0:28, 4 сентября 2018 г. | Автор: Зоя Тихомирова

В Красноярске установили памятник Геннадию Казьмину

0:28, 4 сентября 2018 г. |Автор: Зоя Тихомирова

Памятник Геннадию Казьмину установили в Красноярске. Геннадий Петрович — последний первый секретарь Красноярского крайкома КПСС. “Человек-эпоха”, “честный”, “порядочный”, “умелый организатор”, “принципиальный”, “решительный”, “проницательный”, “патриот Родины” — так отзываются о нём бывшие коллеги, соратники, родные.

Геннадий Казьмин родился 29 августа 1934 года в городе Валуйки Белгородской области в простой рабочей семье. Ему было семь лет, когда началась Великая Отечественная война, отец сразу ушёл на фронт. Гитлеровские войска стремительно продвигались на восток. Десятки миллионов советских людей оказались в оккупации. Как и семья Казьминых. Геннадий Петрович, насмотревшись зверств оккупантов, как они стреляли по детям, ранили и его друга детства, как вешали публично на площади партизан, из восьми — десятилетних пацанов создал подпольную группу. Мальчишки пытались вредить фашистам и даже украли у них передвижную радиостанцию. Так маленьким подпольщиком Геннадий Петрович начал свою службу Родине.

В хрущёвские времена молодёжного энтузиазма, коммунистической романтики он по путёвке ЦК комсомола поехал осваивать целину в Красноярский край. Осушал болота, корчевал кустарники, работал механиком, бригадиром, а уже в 24-летнем возрасте стал председателем колхоза. В 28 лет — первым секретарём Уярского райкома КПСС — самым молодым руководителем района в СССР, о чём однажды на Всесоюзном совещании работников сельского хозяйства в Кремле сказал сам Хрущёв.

В 20 лет, после окончания Новооскольского сельскохозяйственного техникума механизации, Геннадий Казьмин был направлен по комсомольской путёвке на освоение целинных земель в Миндерлинскую МТС Красноярского края. Проработал в МТС участковым механиком, механиком-контролёром. Был избран вторым, затем — первым секретарем Сухобузимского РК ВЛКСМ.

“Меня сразу поразили просторы, могучий Енисей, великолепная природа, рассказывал Геннадий Петрович. — Это было время великих строек, большой индустриализации Сибири, размах и замысел преобразований завораживали. И хотя я был целинником, начинал работать в колхозе, потом в совхозе, с самого начала мы были причастны к этим стройкам. В комсомоле я организовывал ребят на строительство Красноярской ГЭС. Тогда десятки тысяч молодых людей со всего Союза приезжали в Красноярский край. Таких грандиозных исторических перемен, такого масштаба строительства не было, наверное, нигде в стране. И я сразу понял, что приехал в Сибирь, в Красноярский край навсегда”.

В 1959 году, в 25 лет, Геннадий Петровича избрали председателем колхоза “Путь Ленина” этого же района. Через три года он стал первым секретарём Уярского райкома партии — самым молодым руководителем района в СССР. “Когда в Кремлёвском дворце съездов проходило Всесоюзное совещание работников сельского хозяйства, Никита Сергеевич Хрущёв в своём выступлении сказал: “У нас в зале находятся старейшина — первый секретарь Красногвардейского райкома партии Краснодарского края, Герой Социалистического Труда и самый молодой — первый секретарь Уярского райкома партии Красноярского края, — вспоминал Геннадий Казьмин. — Вот такая у нас преемственность!”

В последующие годы он был первым секретарём Канского райкома партии, начальником Красноярского краевого управления совхозов, первым заместителем председателя облисполкома Хакасской автономной области, первым секретарем Хакасского областного комитета КПСС.

26 августа 1990 года Геннадия Казьмина избрали первым секретарём Красноярского крайкома КПСС. На этой должности он оказался в очень тяжёлые времена — рушилась великая держава, да и партия потеряла уже “руководящую роль”. Казьмин считался тогда “консерватором”. На одном из пленумов ЦК он так рассердил Михаила Горбачёва, что генсек в сердцах сказал: “Я-то думал, что Красноярский край — моя опора, теперь дела с вами иметь не хочу”. Но Геннадий Петрович отстаивал не ортодоксальную какую-то позицию, а государственную. Когда неожиданно одной из главных тем международной политики оказалась ситуация вокруг Красноярской РЛС — американцы настаивали на её ликвидации, якобы она противоречила договорным обязательствам СССР, — Геннадий Петрович убеждал руководство страны, что нельзя станцию демонтировать, разговаривал с Горбачёвым, Язовым, Шеварднадзе; но Казьмина не послушали. Через годы стало понятно, кто был прав. Свою ошибку признали и люди, по вине которых была демонтирована самая современная в СССР станция слежения.

В августе 1991 года, когда о себе объявил Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), выступивший против проводившейся президентом СССР Михаилом Горбачёвым политики перестройки, Геннадий Казьмин был в Красноярске. “Что поразительно, ни одной телеграммы, ни одного звонка из Москвы тогда не поступило, — рассказывал Геннадий Петрович. — Что делать, как себя вести? На эти вопросы не было ответа. Я и сам сколько ни пытался дозвониться до ЦК — даже с инструктором переговорить не удалось. Тогда собрались члены бюро крайкома, руководители силовых структур и договорились: надо обеспечить порядок на территории края, не допустить столкновений, провокаций, беспорядков, поджогов и других чрезвычайных ситуаций. Всё было сделано для того, чтобы предприятия работали в прежнем режиме”.

Когда в стране запретили КПСС, 155 работников крайкома в одночасье оказались выброшенными на улицу. Геннадий Петрович попросил у председателя крайисполкома Валерия Сергиенко маленький кабинетик на первом этаже в здании Дома советов и в течение нескольких месяцев кому-то звонил, встречался, договаривался о трудоустройстве людей, в силу обстоятельств попавших в такую ситуацию. “Все до единого человека получили новую работу, вспоминал Геннадий Петрович. — А вот о себе как-то и не думал. Рассчитывал: что-нибудь предложат. Прошло месяца полтора. Спросил, как со мной, и услышал в ответ: “Ничего нет, трудоустраивайся сам!” Стало ясно: меня просто боятся принять на работу — как бывшего первого секретаря. Вчерашние, казалось бы, соратники, увидев меня на улице, переходили на другую сторону, чтобы руки не подавать”.

И всё-таки мир не без добрых людей. В Москве в том время было создано международное акционерное общество “Кузлитмаш”, объединяющее предприятия в республиках бывшего Союза. В Красноярске открыли филиал — “Енисейкузлитмаш”, директором которого стал Геннадий Казьмин. В последующие годы он возглавлял и акционерное общество “Красноярск-Конверсион”.

Тяжело переживал Геннадий Петрович распад великой державы, тяжело было ему видеть и то, что происходило с нашим краем. Геннадий Казьмин остался верен идеалам своей юности. Патриотом своей страны, за которую маленьким мальчиком сыпал песок в бензобаки гитлеровцам. Несмотря на огромный жизненный и управленческий опыт, в душе он остался тем романтиком, приехавшим шестьдесят лет назад на берега Енисея поднимать целину.

Акцент

Памятник Геннадию Казьмину установлен на Аллее славы Бадылыкского кладбища 29 августа, в 84-ю годовщину со дня рождения Геннадия Петровича. На торжественном открытии памятника были его дочь, коллеги и товарищи по службе. На могилу они возложили цветы и вспомнили, каким был Геннадий Казьмин.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.