевна, родилась в деревне Кульчек Новосёловского района Красноярского края, где выросла и успешно закончила школу. Потом переехала в Красноярск. В 1968 году закончила училище и долгое время работала на шёлковом комбинате.

— Работать на комбинате было почётно, — рассказывает она. — Сначала работаешь стажёром на одном станке, а со временем и с опытом у тебя увеличивается количество станков. Меня переполняло чувство гордости за то, что красноярская ткань востребована не только в СССР, но и в других странах. Зарплату платили хорошую.

Затем бабушка встретила свою любовь — Виктора Фёдоровича Бойко, он работал тогда на заводе СибТяжМаш. Они поженились в 1972 году. Сначала в семье родилась дочь Елена, а затем мой папа — Василий. Чтобы получить жильё, супругам пришлось помотаться по коммуналкам.

— Чтобы получить квартиру, нужно было устроиться на ведущее предприятие в городе и проработать на нём в непрестижных профессиях, — вспоминает бабушка. — Муж мой устроился в ЖКО, подведомственное ХМЗ (химико-металлургическому заводу), слесарем-сантехником. Это предприятие было престижным, так как работало в основном на военные нужды.

 

Первая квартира у них была однокомнатная на улице Семафорной, дом 207. Там и родился мой папа. Семафорная в 1970-е и 1980-е годы XX века представлена была пятиэтажными хрущёвками и новыми девятиэтажными домами. По дороге курсировал автобус 77-го маршрута, соединяющий Пашенный и левый берег. Позже его заменили автобусы маршрутов № 24 и 36. Действовали по тем временам две школы: № 6 (подшефная шиферному заводу) и № 97 (ведомственная ХМЗ). Работали два дворовых клуба — “Алые паруса” и “Берёзка”. В этих клубах занимались дети футболом, хоккеем, пением и другим. Занимались ребятишки целыми дворами.

— Мой муж Виктор всегда беспокоился о семье, — говорит бабушка. — После рождения Василия он обратился к начальству с вопросом о расширении жилья, так как было двое детей. Нам дали двухкомнатную квартиру в соседнем доме. Из роддома меня с Васей дед забирал, упоённый счастьем, что у него родился сын. Он купил, как полагается, коробку конфет и цветы. Забирать сына договорился со знакомым с нашего дома, аж на машине марки “Волга”. В 70-е годы редко у кого была машина, а здесь — автомобиль начальства!

В ведомстве ХМЗ все дома были пятиэтажные хрущёвки, а значит, все жители знали друг друга не только в лицо. Люди тогда много общались.

— Было доброе время, мы особо не думали о проблемах. Общались. Очень часто останавливались у подъезда и беседовали с друг с другом. В 80-е годы вместе ходили на мероприятия пешком на остров Отдыха во Дворец спорта “Енисей”. Сейчас он называется Дворец спорта имени И. С. Ярыгина. Смотрели концерты приезжих знаменитостей. Там был замечательный буфет, наши дети больше любили даже не концерт, а газированную воду тархун и пирожные корзиночка. Там ещё стояли игровые автоматы. Одним словом, мы могли позволить себе отдохнуть и детей развлечь.

Общались люди не только у подъездов домов. В пятиэтажках в советское время не было мусорных контейнеров. Приезжал к определённому времени ведомственный грузовик-мусоровоз по графику. И все жители стекались, приносили мусор, чтобы выбросить прямо в машину. Пока ждали, обговаривали всё. Беседовали все по-доброму, без зависти и агрессии.

Детей без опаски отпускали играть во двор.

 

— Место сбора мужчин во дворе каждого дома было своё, — рассказывает бабушка. — Играли в домино и карты. Но самое интересное место было в соседнем дворе. Там стоял огромный стол, и все жители пятиэтажек приходили играть в лото на деньги. Суммы были небольшие, 5—10 копеек за карту (их брали две-три штуки). Доходы и денежные потери были в пределах от одного до десяти рублей. Суммы приличные.

Пока взрослые общались и играли, дети занимались своими делами. Когда мой папа рос, то такого разнообразия игрушек не было, как в наше время. Играли в войнушку, в мушкетёров. Оружие изготавливали из подручных средств. А ещё бегали в сад школьного двора, где росли ранетки. Дети их ели, кидались ими, одевая на пруты. Устраивали целые побоища в ранетных войнах. Когда сходил снег, то на футбольном поле образовывалась огромная лужа, по которой плавали на плотах и играли в пиратов.

— Самое опасное время у детей была весна, — считает бабушка. — В это время мальчишки играли в “чики” (биткой из свинца переворачивали пробки, каждая из которых имела свою ценность). Игра была азартной, доходило и до стычек. Играли ещё в “Попа и банку” (сбивали палками банку, а “водящий” должен был охранять её). Руки и ноги вечно были в синяках и ссадинах. Я всегда переживала за Васю и отговаривала его играть. А он ни в какую, во всех играх участвовал. Девочки играли в спокойные игры: секретики (под стекло подкладывали фантик из-под конфеты), резинку (прыгали по очереди через неё, выполняя разные задания), классики.

Спокойствие во дворах поддерживалось бдительными соседями, а также людьми из народной дружины и участковым. Без опаски детей отпускали играть в соседний двор, даже зимой, когда было темно. Ребята ходили кататься на санках и картонках на гору на улице Гладкова, где сейчас подъём на Семафорную. Машин практически не было.

— В 80-е годы я решила исполнить мечту своего отца и закончила медицинское училище, вечернее отделение, — вспоминает бабушка. — Приходилось тяжело. Учёба, работа, семья. Вечером зимой бежишь с учёбы по темноте в районе ДК имени 1 Мая до трамвайной остановки, ждёшь его, едешь до Матросова, а там снова по темноте через двор школы № 6 до дома. Хорошо, что меня часто встречал мой Виктор. Дома надо проверить домашнюю работу у Лены и Васи, сварить что-нибудь на следующий день. И так несколько лет. После окончания училища я устроилась на работу медицинской сестрой в МСЧ № 46.

Потом начались перестроечные времена. В ведомственных домах ХМЗ по Семафорной стали меняться жители, кто-то переселялся, кто-то терял жильё. ХМЗ развалился, и не стало гиганта социального спокойствия.

Семья Бойко на прогулке.

 

— В домах появлялись незнакомые семьи, — рассказывает бабушка. — Детей стало меньше. На улицах темно и страшно. Захлестнули наши дворы алкоголизм и наркомания. Старались своих детей отгородить от всего этого с помощью дополнительных занятий. Дочь всегда участвовала в самодеятельности, читала литературу. Сын занимался спортом. Дети получили образование и стали, я так считаю, людьми. Лена в медицине, сын в образовании.

Потом наступили нулевые годы, более спокойные. Но, со слов бабушки, нам уже не удастся вернуть те сложные, но в то же время добрые времена, кода рос мой папа и соседи знали друг друга в лицо...

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.