Новости

Теория вероятностей


Опубликовано 12 лет, 4 месяца назад,   21 марта 2008 г. 19:56
Опубликовано 12 лет, 4 месяца назад,   21 марта 2008 г. 19:56

К слову, все это уже было. О полиграфе в качестве антикоррупционного инструмента периодически заговаривали в течение прошедших восьми лет. Последний всплеск подобных настроений случился в конце 2006 года: воронежский губернатор Владимир Кулаков заявил о своей уверенности в “стопроцентной правоте” детектора лжи. В прошлом глава областного УФСБ, Кулаков предположил, что неблагонадежные и нечистые на руку чиновники “сами уйдут”, убоявшись проверок. Идеи губернатора Воронежской области горячо поддержал депутат Заксобрания Красноярского края Олег Пащенко, который тогда по собственному желанию прошел тестирование — и коллегам посоветовал. Теперь, судя по выступлениям представителей МВД и ФСБ, все серьезнее.

В частности, подполковник милиции, один из ведущих специалистов МВД по детектору лжи Игорь Нестеренко предположил, что встать на пути нововведения может лишь отсутствие закона, регулирующего использование полиграфа.

“В общем и целом это хорошее предложение, — заметил Нестеренко. — Единственный проблемный момент заключается в том, что на сегодня нет до конца проработанной правовой базы. Закон по полиграфу должен бы ликвидировать этот правовой вакуум”.

Процедура проверки на контактном полиграфе, даже когда она проводится в порядке эксперимента и угрозы разоблачения нет, не слишком приятна. Человека обматывают датчиками, которые отслеживают изменения дыхания, кровяного давления... “Липучки” на пальцах левой руки, измеряющие, помимо прочего, потоотделение, давят, заставляя прислушиваться к собственному пульсу.

— Все эти неудобства ведут к тому, что испытуемый начинает чересчур нервничать. Поэтому я стараюсь заранее успокоить человека и, что немаловажно, определить его физическое и душевное состояние на момент проверки. Любое недомогание, недосып, абстинентный синдром, например, могут смазать картину. Как показывает практика — а за три года работы я провел уже около 1 300 проверок, — чем увереннее чувствует себя испытуемый перед началом проверки, тем яснее результаты, — рассказывает полиграфолог, сотрудник отдела кадровой безопасности ООО “Молния” Григорий Ермаков.

Немного теории, пожалуй, не помешает. Полиграфная проверка является разновидностью психофизиологического метода выявления скрываемой человеком информации, суть которого в том, что любая эмоция сопровождается определенными изменениями динамики некоторых физиологических функций.

Некоторые заметны даже внешне: пытающиеся солгать краснеют, бледнеют и, простите, потеют. Последнее наблюдение было совершено еще в глубокой древности и использовалось в целях “детекции лжи”.

В некоторых африканских племенах колдун искал лжеца, совершенно натурально обнюхивая подозреваемых во время ритуального танца.

Первую “цивилизованную” попытку использовать физиологию для выявления лжи сделал в конце XIX века итальянский психиатр Чезаре Ломброзо: во время допросов подозреваемых он измерял у них кровяное давление. И утверждал, что может точно определить, когда они лгут. А в 20-х годах прошлого столетия американец Леонард Киллер, сотрудник полицейского департамента Калифорнии, попробовал изобличать ложь с помощью “дыхательного” метода. Затем уволился из полиции, сконструировал первый полиграф и организовал серийное производство хитрых приборов, открыл Школу подготовки полиграфологов. Правда, детекторы лжи были тогда несовершенны — регистрировали лишь показатели дыхания, электрической активности кожи и относительного кровяного давления.

Много позже все эти методы были объединены, и получился современный полиграф: компактное устройство на базе персонального компьютера, датчики которого измеряют и фиксируют все параллельно протекающие физиологические процессы: дыханиеё кровяное давление, биотоки мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры, тремора, голоса и др.

— Степень достоверности контактного полиграфа напрямую связана с количеством фиксируемых параметров, — объясняет Григорий Ермаков. — Современные устройства дают 96— 97-процентную вероятность. Полиграфологи предпочитают оперировать именно этим термином и говорить, например, так: “человек склонен к азартным играм с вероятностью 96 процентов”. По итогам исследования я не могу однозначно судить о предрасположенности человека к наркотикам, алкоголю, кражам... Однако считается, что вероятность в пределах 90—97 процентов — это уже очень серьезный результат. Если же возникают сомнения — физиологические реакции организма на определенный вопрос неоднозначны, — приходится “копать” в этом направлении, спрашивать что-то дополнительно.

