14:52, 3 июля 2007 г. | Авторы:

Возьму ребенка. На время

14:52, 3 июля 2007 г. | Авторы:

На вопрос нашей читательницы мы попросили ответить директора краевого центра развития семейных форм воспитания Ольгу Абросимову.— Действительно, недавно в Госдуму был передан новый законопроект, подготовленный комитетом по делам женщин, семьи и детей, который возглавляет Екатерина Лахова.После этого люди засыпали правительство письмами, в которых говорится, что Лахова сегодня мешает делу семейного устройства. Каждый находит в нововведениях только то, что желает видеть. Одни решили, что после принятия закона патронат будет отменен, другие — что ликвидируется такая форма семейного устройства, как приемные семьи.Я в апреле лично встречалась с Екатериной Филипповной, когда она приезжала в Красноярск, мы разговаривали с ней на эту тему. Хочу вас заверить, что дело обстоит иначе.Основная идея нового проекта — создание отдельной государственной структуры, которая бы занимались вопросами семьи и детства, в том числе проблемами опекунства и попечительства. Сегодня у нас в государстве отсутствуют профессиональные службы по сопровождению ребенка, оставшегося без попечения родителей. В настоящее время все ложится на органы опеки, которые в основном являются структурными подразделения органов образования и состоят всего из одного-двух специалистов. Очевидно, что в силу своего кадрового состава они просто не могут решать все возникающие вопросы детей, оставшихся без попечения родителей. Как показал опыт, этими не может полноценно заниматься ни образование, ни здравоохранение, ни соцзащита. У этих структур — иные функции.Самая большая проблема сегодня — это межведомственная разобщенность. Дома ребенка, где содержатся дети до четырех лет, принадлежат здравоохранению, детские дома находятся в структуре образования, реабилитационными центрами, где живут подобранные на улице и изъятые из семей дети до определения их будущей судьбы, занимаются органы социальной защиты населения. В результате ребенок идет как бы по этапу. Представьте, у девочки или мальчика случилась беда. Он на время попадает в социальный центр, где совсем другой мир: вместо родителей — воспитатели, новые друзья. И только он немного привык, его переводят в детский дом, потому что в центре по закону он может находиться год. В детском доме все надо начинать заново: привыкать к людям, правилам. Потом вдруг повезло — ему нашли семью. Опять все начинается сначала. Это очень трудный путь. Самое парадоксальное, что если у ребенка на каком-то этапе что-то случилось, то ответственных трудно найти. Так как в силу межведомственной разобщенности нет конкретного заинтересованного органа, который бы занимался семейной политикой, профилактикой, чтобы дети не оставались без родителей, не пополняли армию социальных сирот.К нам в центр поступает много обращений от патронатных воспитателей. Связано это с тем, что патронат как форма семейного устройства детей на федеральном уровне не закреплена. Хотя Семейный кодекс отставляет регионам право принимать свои законы по патронатному воспитанию. А так как нет федеральных норм, то каждая территория трактует патронат по-своему.Например, на Дальнем Востоке пошли по западному пути: патронат стали рассматривать, как возможность быстро решить судьбу ребенка, не помещая его в детский дом. Создали базу данных замещающих родителей. Если ребенок остался без мамы и папы, то уже сразу имеются претенденты на эту роль. Дело не пускается на самотек. Это хорошая практика, так как проживание в детском доме накладывает негативный отпечаток. В рамках патроната специалисты курируют и неблагополучные, проблемные родные семьи. Например, если родитель пьет оттого, что не может найти работу, ему помогают трудоустроиться.В Москве есть детский дом © 19, который начал работать как служба по патронатному воспитанию. Учреждение взяло на себя полномочие определять детей в семьи, хотя это противоречит законодательству: такое право имеет только орган попечительства. Назвали они себя уполномоченной службой по семейному устройству детей. Всех патронатных родителей приняли воспитателями в учреждение. Но существует нормативно-правовая база, согласно которой воспитатель того или иного учреждения должен соответствовать тарифно-квалификационным характеристикам. То есть у работника должно быть определенное образование, стаж работы. Стали возникать вопросы: как платить родителю, у которого нет педагогического образования? Появились проблемы: то не так оплатили работу, то стаж не зачли.Чтобы избежать подобных инцидентов, Екатерина Лахова предлагает унифицировать и закрепить все формы семейного устройства на федеральном уровне, чтобы не было чехарды по регионам. Заранее необходимо четко оговорить и все вопросы, касающиеся оплаты, стажа, прав и обязанностей воспитателей.Кстати, в крае сложилась очень хорошая практика в отношении патроната: с патронатным родителями подписывается договор, согласно которому они могут забирать ребенка на время домой, получая за это не зарплату (как в других регионах), а вознаграждение. Так как патронатные воспитатели не являются сотрудниками детских учреждений, проблем со стажем и начислением заработной платы нет. Как показывает практика, почти все ребятишки впоследствии либо усыновляются, либо берутся под опеку или становятся приемными детьми.У патроната есть свои неоспоримые достоинства. Ни для кого не секрет, что детдомовцы — непростые дети. Кроме того, очень часто бездетные супруги не представляют, как себя вести с появлением в доме ребенка. Те, кто осознает, что взять чужого ребенка — это ответственный шаг и принимать скоропалительное решение здесь нельзя, начинают именно с патроната. Ведь если отношения между маленьким человеком и приемными родителями не сложатся, то это может негативно сказаться на психике ребенка, которого сначала забрали из детдома, а потом вернули назад. Поэтому многие просят взять ребенка к себе на время, отпустить к ним в гости.Второй положительный момент патронатного воспитания заключается в следующем. У молодых людей, которым исполнилось 15—16 лет, уже нет шанса попасть в семью. Но пожить семейной жизнью, хотя бы временно, ему необходимо. Подросток должен понять, что есть другая жизнь, что чай появляется не из чайников, его надо заваривать, что необходимо планировать свой бюджет, что в доме есть свои обязанности и порядки. Я понимаю озабоченность и патронатных воспитателей, и приемных родителей. В свое время у нас были семейные детские дома — прекрасный положительный опыт. Но вдруг их собрали и сказали: “Раз вы детские дома, хоть и маленькие, то должен быть перечень документов, положенных для учреждения”. А чтобы их оформить, вы не представляете сколько сложностей надо преодолеть, сколько инстанций пройти: СЭС, пожарную службу и т.д. И семейные детские дома превратились в приемные семьи, потому что так проще. Сейчас если термин “приемная семья” уйдет, и данная форма семейного устройства станет называться, допустим, опека по договору, то людям вновь придется оформлять новые документы.Хочу успокоить: ничего плохого новый законопроект “Об опеке и попечительстве” не несет. Здесь самая большая проблема — слабая информированность людей. Об отмене патронатных, приемных семей речи не идет. Наоборот, если Екатерине Лаховой удастся реализовать свой проект, то ситуация изменится в лучшую сторону. За последние пять лет в Красноярском крае около 18 тысяч детей остались без попечения родителей. Из них 6700 ребят проживают в детских домах. Остальные — в семьях. Самая распространенная форма семейного устройства — опека. На сегодняшний день в патронатных семьях воспитываются 1234 ребенка, в приемных — более 500 (220 семей), в опекунских — 1638. За год усыновлены 214 детей.Ежегодно в нашем регионе примерно 4 тысячи детей остаются без родительского попечения. Из них 70—75 процентов уходят на воспитание в семьи. Почти все дети – это сироты при живых родителях.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.