15:10, 22 мая 2019 г. | Автор: Алексей Хитров | Фото: Александр Черных

Бывший худрук красноярской музкомедии Юрий Гвоздиков рассказал, что нужно артисту для счастья

15:10, 22 мая 2019 г. | Автор: Алексей Хитров | Фото: Александр Черных

Бывший худрук красноярской музкомедии Юрий Гвоздиков рассказал, что нужно артисту для счастья

Красноярскому музыкальному театру в этом году исполнилось 60 лет. Ровно половину этого немалого срока театром руководил заслуженный деятель искусств России Юрий Гвоздиков: в 1974 году пришёл главным режиссёром, а в 2004-м уходил с должности художественного руководителя. На время его работы пришёлся и расцвет театра в 1980-е годы, и наиболее сложный период в 1990-е.

Самый молодой главреж в стране

Когда Юрий Гвоздиков возглавил труппу Красноярского театра музыкальной комедии (так театр назывался до лета 2008 года), ему было 34 года — на тот момент он стал самым молодым главным режиссёром театра в СССР. За плечами у него были учёба в ГИТИСе и служба артистом, а затем режиссёром в Свердловском театре оперетты — одном из самых профессиональных и хорошо финансируемых в те годы в стране. Юрий Иванович признаётся, что, когда его пригласили главным режиссёром в красноярскую музкомедию, он поначалу решил отказаться — настолько невзрачным показался ему местный театр после ослепительной свердловской оперетты, где артисты играли роли в настоящих мехах, в шикарных декорациях. “Посмотрел я здесь пару-тройку спектаклей и засобирался, — вспоминает Юрий Гвоздиков. — Тем более что у меня было ещё приглашение главрежем в Ростов”.

Уже перед отъездом его вызвала к себе секретарь райкома по идеологии Полина Макеева и спросила: “Ну, как вам?” “Я ей отвечаю: “Вам правду сказать или слукавить?” А надо сказать, театр действительно не произвёл на меня впечатления: скудные декорации, ведущих артистов нет, главного дирижёра тоже, — рассказывает Юрий Гвоздиков. — В общем, я сказал ей, как есть: нужно семь артистов — героя, героиню, простака, субретку, комика, короче, на все ведущие роли. А это значит, что нужно и семь квартир, иначе как ещё заманишь артистов в Красноярск? Полина Георгиевна подумала и говорит, сейчас, мол, такой возможности нет, но к седьмому ноября квартиры будут, могу даже расписку дать. На дворе тогда стоял апрель, поэтому я в сомнениях всё-таки уехал из Красноярска в Ростов. Надо сказать, что и там труппа была не ахти, да и работали в стареньком здании. Поэтому я съездил ещё в Хабаровск, куда меня тоже звали, а вернувшись в Свердловск, подумал и выбрал Красноярск — хотелось сделать театр самому, с нуля.

Полина Георгиевна выполнила обещание. Благодаря этому в театр тогда пригласили очень симпатичных ребят. “Артисту ведь что надо? Всего-то три вещи: роли, чтобы быть востребованным, жильё — желательно просторное и недалеко от театра, ну, и зарплату, — говорит наш герой. — Когда это есть, можно смело труппу набирать. К тому же мне самому квартиру выделили сразу по приезде в Красноярск — четырехкомнатную, на Республики”.

“Опалённые строки”

Первым спектаклем, поставленным Юрием Гвоздиковым в Красноярске, стала пьеса его друга композитора Марка Самойлова “Тогда в Севилье”, однако настоящей своей творческой победой Юрий Иванович считает спектакль “Опалённые строки”, поставленный к 30-летию Победы. Эту пьесу он создал сам, включив в неё стихи и музыку военных, до- и послевоенных поэтов и композиторов. За эту работу в 1975 году театр музкомедии удостоился диплома лауреата Всесоюзного фестиваля музыкальных театров. Долгие годы спектакль ставился не только в Красноярске, но и в других городах Союза — Минске, Магадане, Иркутске, куда Юрий Гвоздиков специально ездил ставить их в качестве автора и приглашенного режиссёра.

— В финале представление трансформировалось в своего рода митинг, в который вовлекались зрители, — вспоминает Юрий Гвоздиков. — На сцене собиралась вся труппа, звучала финальная песня “Ты припомни, Россия, как все это было, Как полжизни ушло у тебя на бои”, ведущий обращался к залу и просил встать участников войны. А это ведь 1980-е годы — тогда ползала поднималось! На сцену приглашали ветеранов, героев войны, они говорили какие-то слова, благодарили театр, актёров... Мы играли по три-четыре спектакля в день, на него ходили целыми цехами, пионеры маршировали дружинами под барабанный бой. Зритель тогда был очень патриотичный, люди помнили те события, живы были участники.

