Экология

Сотрудники заповедников и национальных парков Красноярского края и Хакасии обсудили биоразнообразие региона

Мониторинг биоразнообразия ведется уже 15 лет при поддержке компании РУСАЛ.

Сотрудники заповедников и национальных парков Красноярского края и Хакасии обсудили биоразнообразие региона

РУСАЛ

В научно-познавательном комплексе «Нарым» национального парка «Красноярские Столбы» встретились экологи, сотрудники заповедников и национальных парков Красноярского края и Хакасии. Темой совещания стало пятнадцатилетие глобальной экологической программы — «Мониторинга биологического разнообразия на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) Алтае-Саянского экорегиона».

Почему так важно биоразнообразие?

На Земле существуют сотни и тысячи различных видов животных и растений, но человеческая цивилизация неуклонно отбирает у них среду обитания. Особенно печальным в этом смысле можно назвать ХХ-ый век: за это столетие мы потеряли 117 видов только позвоночных животных. Сейчас человечество владеет 58 процентами территорий планеты, а это значит, что их коренные обитатели вынуждены смещаться на чуждые им территории, уничтожать их хозяев или самим становиться жертвами.

Именно для сохранения разных видов животных и растений во всем мире создаются заповедники, заказники, национальные парки, исключающие хозяйственную деятельность человека.

Но почему сохранение биоразнообразия необходимо? Зачем, к примеру, нам тысяча видов рыб, если прокормиться можно одной камбалой? Или зачем эти миллионы разных цветов, когда хватило бы одних роз? Дело в том, что ни один вид на планете не существует без связи с другим. Не будет планктона – вымрут киты. Уничтожим волков – расплодятся зайцы и съедят всю капусту. Застроим высокогорья – не будет женьшеня и еще десятков полезных растений, на которых построена современная фармакология.Иными словами, биоразнообразие – это залог будущего человечества, его пропитания, здоровья и развития.

Экологическая ответственность

В глобальном смысле Земля – это единый организм, но все же на ней существуют отдельные экосистемы, где межвидовые связи более крепки между непосредственными соседями. Такой системой является и Алтае-Саянский регион. Он простирается от Алтая до Байкала и является родиной тысяч эндемичных растений и сотен видов животных, которые не существуют больше нигде.

О необходимости сохранения уникальной природы региона задумывается крупный бизнес. В 2007 году в интервью газете «Ведомости» основатель компании РУСАЛ Олег Дерипаска говорил, что «для бизнеса фактором № 1 является экология, и пренебрежение ею в экономическом развитии России недопустимо». Четкая и внятная экологическая позиция Олега Владимировича совпала с его особым отношением к Хакасии, где еще в 1994—1997 годах он был генеральным директором Саяногорского алюминиевого завода.

Никого не может оставить равнодушным природа этих мест, мощная и хрупкая одновременно. Именно поэтому следить за ее состоянием, вовремя уловить тревожные изменения и принять меры, — это и есть цель научного проекта «Мониторинг биологического разнообразия на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) Алтае-Саянского экорегиона». И хотя проект работает на средства компании РУСАЛ, что именно и как исследовать – решают только ученые.

Проект «Мониторинга» запущен в 2007 году при поддержке РУСАЛа. За эти годы РУСАЛ инвестировал в проект по исследованию биоразнообразия в заповедниках и национальных парках Алтае-Саянского региона порядка 84 млн рублей.

— С Олегом Владимировичем Дерипаской мы обсудили идею этого проекта в 2007 году и после первых результатов мониторинга больше ни разу не пришлось просить финансовую помощь, — уточняет член Общественной палаты Российской Федерации Ирина Санникова. – Когда есть понимание, зачем и для кого это делается, виден результат, понятен высокий уровень экспертов, то крупный бизнес готов сотрудничать и помогать.

Чистый снег

Фото: Дмитрий Попугин

Мониторинг – это в первую очередь учет и контроль. Ученые, задействованные в программе, работают по самым разным направлениям: подсчитывают численность животных в заповедниках, определяют их миграционные пути, измеряют объем кормовой базы, берут пробы почвы, воды и снежного покрова и так далее.

К примеру, прошлой зимой сотрудники национального парка «Красноярские Столбы» весь сезон отбирали пробы снега в 30 точках: 22 из них в нацпарке, 8 – в Красноярске. Снег исследовали по 19 показателям.

