18:12, 25 апреля 2013 г. | Авторы:

Павел Федирко: «Подходы к развитию Красноярска и края»

18:12, 25 апреля 2013 г. | Авторы:

Павел Стефанович Федирко - настоящая легенда для Красноярского края. За годы его руководства город и регион стали совершенно другим - активно строящимися, мощными, амбициозными. Причём одновременно город и край менялись по всем направлениям - от промышленности до культуры. Как удалось изменить отношение к целому региону и начать масштабные преобразования, почему по сей день предложения, сформулированные много лет назад, остаются актуальными - в эксклюзивном интервью газете «Городские новости». 

- Павел Стефанович, как Вы, человек, родившийся и выросший на тёплом благодатном юге, оказались в холодной Сибири?

- Действительно, я окончил институт в Ростове. И вместе с приятелем мы получили направление в Красноярск, в Енисейзолото. Пока добирались, деньги закончились. В гостиницу не берут, хотя и должны как молодых специалистов определить. Начали искать, где же это Енисейзолото. Нам порекомендовали пойти в контору Норильского комбината. Она представляла из себя старый деревянный домик. В конторе нас приняли за своих, посадили на самолёт - и в Норильск.

Когда впервые увидел Красноярск, то после Ростова он мне, мягко говоря, не очень понравился. Очень много покосившихся ветхих домиков, слабое благоустройство…

- На партийную работу Вы, как и большинство, через комсомол попали?

- Я прошёл и комсомол, и производство - был главным инженером, директором завода. Потом работал первым заместителем председателя горисполкома Норильска. И тут в Игарке случился большой пожар, после чего сняли первого секретаря горкома. Начали искать, кем его заменить. Так я попал на партийную работу. Надо сказать, что у меня не было ни свата, ни брата, как говорится, которые бы меня тащили вверх по лестнице. Наверное, судьба так складывалась…

В Игарке пришлось не только восстанавливать запасы экспортного пиломатериала, но и, по сути, восстанавливать и формировать новый город. А это всё школа, не только руководства, но и изучения отраслей. Сначала металлургия, потом лесная отрасль.

Через время меня вызывают, говорят: поедешь на новую работу, а куда - не объясняют. Оказалось, на ракетные старты. Сейчас уже об этом можно говорить... Выполняли мы задачу по подготовке первых стартов. И это тоже был большой опыт. Новая отрасль, интересные люди.

Когда первые мощности ввели, Министерство обороны решило забрать объект и меня вместе с ним на военную службу перевести. Но на бюро крайкома меня утверждают заведующим отделом промышленности. Приступил к этой работе. Опять новая сфера, новые задачи.

- А потом Вас направили в город первым секретарём Красноярского горкома партии?

- И именно тогда мне пришлось полностью погрузиться во все задачи и проблемы Красноярска. А их, надо сказать, было немало. В тяжёлом положении оказался Сибтяжмаш - буквально на грани провала. Начали искать варианты, построили новые цеха, организовали производство мостовых кранов, за счёт чего завод встал на ноги.

Да и доехать до завода была целая проблема - был один вариант, через Транссибирскую магистраль. Приняли решение построить путепровод, чтобы развести транспортные потоки, и объездную дорогу, чтобы проехать можно было не только через Красноярский рабочий.

Другой вопрос - молодёжи некуда пойти. Решили построить на правом берегу концертно-танцевальный зал. Курешов Алексей Семёнович, председатель горисполкома, после первых возражений нашёл возможность выделить деньги из городского бюджета. В итоге этот концертно-танцевальный зал очень быстро завоевал популярность у молодёжи.

Центральный парк пришлось перестраивать. Сносить деревянные холупы, которые стояли на его территории. Их было очень много, особенно в сторону радиозавода. Разработали с институтом Гражданпроект новую планировку парка, утвердили. Решили вместо тропинки сделать красивую широкую центральную аллею. Она, кстати, и сейчас в таком виде.

