21:04, 24 сентября 2015 г. | Авторы:

Павел Федирко: «Меня тоже начинали низлагать, но остановились»

21:04, 24 сентября 2015 г. | Авторы:

Несмотря на то, что Павел Федирко родился в далёком от нас Краснодарском крае, для нашего региона и его жителей он сделал больше, чем многие старожилы. Павел Стефанович руководил Красноярским краем с 1972-го по 1987 год. Эти 15 лет называют наиболее динамичным временем в истории региона.

Сейчас Павел Стефанович живёт в Москве, но периодически бывает в Красноярске. Во время последнего визита в наш город он поделился воспоминаниями о своей работе в Красноярском крае.

— Ваше первое место работы — мастер паровозоремонтного завода на Норильском комбинате. Расскажите, как Вы попали на север?

— Когда я учился в институте, мне дали право первому выбирать место будущей работы. Мы с товарищем выбрали Красноярск, “Енисейзолото”. Приехали, деньги кончились. В “Енисейзолото” нас и ждать не ждали. Предложили поехать в Норильск. Мы нашли контору Норильского комбината, она размещалась в Красноярске в старом доме на улице Ленина. Говорим: “Денег нет, как нам добираться до Норильска?” Нас в буквальном смысле слова погрузили на самолёт.

Я заканчивал институт как инженер-механик-заводчик, а в Норильске была железная дорога протяжённостью всего сто километров и ПЭВРЗ. Помню, нас принял директора завода, рядом с креслом у него стоял большой ящик яблок. Он жуёт яблоки и с нами разговаривает. А у нас животы сводит, потому что голодные, а денег нет…

Завод вольнонаёмных работников практически не имел, его обслуживал строгорежимный лагерь, в котором отбывали наказание не политические заключённые, а жулики. У меня в команде было человек сорок, все отпетые, как говорят. Был один заместитель, на тот момент он только освободился. Правда, его потом чуть ли не на моих глазах железными прутьями убивали. Слава богу, подоспел, не убили, в больницу отправили. Месяц пролежал, вернулся, неделю проработал и умер. Так мы начали работать…

Опыт первой работы был не очень сладким. Трудились мы много — с утра и до десяти-одиннадцати вечера. Но не было настроя убегать — наоборот, хотелось всё освоить и познать.

— Когда Вы стали руководителем края, какие проблемы сразу пришлось решать?

— Не успел я сесть в кресло руководителя, мне позвонил Борис Бугаев, был такой министр гражданской авиации. Он говорит: “Мы прекращаем полёты в Красноярск. Взлётно-посадочная полоса у вас короткая, мы бензин недобираем, пассажиров недобираем, ещё и взлетаем на центр города. Технически это очень опасно”. Я говорю ему: “Вы знаете, что меня только избрали?”. Он отвечает: “Знаю”. Я прошу: “Тогда пойдите мне на встречу. Давайте вместе подумаем, как выходить из положения. Я приеду к вам в Москву через полмесяца, и мы примем решение вместе”. Он согласился. Это был первый крупный неприятный вопрос, который мне пришлось решать.

В то время в стране строилось два крупных аэропорта — в Ташкенте и Минске. Чтобы строить аэропорт, было нужно решение Политбюро. Безусловно, ни в каких планах Красноярск не рассматривали. Но в итоге мы договорились, Бугаев помог, дал поручение институту составлять проект будущего аэропорта. Здесь мы нашли место под его размещение. Стали готовить площадку, затратили внутренние деньги, а ведь конец года, надо эти средства закрывать. Я к Бугаеву — закройте нам эти деньги. Он заплатил. И раз мы вошли в строчку расходов “на аэропорт”, в следующем году строить его стало легче. Так получился аэропорт.

Сам перенос аэропорта шёл с некоторым скандалом. Люди жили в домиках рядом со старым аэропортом. Дорога на работу занимала пять — десять минут, обедать ходили домой. А тут надо ехать за тридцать километров. Это вызвало бучу. Ещё и нашёлся один пилот, который ситуацию подогревал. Мне пришлось самому ехать на встречу с людьми, растолковывать им, что, если мы не перенесём аэропорт, Красноярск вообще не сможет развиваться.

Потом все успокоилось. Выделили автобусы для перевозки работников в аэропорт. Построили два дома для дежурного персонала. Тогда меня немного возмутило, что наши авиационные руководители спрятались в кусты, смотрели со стороны, что будет.