Задача была поставлена просто: попытаться обмануть детектор. И хотя заранее было известно, что это удается лишь людям, прошедшим специальную подготовку, эксперимент был обставлен со всей серьезностью: Григорий перечислял имена, корреспондент “Городских новостей” старалась как можно правдоподобнее отрицать собственное. Вердикт профессионального полиграфолога был неутешителен: “Вот, смотрите, здесь аппаратура выдает ровную реакцию, а на имени Юлия что-то случилось с дыханием. Да и голос был явно не таким. Для меня это повод насторожиться и поспрашивать еще”, — сказал Ермаков.

Стоп-кадр

Вопреки навеянному кинематографом распространенному представлению, будто бы основная область практического применения полиграфа в мире — это криминалистика, дела сегодня обстоят совершенно наоборот. Детектор лжи используют для проверок сотрудников, причем как перед приемом на работу, так и в ходе плановых (или, при возникновении нештатных ситуаций, внеплановых) исследований персонала.

В США еще в начале 70-х годов прошлого века около 25 процентов всех компаний прибегали к помощи полиграфа, сегодня в Америке проходит около миллиона проверок в год, и это никого особо не смущает. Отечественные предприниматели пока в основном стесняются. Несмотря на то, что, по результатам ежегодных исследований Международной аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, использование сотрудниками компаний служебного положения в личных целях стоит на первом месте (более 60 процентов) среди экономических преступлений, наносящих наибольший вред российскому бизнесу. Коррумпированность власти, кстати, лишь на втором.

Лет пять назад руководители крупных и не очень компаний поняли, что хоть отчасти справиться с “человеческим фактором” им способен помочь контактный полиграф. И теперь своих сотрудников планово ловят на лжи, например, West Telecom, “Ультра”, Dixis, “Евросеть”. Известно, что детектор лжи используют и в ряде банков, однако руководство кредитных учреждений не подтверждает эту информацию. Но и не опровергает ее.

Екатерина, сотрудница красноярского субфилиала “Евросети”, рассказывает, что плановые проверки проходят примерно раз в 6—8 месяцев, и сотрудники к ним уже привыкли. “Не всегда результаты совпадают с действительностью, — делится впечатлениями девушка. — Бывает, что однозначно ответить на вопрос невозможно, а требуют — либо “да”, либо “нет”. Честно сказать, пару раз я пыталась полиграф обмануть. Но… не возьмут меня в разведку”.

— То, что в основном услугами полиграфологов пользуются компании, занимающиеся мобильным ритейлом, объясняется просто: телефон или сим-карта — вещи достаточно мелкие, при желании их можно легко спрятать и вынести, — говорит Григорий Ермаков. — Это первое. Второе — в этом секторе, как правило, большая текучка кадров, и проверить их благонадежность стандартными, скажем так, методами не всегда возможно.

Стремление работодателей обезопасить себя с помощью детектора лжи как тенденция современного рынка было “принято на заметку” и рядом кадровых агентств Красноярска. “Мы заключили контракт с полиграфологом в октябре 2005 года, когда в городе наметился спрос на такие услуги, — говорит директор одного из городских агентств Валерия. — Клиентов, желающих проверить потенциальных работников на детекторе лжи, с каждым годом становится больше. Технология простая: сначала мы ищем кандидатов на указанную должность, сами отбираем наиболее подходящих, знакомим их с заказчиком. Он сужает круг соискателей до двух — трех кандидатур, которых и тестируют в результате с помощью полиграфа. И, как показывает практика, решающую роль с точки зрения работодателя здесь играет бесконфликтная работа кандидата на предыдущих местах, а также отсутствие склонности к кражам и разного рода махинациям”.

Чин чином

Стандартное тестирование на контактном полиграфе проходит по более чем двадцати “факторам риска”: отношения с наркотиками и алкоголем, склонность к азартным играм, связь с криминалом, скрываемые судимости, совершение преступлений, к том числе экономических, на предыдущих местах работы… И все это абсолютно законно. Во-первых, в трудовом законодательстве есть статья о проверке добровольно сообщаемых о себе сведений. Понятно, что проверять можно традиционными способами, когда служба безопасности компании прозванивает предыдущие места работы кандидата, “пробивает” его по линии правоохранительных органов и т.п. Но полиграф, как правило, дает более полную и достоверную информацию.

Во-вторых, прежде чем обмотать человека датчиками, ему в обязательном порядке объясняют принципы работы аппарата, а также права, обязанности, степень достоверности выносимых заключений. “Это чтобы не было так страшно, — объясняет Григорий Ермаков. — Ведь в сознании обывателя детектор лжи — практически всесильный механизм, “вскрывающий” голову человека и извлекающий на суд полиграфолога все тайны… Я же даю понять испытуемому, что мне нужны конкретные сведения — и поэтому в обязательном порядке проговариваю вопросы, причем уже в конечных формулировках. Да, кстати, термином “детектор лжи” полиграфологи стараются не употреблять. Все-таки понятия “ложь — правда”, “добро — зло” — скорее категории философского порядка. “Контактный полиграф” — более нейтральное, не столь пугающее название”.