Юрий Иванович признаётся, что тема войны близка ему лично, поэтому и созданный им спектакль вышел очень проникновенным. Его отец был танкистом, участвовал в битве на Курской дуге, прорывал блокаду Ленинграда, брал Кёнигсберг, награждён двумя грамотами за взятие Берлина, а уже после разгрома Германии его бригаду перебросили в Монголию, где он до сентября 1945 года воевал с японцами.

Для Юрия Гвоздикова 1980-е годы — это период расцвета театра: “Мы быстро поднялись, зритель нас любил, театр был на хорошем счету, мы выступали по стране от Норильска до Киргизии, были в Москве, Ленинграде. Помню, в год 350-летия Красноярска гастролировали сразу в трёх столицах союзных республик — Ташкенте, Фрунзе и Алма-Ате”.

 

 

“Ваня, кончай валять дурака!”

Помимо работы в театре музкомедии Юрий Гвоздиков ставил в Красноярске много массовых зрелищных мероприятий. Этому его научил великий режиссёр Иосиф Туманов — постановщик открытия и закрытия московской Олимпиады и других мероприятий и концертов высочайшего уровня. Туманов был худруком курса, на котором учился Юрий Гвоздиков, и часто брал его в качестве ассистента. Юрий Иванович до сих пор с благодарностью и почтением вспоминает своего учителя и сожалеет, что в последнее время о нём стали редко вспоминать. Опыт, перенятый у Иосифа Туманова, очень пригодился Юрию Гвоздикову в организации многих массовых мероприятий в Красноярске, в том числе фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона и большого спектакля к 350-летию Красноярска.

— Запомнился забавный эпизод на прощании Вани Ярыгина с большим спортом и его проводах на тренерскую работу, — говорит Юрий Иванович. — Мы с ним в своё время были соседями в том самом доме на Республики, дружили, поэтому то мероприятие ставил я. Помню, был легендарный Александр Медведь из Белоруссии, другие известные атлеты — все съехались отдать дань уважения Ивану. В течение вечера было несколько схваток, понятное дело, символических, Ваня во всех выиграл. А потом вышел здоровенный мужик из Архангельска и встал насмерть. Ярыгин его и так и эдак, а тот упёрся и ни в какую. В общем, долго они уже мнут друг друга, и тут из зрительного зала раздаётся громкий голос: “Ваня, кончай валять дурака!”. Но Иван всё-таки одолел тогда этого архангельца.

Помогали друзья-меценаты

В 1990-е годы, вспоминает Юрий Гвоздиков, для театра настали тяжёлые времена. Люди стали жить хуже, им было уже не до культурного досуга, поэтому тех скудных сборов, которые приносила театральная касса, хватало только на финансирование спектаклей — костюмы, реквизит, декорации. На зарплаты артистам денег порой уже не было. Тогда Юрий Гвоздиков обращался, как он сам говорит, к друзьям-меценатам — руководителям крупных красноярских предприятий, которые и сами жили тогда небогато, но находили средства на помощь театру. “Мне в своё время удалось создать нечто вроде попечительского совета театра, — говорит Юрий Иванович. — В него входило 15 человек директоров заводов. В их числе был Виктор Гупалов, руководитель Красмаша, Вячеслав Шильдин, директор телевизорного завода, Лев Логинов с завода комбайнов, другие директора. Все они были не просто меценаты, а мои друзья. Где-то раз в месяц мы собирались у меня за “рюмкой чая”. Они очень помогали театру, за что я им до сих пор благодарен”.

Собрать этот совет помог Павел Федирко. “Очень уважаю этого человека, который столько сделал для культуры горда и края, — говорит Юрий Гвоздиков. — При нём ведь у нас открылись хореографическое училище, институт искусств, театр оперы и балета, при нём же поставили на реконструкцию театр музкомедии. Так вот, когда у меня возникла идея организовать попечительский совет, я обратился к нему, поскольку сам ещё мало кого знал, и он приглашал директоров предприятий, советовал оказать помощь театру, и ведь никто не отказывал”.

“Работай в полную силу или уходи!”

После ухода из театра музкомедии в 2004 году Юрий Гвоздиков только однажды побывал в нём на одном из юбилейных мероприятий. Говорит, что уже здоровье не позволяет много передвигаться. “Я ведь и уходил тогда, потому что заболел, — поясняет Юрий Иванович. — Прихватило так, что месяца три из дома не выходил. А у меня принцип такой: или работай в полную силу, или уходи, освобождай места другим”.

Сейчас Юрий Гвоздиков по возможности интересуется жизнью театра. Следит, что о нём публикуют в СМИ, общается с коллегами, которые ещё продолжают работать в театре. “Мне тоже звонят оттуда, поздравляют с разными датами, вот в честь 60-летия прислали открытку и подарок, — отмечает Юрий Иванович. — Мне кажется, в театре всё сейчас складывается хорошо, могу только пожелать, чтобы так было и дальше, дай Бог, чтобы театр развивался”.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.