Актуально

Красноярские родители все чаще переводят детей на семейное образование

При этом ответственность за обучение детей несут родители.

 Анастасия Минина Анастасия Мельникова
Опубликовано 1 месяц, 3 недели назад,   9 февраля 2020 г. 14:00
Опубликовано 1 месяц, 3 недели назад,   9 февраля 2020 г. 14:00

Дмитрий Шабалин

Не посещать школу и учиться дома самостоятельно — сегодня закон разрешает семейное образование. При этом ответственность за обучение детей несут родители. Они могут сами заниматься с ребёнком, воспользоваться услугами репетиторов или преподавателей онлайн-сервисов. Но проверка знаний — промежуточная и итоговая аттестации — проходит в образовательном учреждении.

В нашем городе такой вариант обучения выбрали порядка полутора тысяч семей. Отметим, что несколько лет назад количество “домашних” учеников измерялось десятками.

Школа не держит

Со второго полугодия дочь Ирины Плехановой занимается дома.

— Сейчас Алёнка учится в пятом классе, мысль о переводе на семейное обучение появилась давно — когда мы вернулись из Аргентины, там дочь закончила первый класс, — рассказывает Ирина. — Мы сравнивали школьные системы, результат получался не в пользу российской. Но не были уверены, что нам, родителям, хватит ресурсов, чтобы контролировать процесс. В этом учебном году первые две четверти Алёна занималась в обычной школе и параллельно — на онлайн-платформе, чтобы понять, насколько это приемлемо для нас, готов ли ребёнок ответственно относиться к занятиям. В итоге со второго полугодия окончательно перешли на онлайн-обучение. Кстати, вторая причина для принятия такого решения — путешествия, мы любим подолгу жить в разных странах. Теперь, когда вопрос со школой решён, нас ничего не держит.

Промежуточную аттестацию Алёна будет проходить дистанционно, а итоговую — за 9 и 11 классы — очно, в одной из частных школ Москвы.

— Главное — процесс обучения в такой форме гораздо интереснее для моей дочери. Кроме того, ребёнок свободен от стрессов и двоек за забытую дома тетрадь. Поэтому учится гораздо охотнее, — отмечает Ирина. — А ещё у Алёны освободилось время для того, что ей действительно нравится. Она занимается тайским боксом, ходит в школу английского и художественную студию. Поэтому друзей-подруг-единомышленников у неё много.

Процесс обучения построен так: Алена сама смотрит уроки, на время начала занятий заводит будильник. Если у неё появляются какие-то вопросы, задаёт их преподавателю в онлайн-чате. Когда выполняет домашние задания, иногда обращается за помощью к родителям.

Как один организм

У Людмилы Уитман, руководителя КРОО “В поддержку семейного образования”, восемь детей — шесть кровных и двое приёмных. Лишь трое из них посещали школу — выборочно в нескольких классах. “Региональной общественной организацией я руковожу уже семь лет, это объединение родителей, выбравших для своих детей семейное образование, — рассказывает она. — Сейчас в организацию входит 60 семей”.

Людмила отмечает: для её семьи самообразование — одна из главных целей такой формы обучения.

— Мы редко прибегаем к услугам репетиторов, — говорит она. — Да, иногда детям сложно, но мы всегда рядом: готовы поддержать, подсказать. Недавно моя дочь вспоминала, как непросто ей давалась алгебра. Но она её победила… Плюсы такой формы обучения в том, что изменяется динамика семьи — она живёт как единый организм, сердца родителей обращены к детям. Взрослые становятся для ребёнка примером того, какими они хотят видеть своих детей. При правильной организации процесса ребёнок ответственен за свою учёбу, а родители — помощники и вдохновители. В результате дети быстрее взрослеют, у них больше времени и сил искать себя, выбирать будущую профессию. Две мои старшие дочери получили аттестаты с отличием за девятый класс, успешно отучились в колледжах: одна — в художественном, другая — в музыкальном, поступили на бюджетные места в московские вузы.

Среди минусов Людмила отмечает непонимание со стороны родственников.

— Кроме того, в любой момент что-то может пойти не так, а помощь не всегда легко найти, — поясняет она. — Мало материалов, рассчитанных именно для индивидуального обучения. Не совсем прозрачны требования школы в плане аттестаций. Нам редко дают демоверсии контрольных работ, и в принципе единых для всех проверочных материалов нет. Мы обращались с предложением, чтобы специалисты центра оценки качества подготовили такие работы. Но нам ответили: аттестационные материалы — прерогатива школы.

По мнению Людмилы, если бы ситуация была иной, возможно, гораздо больше детей переходили бы на семейное обучение. “Сейчас обычно происходит так: родителям говорят — есть учебники, занимайтесь, — рассказывает она. — Всю учебную литературу мы приобретаем сами”. К слову, в некоторых регионах страны родители, выбравшие семейную форму образования, получают денежную компенсацию. Её назначение — право региона. В Красноярском крае такой нормы нет.

— Кроме того, некоторые льготы нам не положены. Например, скидки на железнодорожные билеты в учебном году только для школьников-очников, — говорит Людмила. — Но отмечу, что в Красноярске во многом более благоприятная атмосфера для семейного образования, чем в целом в стране.