— Главными загрязнителями стали металлы, хотя раньше были бенз(а)пирен и фтор. А цинка и никеля в нацпарке больше, чем в городе. Причем, никеля с 2014 по 2020 год не было вообще. А сейчас он выше ПДК. С 2019 года в городе фиксируется кобальт, в 2021 году он появился и в нацпарке, хотя раньше этого металла не было. Содержание меди превышено по всем точкам наблюдения, загрязнение в городе и нацпарке примерно одинаковое. Суммарное загрязнение по всем точкам по всем 19 показателям за последний год выросло, — рассказала Елена Тропина, ведущий научный сотрудник нацпарка «Красноярские Столбы».

Все эти данные необходимы крупным производственным компаниям для выстраивания дальнейшей стратегии ведения своего бизнеса.

— Мы намерены продолжать эту работу, считаем, что это ответственность всех крупных компаний, — сказал директор по экологии, охране труда и промышленной безопасности Красноярского алюминиевого завода Александр Белянин. – Для нас особенно важно, что ученые изучают биоразнообразие флоры и фауны, а также снег, почву, хвою вблизи крупных промышленных предприятий – КрАЗа, САЗА, ХАЗА и данные многолетних наблюдений используются в нашей работе, чтобы понимать и оценивать влияние заводов на окружающую природную среду и планировать и проводить мероприятия по его снижению.

Редкие и частые хищники

Фото: Саяно-Шушенский заповедник

Со снегом и почвой понятно: компании должны адекватно оценивать воздействие промышленного производства на окружающую среду. Но ни для кого не секрет, что одна из важнейших целей программы мониторинга в Алтае-Саянском регионе – это возвращение к историческим местам обитания редчайшего хищника ирбиса (снежного барса).

В 2002 году на территории России было 150-200 снежных барсов, ирбисов. В 2015 — только 70-90. Из них 9 сейчас живут на территории Саяно-Шушенского заповедника. К 2017 году в Саяно-Шушенском заповеднике их практически не осталось. В фотоловушки попадал лишь один самец по кличке Ихтиандр.

Шанс на восстановление численности ирбиса в Саяно-Шушенском заповеднике появился после визита президента России, председателя Попечительского Совета Русского географического общества Владимира Путина в Таджикистан. Эта страна передала снежных барсов для выпуска в Саяно-Шушенский заповедник.

— Это был первый в мире опыт – транслокация снежного барса. К нам в 2018-2019 годах привезли самца и самку и через год родились два котенка. Из этого потомства подросший самец ушел на соседние территории, а самка осталась в заповеднике. В этом году у привезенной из Таджикистана самки родились сразу три котенка – эта семья попала в объектив фотоловушки, фото и видео стали сенсацией, их показали по федеральным каналам, они разлетелись в интернете. Сейчас в заповеднике 9 ирбисов плюс два транзитных, которые заходят на территорию. У каждого есть свой номер, свое имя, каждого знаем и отслеживаем. Хищники успешно выбрали в заповеднике индивидуальные участки обитания, а также контактировали между собой и с аборигенным самцом Ихтиандром, — рассказал начальник научного отдела Объединенной дирекции заповедника «Саяно-Шушенский» и национального парка «Шушенский бор» Роман Афанасьев.

Очевидно, что ирбис имеет все шансы в будущем стать таким же символом Енисейской Сибири, как амурский тигр для Приморья. Именно поэтому на его возвращение домой рассчитывают и представители крупного бизнеса: забота о снежном барсе – это забота об имидже региона.

— На сегодняшний день результаты проекта мониторинга биоразнообразия открыты для всех и являются настоящим научным достоянием, активно используются в проектной деятельности и при создании новых ООПТ. Многолетние результаты проекта справедливо можно считать существенной частью экологического каркаса Енисейской Сибири, — уверен научный руководитель проекта, директор заповедника «Хакасский» Виктор Непомнящий.

Фото: Роев ручей

Одним из залогов успеха в деле сохранения видов является развитие инфраструктуры охраняемых территорий. Безопасность для животных и человека, запрет охоты и рыбной ловли, определение границ пребывания зверей и человеческих стоянок – это порой приводит к непредсказуемым последствиям. Так, после облагораживания природного парка «Ергаки» оказалось, что медведей не только стало больше, они еще и изменили свое поведение. Если раньше медведь всегда считался хищником-одиночкой, то теперь из-за многократного роста популяции медведи стали собираться в стаи.

— Колоссальное количество медведей! Наблюдаем 10 лет, меньше не становится. И по одному медведи давно не ходят, обычно их 2-3, — рассказала Инна Исаева, старший научный сотрудник «Хакасского заповедника».

И это не просто слова, это данные сети фотоловушек и анализа более 131 тысячи фото и видео.