За годы руководства краем таких достаточно рискованных идей было немало. И если бы не мой возраст — тогда мне было 40 лет, я бы, наверное, и не взялся за их реализацию.

— Всем известен успех движения “Превратим Сибирь в край высокой культуры!”, а с чего всё начиналось?

— Как-то во время отпуска я посетил оперный театр за границей. Вернулся домой, постоянно сверлила мысль: если мы не переведём нашу культуру на более высокий уровень, то не привлечём инженеров, техников. Красноярский край активно развивался, нам были нужны высококвалифицированные специалисты.

Тогда на месте существующего нынче театра оперы и балета уже построили фундамент театра музыкальной комедии. Поехали на эту стройплощадку. Как быть? Я за то, чтобы строить театр оперы и балета, мой зам говорит: “Нельзя этого делать”. Я всё-таки всех переубедил. Возмутился театр музыкальной комедии, я поехал их успокаивать. Говорю: “И вам потом сделаем, слово даю”. Согласились.

Начали строить, и стало понятно: надо кадры где-то для театра искать. Построили институт искусств, хореографическое училище, мастерские. Выполнили целый комплекс, поскольку старались всё делать не просто так.

Создание симфонического оркестра было первым в программе перехода к более высокому искусству. Уговорили Ивана Шпиллера приехать к нам в город, он немного сопротивлялся сначала. Когда открыли театр оперы и балета, там тоже заработал симфонический оркестр. На меня стали нажимать: зачем Красноярску два оркестра? Выдержали этот нажим. Сохранили оба.

— Как Вы проводили выходные, удавалось ли отдохнуть?

— Жена часто упрекала: давай хоть один выходной используем. Говорил: “Давай”. Садился с ней в машину и вокруг Красноярска ехали — на строительство дорог, на другие объекты… Зато когда в понедельник приходил и спрашивал, как дела, мне начинали рассказывать: “То и то сделано”. А я истину уже знал. Мог сразу поправить и спросить. И мне всё меньше и меньше врали. Больше старались, чтобы всё было сделано так, как договаривались.

— В какой момент пришло осознание, что из провинциального города, региона Вы превратили наш край в один из лидеров?

— Я не любитель давать себе оценки, тем более хорошие. Наверняка за эти годы и ошибки, и недостатки были. Но могу сказать: многих секретарей низложили от “а” до “я”. Меня тоже начинали низлагать, но остановились. Всегда надо думать, прежде чем критиковать. И не критикой надо поправлять, а делом.

— Как Вы оцениваете сегодняшний Красноярск?

— Считаю, что вы, живущие здесь, не замечаете, как меняется Красноярск. А я, когда приезжаю в город через энное время, любуюсь Красноярском. Он превращается в современный город.

Если говорить о руководстве, у мэра Красноярска Эдхама Акбулатова есть хорошее достоинство: он очень порядочный человек. Сегодня надо решать вопросы экономического развития. Эдхам Шукриевич в принципе согласен с этим. И я думаю, что такие решения будут приниматься.

С новым губернатором мы вели достаточно подробный разговор о подходах к развитию края. Когда я стал руководить регионом, мы были в числе отстающих. Когда уходил, стали первыми. Объёмы производства по всем направлениям выросли в три раза. Однозначно сейчас надо делать новый рывок. Но для этого требуется провести большую работу, иметь программу действий. Руководство сейчас эту программу готовит. Если сделает и всё получится, то будет и рывок.

Но никогда не будет финансирования, если не драться за него. Сколько я положил сил! Приезжал в Москву, всё время бегал по инстанциям: нет-нет да и выпрошу что-нибудь. Где-то что-то намечается, а я уже первый в очереди. А у нас сейчас Шойгу, Новак свои. К ним надо ходить и каждый день за горло брать: сделайте для края что-нибудь.

В тему

В те годы, когда Павел Федирко был первым секретарём Красноярского краевого комитета КПСС, в строй введены НПЗ и глинозёмный комбинат в Ачинске, завод низковольтной аппаратуры в Дивногорске, Сосновоборский завод автоприцепов, КраМЗ, Крастяжмаш и ещё целый ряд производств. Появились современные по тем временам аэропорты Емельяново и Черемшанка. Началась разведка углеводородов на севере края. В Красноярске росли новые жилые микрорайоны: Северный, Солнечный, Ветлужанка, Пашенный и объекты, которые являются лицом города: архитектурные комплексы площади 350-летия и Стрелки. Были построены два моста через Енисей: Октябрьский и “777”.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.