Многие сейчас присваивают себе, что он то или другое сделал. Я так сказать не могу. Мы всегда принимали решение коллективно и утверждали на бюро. И когда я вёл бюро крайкома, став первым секретарём, не лез наперёд с речью. Сначала выслушаю, что скажут, много полезного узнавал. А потом уже в заключении выводы делал.

- Решение по переносу центра Красноярска тоже принималось сообща?

- Мы каждый месяц с архитекторами выезжали, рассматривали разные проекты, обсуждали проблемы и перспективы. Так появилась задача: менять ось города, пустить его не вдоль Енисея, а перпендикулярно, чтобы уйти частично от влияния смога, незамерзающей реки. В генплан был заложен перенос центра города на Взлётку, предусмотрена магистраль от Кузнецовского плато, через Октябрьский мост, мимо так и недостроенного здания Дома советов и до Солнечного. По широкой прогулочной аллее туда можно было пешком бы идти. Теперь уже эту идею не реализовать, хотя что-то поправить можно…

- Павел Стефанович, а что Вас заставляло постоянно идти и идти вперёд и вперёд: обязанность, личный интерес, амбиции?

- Наверное, я должен сказать спасибо своим родителям, что родили и воспитали меня таким настырным. Если уж за что брался, старался доводить дело до конца. Так и здесь было: если уж принял решение, что надо изменить облик Красноярска, работал над этим основательно, смотрел в комплексе. Так было с тем же Центральным парком - мы не только внутри парка облик изменили, мы рассматривали его в комплексе с набережной до Стрелки.

Преображение левобережной площади около Коммунального моста, строительство комплекса современных зданий - это тоже был непростой вопрос. Шёл колоссальный снос. Вместо старых одноэтажных домиков появился оперный театр, гостиница «Красноярск», здание нынешней администрации Красноярска, мостовой переход.

Начали строить это здание как горком партии, а нужен ещё горисполком и крайсовпроф. Что делать? Денег много никто не даёт. Структуры разные. Я начал в Москве поддавливать руководителей. В ЦК зайду, говорю: вы денег не даёте, а рядом горисполком строится. Потом в Совмин иду: горком строится, а вы отстаёте. И так по кругу. Но результат был - все здания выросли, причём вместе, состыкованные, хотя по смете это были совершенно разные объекты. Конечно, за такое и с работы могли снять, но обошлось.

Я, правда, в этом здании так и не поработал ни одного дня. Только мы его ввели, меня поставили вторым секретарём крайкома. Так что передал здание и свой кабинет Владимиру Прохоровичу Капелько.

- На Ваш взгляд, есть какие-то главные качества, которыми обязательно должен обладать руководитель?

- Мне ведь всего 40 лет было, когда я стал первым секретарём крайкома. Молодой был, вот и брался за всё. Но стремился разобраться - и в технической сути вопроса, и людей познать - понять, на кого можно опираться, а на кого не стоит. И всё это при большом напряге сил и энергии.

Очень важно, что были не только личные качества, но и объединяющая идея, программа комплексного развития - в стране, в регионе. Мы работали по такой программе. Можно было каждого вызвать, дать поручение: это твоя часть программы, выполняй. А ещё спросить: что ты сам можешь сделать для программы, внеси предложения. И сейчас такие программы обязательно нужны. Определиться надо по каждому району, городу, по краю в целом - с объектами, сроками. И контролировать потом выполнение, жёстко спрашивать.

В Красноярске я каждое воскресенье почти садился на машину, брал жену, и с контролем - в аэропорт, на объездную дорогу. А наутро спрашивал: сделали или не сделали. И если начинали обманывать, тут же пресекал. Потом перестали лукавить.

Нужно считаться с другими, слушать, перенимать опыт. Нередко бывало: отправишь человека в командировку. Он возвращается - ничего интересного, у нас лучше. А я в ответ: напрасно ты в командировку съездил. Умный человек и в самом плохом увидит хорошее. Потихоньку приучил, стали замечать.

