Неотложка

Психолог рассказал, как коронавирус влияет на психологическое состояние заболевших

В ковидных отделениях БСМП заболевшим, находящимся в подавленном состоянии, помогают психологи.

Психолог рассказал, как коронавирус влияет на психологическое состояние заболевших

Тревога, беспокойство, плохие мысли — пациенты с коронавирусом часто находятся в подавленном, депрессивном состоянии. В ковидных отделениях БСМП таким заболевшим помогают психологи. Специалисты трудятся в красной зоне посменно: чтобы нагрузка распределялась равномерно. Это позволяет снизить риск возможного заражения и избежать профессионального выгорания.

Психолог Андрей Ланденок — в числе тех, кто работает с пациентами инфекционного госпиталя.

— Андрей Владимирович, насколько важна психологическая поддержка для тех, кто болеет коронавирусом?

— Она, в принципе, важна для всех пациентов, независимо от диагноза. Ведь человек, серьёзно заболевший, находится в тяжёлой, кризисной ситуации. А в таких случаях нужна психологическая поддержка. В сегодняшней обстановке, когда объявлена пандемия и многие постоянно находятся в тревожном состоянии, пациентам с коронавирусом наша помощь особенно необходима.

Кроме того, специфика заболевания коронавирусной инфекцией такова: на фоне высокой температуры, затруднённого дыхания у некоторых наблюдается эмоционально-подавленное настроение, возникают депрессивные проявления, тревога за своё самочувствие, страх смерти. Из-за нехватки кислорода могут сниться кошмары. По сути, это нормально — так протекает заболевание.

Когда я спрашиваю у пациентов: чем вы себя отвлекаете от негативных мыслей, есть ли у вас интерес что-то почитать, посмотреть, как правило, они отвечают: «Мне ничего не хочется». Заболевшие чувствуют себя подавленно, у них нет настроения заниматься чем-либо.

— Такой настрой нужно изменять? Или лучше выдержать паузу и всё само пройдёт?

— Обычно мы поступаем следующим образом. Объясняем пациенту, что его психологическое состояние — норма при данном заболевании. Именно коронавирус является причиной такого мироощущения, а не то, что в жизни всё вдруг стало плохим. Депрессивные проявления возникают на фоне болезни.

Давно доказано, что поведение и психологическое состояние пациента зависят от физического самочувствия. Когда человек тяжело болеет, он становится чувствительным к критике, обидчивым, ранимым. Или напротив — раздражительным и вспыльчивым. А может быть, замыкается в себе.

Мы говорим пациенту: такое состояние пройдёт со временем, настроение будет становиться лучше по мере того, как вы будете поправляться. Поэтому не переживайте, старайтесь не зацикливаться на негативных аспектах. Предлагаем перечислить: что поменялось за период лечения? Пациент вспоминает: температура постепенно нормализуется, дыхание становится лучше, появился аппетит, слабость уменьшилась… Советуем больше внимания обращать именно на такие — положительные моменты, постепенно выводить себя из минорного настроя. Каждый день отмечать улучшения: вчера было так, а сегодня уже чуть лучше.

Естественно, что на фоне подавленного настроения приходят разные мысли, порой одна другой страшнее: я долго болею, скоро умру, мне ничего не хочется. Надо с ними бороться.

— Вы отслеживаете динамику: работаете с пациентом столько раз, сколько требуется для улучшения его психологического состояния?

— Да, конечно. Мы оцениваем состояние, если видим, что настрой изменился уже после первой беседы, значит, систематическая поддержка не требуется. Также она не нужна тем, кто понимает: такое настроение возникло на фоне болезни, необходим настрой на позитив, и тем, кто уверен, что обязательно выздоровеет. Если видим, что пациент устойчив, выбрал верный курс и умеет себя мобилизовать, наше дальнейшее сопровождение ему не нужно. Но есть очень тревожные, беспокоящиеся больные, с ними работаем неоднократно.

image description

— Кто чаще относится к категории беспокоящихся?