В-третьих, по законодательству, люди должны идти на процедуру тестирования сознательно и добровольно: соответствующий документ подписывается до начала процедуры. В нем, кстати, указывается и круг лиц, которым можно ознакомиться с результатами тестирования. И, наконец, в-четвертых: закон запрещает задавать испытуемому вопросы личного характера — об исповедуемой религии, сексуальной ориентации, частной жизни.

— Существует мнение, что проверки сотрудников или кандидатов на вакантные должности на детекторе лжи нарушают гражданские права человека. Тут можно поспорить, — говорил в одном из интервью заведующий кафедрой психофизиологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор Александр Черноризов. — По моему глубокому убеждению, психологическое тестирование, которое используется повсеместно по поводу и без оного, нарушает все мыслимые запреты и этические нормы. Сравните ситуацию: полиграфолог заранее согласует круг вопросов с обследуемым лицом, которое дает письменное согласие на проведение процедуры и в любой момент может от нее отказаться. Психолог во время психологического диагностирования может использовать тесты, выявляющие различные аспекты личности, характера, способностей, установок, мотивов человека, не спрашивая никого и не объясняя никому, зачем он это делает и для кого предназначена получаемая информация.

По мнению Григория Ермакова, выводы, сделанные на основе проверки будущих высоких чиновников на детекторе лжи, вряд ли могут быть “подтасованы” в ту или иную сторону. “Хотя бы потому, что процедура жестко регламентирована, а в случаях с назначением человека на ответственную должность наверняка будет происходить в присутствии адвоката. Так, в общем-то, и должно быть в идеале, — считает он. — Конечно, от профессионализма полиграфолога тоже многое зависит. Но при необходимости и его компетентность можно проверить”.

— Ничего страшного или нарушающего права человека в этой процедуре я не усматриваю, если человек идет на нее добровольно, — говорит депутат Красноярского городского Совета Елена Пензина. — Заранее определить психическую адекватность-неадекватность, пристрастие к наркотикам, склонность к алкоголизму; выяснить, насколько часто и много “брал” чиновник на прошлых должностях — и как собирается работать на новой, — разве это плохо? Я полагаю, “охота на ведьм” вряд ли начнется, и в итоге все будет зависеть от тех, кто на основе результатов проверки будет принимать конечное решение.

Остается лишь два вопроса. Первый: что помешает отказать в должности кандидату, который не согласился пройти проверку — из-за некорректно составленных вопросов, например — на детекторе лжи?.. И второй: когда детектор “научится” определять степень профпригодности высоких чиновников? Ответ почти очевиден: когда в России победят коррупцию.

Обзор материалов

АКТУАЛЬНО / 11 августа 2020 г. 18:00

Обработка помещений вокзала от вирусов состоится сегодня ночью.

КРАСНОЯРСК НЕРАВНОДУШНЫЙ / 11 августа 2020 г. 19:45

Полицейские будут участвовать в мероприятиях фондов и совместными усилиями бороться с мошенниками, собирающими средства от имени благотворительных организаций.

ДАЧНЫЙ СЕЗОН / 8 августа 2020 г. 20:00

Синие и белые, фиолетовые и бордовые — чашелистики у клематисов могут быть самых разных цветов и оттенков.

PRO ДВИЖЕНИЕ / 4 августа 2020 г. 10:10

Самолеты будут летать до конца октября.

ДОБРЫЙ СОВЕТ / 26 июля 2020 г. 19:00

Что нужно участь, чтобы не испортить себе удовольствие от хождения по грибному лесу и ягодным тропам.

МЫ - ВМЕСТЕ / 2 августа 2020 г. 18:00

Её оказывают участникам и инвалидам войны, инвалидам-колясочникам волонтёры благотворительного фонда “Феникс”.

НЕОТЛОЖКА / 11 августа 2020 г. 20:40

К осени планируют вернуться к вакцинации взрослого населения.

ПРОСПЕКТ КУЛЬТУРЫ / 1 августа 2020 г. 16:00

В Красноярске насчитывается около четырёх сотен памятников истории и культуры и более ста пятидесяти фонтанов.

НОВОСТИ / 12 августа 2020 г. 7:30

На острове появилось три таких куба.

ЭКОНОМИКА / 12 августа 2020 г. 8:00

Представлены социально-экономические показатели края за первое полугодие 2020 года.

Рассказываем про предприятия, организации, горожан, деятельность которых напрямую влияет на облик Красноярска.

АКТИВНЫЙ ВОЗРАСТ / 25 июля 2020 г. 14:00

Это стало возможным благодаря акции “Мечты победителей”.