— У нас одна фотоловушка зафиксировала 12 разных медведей, то есть их пути пересекаются в одной точке! И еще мы видим, с какой скоростью перемещаются медведи, — добавляет Игорь Грязин, директор природного парка «Ергаки». — В этом году помониторили молодых самцов 3-4 летнего возраста и выяснили, что для них пробежать за сутки 35-40 километров – это обычное дело! То есть наблюдать за ними действительно сложно, где они появятся – неизвестно. Но мы справились. В этом году ни одного случая нападения медведей на туристов не было. В том числе и благодаря увеличению финансирования. Мы смогли дополнительно принять на работу 12 инспекторов, создали дополнительные посты. Плотная сеть постов позволила наблюдать за хищниками. Причина такого быстрого перемещения по территории природного парка — поиск пищи, оставленной туристами. Мы годами говорим, никогда ничего не оставляйте. Медведя, который попробовал что-то вкусное, уже не остановить. Это как у маленького ребенка отнять лакомство. А у этого «ребенка» вес больше 150 килограммов, отсюда и трагедии, и проблемы.

Отдых на природе

Фото: Анастасия Минина

Первозданная природа манит путешественников. Постпандемийные годы дали просто взрывной рост численности туристов, которые стремятся посетить охраняемые природные территории. Но не все ответственные: люди вытаптывают траву, собирают грибы и ягоды (а это корм для таёжных животных), оставляют на стоянках пластик и стекло. Но нельзя сказать, что это непоправимый вред: для этого и существует мониторинг, чтобы вовремя убрать следы антропогенного воздействия на флору и фауну.

Примеров множество. Озеро Белё в Хакасии в июле 2022 года приняло в среднем около 2500 отдыхающих на каждом плесе, в выходные дни с пиком примерно в 4000. Ученые отметили интенсивное вытаптывание растительности в прибрежной части озера. Но самое главное – состояние воды, ради которой туристы едут сюда хотя бы на выходные.

— Мы наблюдаем за химическим составом воды озера Белё по 12 показателям, – рассказала Анна Афанасьева, младший научный сотрудник «Хакасского заповедника». – ПДК фенолов и бенз(а)пирена в ней не превышены, но в 2022 году снижен уровень кислорода, и повышается содержание тяжелых металлов. Цинка, меди и свинца уже больше предельно допустимых значений для рыбохозяйственных вод.

Проблемы есть и на экологическом маршруте «Шалаш» национального парка «Шушенский бор», за которым тоже ведется наблюдение. Это то самое место, где охотился во время ссылки в Шушенском вождь мирового пролетариата Владимир Ленин. Часть деревни, где он жил, превращена в музей, который работает 364 дня в году (1 января – единственный выходной!). Туристов становится все больше, в том числе и у «Шалаша», и они идут к нему разными тропами. И туалета здесь как не было, так и нет. Очевидно, что необходимо создать единую маршрутную сеть, навигацию и инфраструктуру с учетом туристического потока и природных возможностей этого участка.

Кстати, у Олега Дерипаски позиция более жёсткая. О защите окружающей среды и решении климатических проблем он много пишет, в частности, в своем Telegram-канале. Вот только одна цитата: «Мы уже дошли до того, что дети этого тысячелетия не уверены, что мы им что-то оставим и у них вообще будет будущее».

Еще жестче Олег Владимирович высказался о защите озера Байкал:

— Надо, как минимум, запретить использование любого(!) одноразового пластика в зоне Байкала. Хорошо бы вообще на время полностью ограничить турпоток «дикарей», чтобы навести порядок в инфраструктуре и в головах гостей. Года на 2-3. В вопросах защиты Байкала нам всем надо теперь стать радикалами, идти на самые жесткие меры. Если мы сегодня этого не сделаем, то потомки нам «спасибо» не скажут.

Данные мониторинга находятся в открытом доступе. Они опубликованы в ежегодном сборнике для библиотек заповедных территорий, партнеров, участвующих в проекте.

— Все эти результаты никогда не лягут на полку пыльным томом и не будут забыты. Все данные, полученные в ходе исследований, востребованы в широком кругу сотрудников ООПТ, это фундамент на основе которого можно принимать различные управленческих решения и делать дальнейшие прогнозы и выводы, — подвела итоги работы за год Ирина Санникова.

При подготовке материала использована статья «КП-Красноярск».

Анастасия Минина
Опубликовано 2 месяца назад,   7 декабря 2022 г. 17:21
Опубликовано 2 месяца назад,   7 декабря 2022 г. 17:21
Пример HTML-страницы

Обзор материалов