Папа силён в математике

— Каждый год аттестацию в нашем учреждении проходят от 18 до 26 семей, выбравших такую форму обучения, — рассказывает Татьяна Жихарева, директор школы № 94. — Причём это дети не только из Красноярска, но и из других городов России. Большая часть ребят — младшего школьного возраста, учеников старшего возраста гораздо меньше. Но это объяснимо: программы средней и старшей школы самостоятельно, без репетиторов, осилить очень сложно. Немногие семьи могут справиться с этой задачей самостоятельно. Знаю, что некоторые объединяются: кто-то из родителей объясняет математику, другой — физику. Так совместно дети проходят курс обучения. Если говорить об уровне успеваемости тех, кто учится дома, он ниже, чем у ребят, посещающих школу.

Для сравнения, от 45 до 60 процентов учеников начальных классов школы № 94 имеет высокий уровень успеваемости. То есть эти ребята учатся на 4 и 5. Среди тех, кто находится на семейном обучении, а аттестацию проходит здесь, этот процент — около 20.

— Мечта нашей организации — открытие независимого центра, где можно пройти аттестацию, в том числе и дистанционно, по любой теме, разделу, за любую четверть, год, на любой ступени образования в удобное для семьи время, — говорит Людмила Уитман. — Сейчас многие школы ставят аттестации за год строго в апреле. Иногда ребёнку приходится сдавать по два предмета в день. В этом центре родители смогли бы получать необходимые консультации. Кстати, его открытие очень помогло бы и приёмным семьям. Практика показывает: приёмным детям трудно удерживать в памяти материал всего года, им лучше сдавать темы отдельно. Таким ребятам обучение в принципе даётся не просто, поэтому семейная форма для них — оптимальный вариант. Но здесь есть проблема федерального уровня. По существующим нормам законные представители ребёнка вольны выбирать форму образования. А по закону об опеке, принятому в 1990-е годы, специалисты органов опеки должны дать разрешение уйти на семейное обучение. Что они делают не очень охотно. Хотя по факту все понимают, что маленький процент приёмных детей может успешно учиться в школе.

В тему

Недавно был опубликован проект приказа Минпросвещения РФ, в котором конкретизированы действия родителей, школ и органов местного самоуправления при переводе на семейную форму. Пункт, который вызвал дискуссию, — обязательное зачисление ребёнка в конкретное учреждение и следование утверждённому графику аттестации. Сейчас дети, получающие образование в такой форме, не являются учениками какой-либо образовательной организации.

— Даже нашим юристам не всё понятно в приказе, — отмечает Людмила Уитман. — Прикрепление к конкретному учреждению — не зло, если ребёнок может учиться по индивидуальной программе и график аттестации выстраивается, отталкиваясь от требований семьи. Возможно, приказ даже даст нам преимущество — школы будут выдавать учебники желающим. Вместе с тем у образовательных учреждений появится больше работы. Готовы ли они к новым, несистемным подходам? Не сведётся ли всё к контролю со стороны школ, то есть, по факту, не к семейному образованию, а к заочной форме обычного, школьного?

Обзор материалов

АКТУАЛЬНО / 3 апреля 2020 г. 13:28

Номера нашего издания можно скачать через специальный сервис.

Полиция доставляет ветеранам наборы продуктов питания.

ДАЧНЫЙ СЕЗОН / 9 марта 2020 г. 8:00

50 точек, торгующих семенами, проверил Россельхознадзор в Красноярском крае в 2019 году.

PRO ДВИЖЕНИЕ / 3 апреля 2020 г. 11:21

Интервал движения увеличивается, чтобы обеспечить дистанцию между пассажирами.

ДОБРЫЙ СОВЕТ / 30 марта 2020 г. 15:10

Открыты продуктовые магазины и аптеки, также в особом режиме работают некоторые государственные организации.

ЖКХ И БЛАГОУСТРОЙСТВО / 31 марта 2020 г. 10:41

По итогам первого этапа к конкурсу допущены 6 организаций.

МЫ - ВМЕСТЕ / 9 марта 2020 г. 9:00

Несколько мероприятий прошло на Масленицу с участием Красноярской краевой организации общества слепых.

НЕОТЛОЖКА / 31 марта 2020 г. 16:00

Такое решение принято на заседании правительства края.

ПРОСПЕКТ КУЛЬТУРЫ / 1 апреля 2020 г. 10:21

Экскурсии доступны в соцсетях и на сайте музея.

СТАДИОН / 3 апреля 2020 г. 7:25

Михаил Пашкин подписал новое трудовое соглашение.

НОВОСТИ / 3 апреля 2020 г. 15:21

В регионе различные льготы получают более миллиона жителей

Рассказываем про предприятия, организации, горожан, деятельность которых напрямую влияет на облик Красноярска.

АКТИВНЫЙ ВОЗРАСТ / 2 февраля 2020 г. 16:00

“Сердце лечит сердце” — таков девиз медперсонала отделения кардиологии.

МОЯ ИСТОРИЯ / 22 февраля 2020 г. 12:00

Путешественник по Крайнему Северу Андрей Васильев рассказывает о своём увлечении.