- Но руководитель, наверное, должен быть способен взять на себя решение, может, иногда и вопреки…

- Да, рисковать надо уметь. Бывало, я и с прокуратурой не считался. Сначала дело - потом формальности.

Высотку академии наук мы построили без строчки в титуле, за счёт внутренних резервов. В конце года я академика Марчука пригласил в Красноярск, показываю: оплачивай, мол - вот смета, вот здание. Он отказал сначала, а потом в конце года оказались неосвоенные деньги по Сибирскому отделению наук, и всё оплатили. А здание это по сей день называют лучшим административным по всем региональным отделениям наук.

С аэропортом тоже так было. Только я сел в кресло первого секретаря, буквально на третий день, наверное, звонит министр авиации Борис Павлович Бугаев и говорит: летать в Красноярск не буду, разбега не хватает. Приехал я в Москву, долго с ним разговаривали. А тогда аэропорты строились только в Ташкенте и в Минске. Никому денег больше Москва не выделяла. И мы начали строить за свои. Вбухали больше трёх миллионов. Единственное, Бугаев дал распоряжение, нам проект подготовили. А в конце года по стране опять неосвоение, заплатили нам. А раз заплатили, в следующем году уже строчка появилась. Так и достроили.

Помню, после сдачи здания Дома политпросвещения вызвал меня к себе Павлов - был такой управляющий делами ЦК, - говорит: ты почему здание мрамором отделал, что это за излишества? Да я, говорю, вам деньги сэкономил, без этого пришлось бы каждый год штукатурить да красить. А почему, говорит, тебе дали деньги на общежитие для партийных курсов, а ты гостиницу поставил? Виноват, говорю, но и курсы мы там разместим. А он, мол, не могу я гостиницу себе принять. Ну я и предложил передать её крайисполкому, на этом сошлись.

На месте оперного театра должны были строить музкомедию. В какой-то командировке я побывал в оперном театре. Вернулся, думаю, кто к нам поедет из молодых инженерно-технических работников, если здесь даже оперного театра нет? Захолустье оно и останется захолустьем. И мы театр сделали, но ещё и пригласили известных людей. Наталью Чеховскую, она тогда в Казахстане работала, директором - тогдашнего секретаря парткома Большого театра Юрия Викторовича Дементьева….

- Чем же Вы его в Сибирь завлекли?

- У каждого человека есть желание на какой-то подвиг в жизни. А Красноярск активно развивался, всё строилось, приезжали новые люди.

Когда я пришёл, наш край был чуть ли не на последнем месте среди регионов Сибири по показателям развития, а мы вышли на первое. В три раза выросли объёмы промышленного производства, сельского хозяйства, город превратился в большую стройку. Вот оно, бурление жизни - включайся, работай. Но и условия создавали. И самое главное - комплексный подход, чтобы не на сегодняшний день, а на века. Театр построили - взялись за хореографическое училище, институт искусств, здание мастерских.

- Павел Стефанович, но, думая о высоком, о большом искусстве, Вы одновременно не забывали и о том, что нужна пища для тела…

- Да, и еда нужна, и на селе людям работа нужна. Нельзя всё подчинять одной цели - где подешевле купить. Нужно понимать, что, закупая где-то товары, мы тем самым даём работу другой стране или другому региону, а своих людей оставляем без дела. Я бы в своё время голову оторвал подчинённым, если бы к нам в край приехали из других регионов, к примеру, с огурцами. Что мы не в состоянии сами вырастить овощи или мясо?

В состоянии. Мы открыли Ачинский комплекс, 100 тысяч голов свиней, Манский - 50 тысяч, Майский откормочный - 50 тысяч голов телят. По картофелю не только себя обеспечивали, но и регионы на восток вплоть до Тихого океана и Якутии. Причём поставили себе цель добиться самодостаточности не только по продовольствию. То же самое сделали по бензину.