— Это совершенно разные по возрасту люди. Во многом их состояние зависит от личностных черт. Если человек сам по себе тревожный, мнительный, во время болезни эта тревога будет усугублять его общий эмоциональный фон. Но если умеет мобилизовать себя в жизни, то и, заболев, будет настраиваться на позитив. Говорить себе: и не из такого выкарабкивался, знаю, что всё будет хорошо, я справлюсь.

— Ваш основной метод работы в ковидных отделениях — беседы?

— Да. В условиях стационара возможности собирать группы нет: пациенты часто лежат под кислородом, испытывают сильную слабость — им сложно подняться с постели. Но, повторю, есть прямая корреляция между состоянием здоровья и эмоциональным состоянием. Зачастую бывает так: в понедельник общались, заболевший не вставал, был очень пассивным. Температура снизилась, сатурация кислородом, напротив, повысилась, уже в пятницу он сидит, улыбается. Говорит: чувствует, что жизнь вернулась.

— А существует обратная связь: позитивный настрой влияет на скорость выздоровления?

— Да. Здесь всё опять-таки зависит от личностных характеристик. Повторю, если у человека присутствует способность к саморегуляции, он умеет мобилизовать себя и переключать своё внимание, то, конечно, это помогает ему проще перенести заболевание и быстрее выздороветь.

— Пациенты, с которыми вы работаете, испытывают чувство вины: переживают, что могли заразить кого-то из близких? Сами ищут виноватых в своём заболевании?

— Такие случаи — поиск виноватых или присутствие чувства вины — единичны. Но часто мы слышим другой вопрос, особенно среди пожилых людей: «Не понимаю, где я мог заразиться? Я же никуда не ходил, только в магазин, ни с кем не общался». Им кажется, что они соблюдали достаточные меры профилактики.

Мы стараемся от этих мыслей отвлечь. Объясняем, что главное сейчас — настроиться на выздоровление. А как именно вы заразились, можно только гадать. Не нужно тратить на это силы.

— Врачам ковидных отделений вы оказываете психологическую поддержку, например чтобы помочь избежать профессионального выгорания?

— Мы предлагаем свою помощь. Но пока к нам никто не обращался, потому что сотрудники, которые работают в красной зоне, слишком заняты. Там действительно непростая обстановка, нужно много времени уделять пациентам, текущей работе. Но мы всегда готовы помочь им. Когда приходим в ординаторскую, чтобы взять список пациентов, нуждающихся в нашей поддержке, напоминаем докторам, что мы открыты для всех.

— То есть лечащие врачи выбирают, кто из пациентов нуждается в консультации психологов?

— Конечно. Лечащий врач ведёт больного, он прекрасно знает, в каком состоянии находится пациент. И если больной испытывает депрессивно-тревожные настроения или беспокойство, рекомендует беседу с нами.

Бывает, что, когда мы приходим в палату, другие пациенты также присоединяются к разговору. Спрашивают: «Вы психолог? Можно проконсультироваться: я не сплю, меня преследуют тревожные мысли…» Мы всегда даём возможность высказаться, консультируем, оказываем помощь.

— Чего больше всего боятся заболевшие коронавирусом?

— Думаю, смерти. Особенно возрастные люди. Они боятся: «Вдруг всё пойдёт не так хорошо и меня не станет»...

— Сложно отвлечь от таких мыслей?

— Обычно нет. В основном мы работаем с пациентами со средней тяжестью заболевания. Те, кому совсем плохо, лежат на ИВЛ, им не до консультаций психолога.Перед беседой с больным я обязательно разговариваю с лечащим врачом, узнаю динамику, чтобы понимать, какие есть улучшения. И потом обсуждаю позитивные моменты с пациентом — по фактам раскладываю ситуацию, объясняю, что он идёт на поправку, советую думать о хорошем.

Мне повезло — я работаю не один, у меня замечательные коллеги. Вместе мы помогаем пациентам пережить эту сложную жизненную ситуацию.

— Вы сами испытываете страх, когда заходите в красную зону? Боитесь заболеть?

— Боюсь. Но что делать — люди нуждаются в нашей помощи.

Анастасия Мельникова
Опубликовано 2 года, 1 месяц назад,   10 декабря 2020 г. 17:30
Опубликовано 2 года, 1 месяц назад,   10 декабря 2020 г. 17:30
Пример HTML-страницы

Обзор материалов