Ближайший НПЗ тогда был в Ангарске, а потребители, в основном, в нашем крае. В особо ответственные моменты приходилось по нескольку раз в день звонить на завод, в город, в область, на железную дорогу, руководство которой тоже было в Иркутске, - по цистерне выпрашивали. Вытребовал сюда министра, повёз его в Ачинск. В итоге Ачинский НПЗ появился.

А потом и с дорогой вопрос удалось решить. Обратился за помощью к Константину Устиновичу Черненко, он очень хорошо краю помогал. Говорю: до каких пор мы будем мучиться без своего управления железной дороги. Было же оно у нас в крае, и здание даже осталось - хоть сейчас его освободим. Оказалось, такое же обращение есть от кемеровчан. Константин Устинович пообещал решить оба вопроса вместе. Я вернулся в Красноярск, и почти сразу пришло решение ЦК о создании Красноярской железной дороги.

- Сейчас много говорят о том, как удержать людей на Дальнем Востоке и в Сибири, спорят, надо ли столько людей здесь, звучали даже предложения Норильск на вахтовый метод перевести. Вы об этих идеях слышали?

- Всё это не от большого ума. Как что-то можно из края убирать, если здесь такие крупные запасы ископаемых? Сегодня их не в состоянии осваивать, но завтра наступит другое время. Ушла программа по КАТЭКу, но я уверен, придёт время, и он снова во весь голос зазвучит. Так что нужно за каждого человека хвататься и удерживать.

А по Норильску всё надо считать. На вахтовый метод его, конечно, не переведёшь - по тому количеству людей, которое задействовано на производстве. Но пенсионеров, конечно, надо вывозить на большую землю.

- Павел Стефанович, в своё время Вы забрали у свердловчан спартакиаду народов СССР. Сейчас Красноярск живёт идеей принять в 2019 году Универсиаду. Что, по Вашему опыту, нужно сделать, чтобы идея воплотилась в реальность?

- К тому времени - 1982 год - край уже набрал авторитет, поэтому несложно было забрать. И когда я привёз организаторов в Красноярск, они, увидев размах, масштаб Сибири, наши стройки, Саяно-Шушенскую ГЭС, зажглись идеей. И сейчас для нынешних руководителей это важно - вместе работать на общую идею.

Я общаюсь и с губернатором края Львом Владимировичем Кузнецовым, и главой Красноярска Эдхамом Шукриевичем Акбулатовым. Мы говорим в том числе и о программах комплексного развития, которые сейчас создаются и в городе, и в регионе. Сегодня у края новые задачи, и нужно их по-новому реализовывать. Поэтому хорошо, что руководители региона и города продвигают идеи международного уровня, такие, как Универсиада, развитие СФУ, Богучаны. Я буквально на днях смотрел интервью с главой Красноярска, где Эдхам Шукриевич говорил и о своих планах по благоустройству, озеленению, развитию Красноярска. Ещё раз убедился, что он мыслит комплексно, масштабно, а это как раз и нужно большому городу. Так что, думаю, и в вопросе Универсиады мы будем первыми, и этот проект, как и другие, позволит Красноярску развиваться последовательно и комплексно. 

Досье:

Павел Стефанович Федирко

Родился в станице Екатериновская Крыловского района Краснодарского края.

Окончил Ростовский институт инженеров железнодорожного транспорта.

Начал трудовую деятельность мастером паровозовагоноремонтного завода Норильского комбината.

В 1972 году был назначен первым секретарём крайкома КПСС, став самым молодым региональным руководителем партии.

1987-1992 годы - председатель Центросоюза СССР.

С 1999 года - заместитель губернатора Красноярского края, начальник управления администрации края по взаимодействию с Правительством РФ и иными федеральными органами государственной власти.

С ноября 2001 года по май 2004-го - представитель в Совете Федерации Федерального Собрания РФ от администрации Красноярского края.

В мае 2004 года назначен советником губернатора Красноярского края.

Почётный гражданин Красноярского края.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.