Персона

Андрей Клишас: «Конституция - это результат общественного предвидения»

Нуждается ли основной закон в поправках?

Андрей Клишас: «Конституция - это результат общественного предвидения»

Споры о том, надо ли менять главный закон России, ведутся уже не первый год. Создавалась Конституция в 1993 году и на первый взгляд не соответствует нынешней социальной и политической ситуации. В марте 2012 года средства массовой информации сообщили о начале работы комиссии администрации президента по разработке закона «О Конституционном собрании». По мысли прошлого президента, именно Конституционное собрание должно было адаптировать ельцинскую Конституцию к сегодняшним реалиям. Но следует ли кардинально менять закон, по которому мы живём уже почти 20 лет? Специально для того, чтобы поговорить на эту тему в краевой школе управленческого резерва, в Красноярск прибыл член Совета федерации, член Комитета по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам Андрей КЛИШАС.

- Уже внесён целый пакет поправок в главный закон, по которому мы живём. Новшества касаются государственного устройства, порядка формирования органов высшей исполнительной власти. Обещают, что изменится и законодательство о выборах. Насколько устарели положения Конституции 1993 года и позволяет ли этот документ модернизировать политическую систему, не затрагивая основополагающих положений текста?

- Конституционный акт - это не фотография текущей действительности, а результат общественного предвидения. Главный закон содержит в себе модель политического и социально-экономического устройства государства. Причём модель живую. Конституция - уникальный документ, который содержит нормы и цели, регулирует общественные отношения, ещё до конца не сложившиеся в нашем государстве. Общество, которое принимало главный закон, активно изменяется и трансформируется. И регулятивный характер конституции, как важнейшего нормативно-правового акта государства, имеет ещё и функцию предвидения, предсказания и описания модели желательного развития страны.

- Что же предсказывает нам ельцинская Конституция?

- Например, в Конституции есть понятие социального государства. А была ли Россия в 1993 году социальным государством и что представляло из себя это положение? Очевидно, что тезисы понятия были сформулированы с видом на будущее развитие, что и происходило в последние годы. Я считаю, этим вызваны реформы пенсионного обеспечения. Они призваны были доказать, что мы движемся к социальному государству, которое провозглашено в Конституции 1993 года. Кроме того, в главном законе закреплён принцип федерализма. Существует много моделей построения федерации. А что имели в виду авторы Конституции? Изменение порядка выборов исполнительной власти субъектов? Или отказ от выборов? Эти положения требуют внесения поправок в главный нормативно-правовой акт. Происходит живое изменение политического процесса, а в классическом понимании Конституция - политико-правовой документ. То есть он отражает политические реалии не только в момент принятия, но и желаемое развитие политических процессов в стране на длительное время.

- Но Конституция 1993 года принималась как раз в условиях политического кризиса…

- Документ, который принимается в таких непростых и нестабильных условиях, более ценен, потому что в условиях нестабильности нет искушения зацементировать те процессы, которые в другой исторический момент кажутся правильными. Очень часто в нормативный акт, который принимается в условиях активного изменения или складывания общественных отношений, закрадывается альтернативный вариант развития. Самый яркий пример - Конституция США, которая принималась в XVIII веке. В неё вносилось не менее 20 поправок, но конституционалисты активно подчеркивают, что это тот же самый документ, каким он был два века назад. Тогда в южных штатах Америки ещё было рабство, а в XIX веке - жёсткая расовая сегрегация. Существует очень интересное судебное дело, которое рассматривалось в США в XX веке. В 1960-е годы был подан иск, который дошёл до Верховного суда. Смысл его заключался в том, что железнодорожные компании определили вагоны для белых, чёрных и цветных пассажиров. Тогда Конституционный суд определил, что права граждан состоят не в том, чтобы ехать в специальном вагоне, а в возможности добраться из пункта А в пункт Б. Нынешние реалии США совершенно иные. Проще всего устроиться на работу и труднее всего уволить чернокожего американца из неблагополучной семьи, и лучше всего - нетрадиционной сексуальной ориентации. В правилах одного из университетов США было записано: чем дальше цвет твоей кожи от белого, тем больше дополнительных баллов при поступлении получает абитуриент. И Верховный суд признал это положение конституционным.

Текст Конституции США неизменен с XVIII века, как же он обеспечивает будущее развитие? Очень хорошо объяснил ситуацию председатель американского Верховного суда Уильям Ренквист. Он сказал: «Конституция - это всего лишь то, что о ней думают судьи». То есть существует огромнейшая свобода для усмотрения. И в нашей конституции заложен такой же механизм - толкование. И полномочия эти отнесены не только к Конституционному суду.

- Но в прессе часто говорится о том, что решения Конституционного суда определялись политическими обстоятельствами. Не оказывается ли политического давления на суд?

- А Конституционный суд с его определением, как политико-правового документа, обязан принимать во внимание политические обстоятельства. Единственное, на что он может опираться, это цели политического развития государства, которые определены в обществе, в том числе президентом и Федеральным собранием. Это механизм, с помощью которого и строится модель будущего. Она свернута во многих положениях Конституции. А механизм раскрывается с помощью толкования.

- Что же хотели заложить на будущее в Конституцию авторы этого документа и всегда ли совпадают желания с действительностью?

- Конституция - результат предшествующего развития. Читая документ, видишь, что там много положений, которые показывают прошлое с одной стороны. Например, все положения главного закона, описывающие взаимодействие президента и Федерального собрания, отражают кризисную ситуацию взаимоотношений Ельцина и съезда. А когда говорится о внесении изменений в Конституцию, модель будущего показывается с желанием исключить ситуацию, которая складывалась в начале 1990-х. Тогда поправки в главный закон вносились чуть ли не с голоса народных депутатов, Конституция могла радикально меняться за один-два дня. То есть в основном документе страны описано много прошлого, сформулирована идеальная модель будущего, но ничего не говорится о настоящем. Потому что этого ещё не было в момент принятия текста.

- Может быть, этим и объясняются противоречия, которые можно встретить в нашей Конституции?

- Внутренние противоречия и анахронизмы в Конституции были и есть. И политическая власть над этим работала. Например, положение о сложносоставных субъектах федерации для Красноярского края было очень актуально. То есть в один субъект входят другие - скажем, в Красноярский край Эвенкия и Таймыр. Как этот состав будет функционировать, Конституция не разъясняет. Но до этого существовала фраза Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько хотите». Субъекты перед федерацией равноправны. Многие мои коллеги в своё время голову сломали - как выстроить бюджетные взаимоотношения с этими субъектами. Ведь Таймыр или Эвенкия могли переговорить с губернатором Красноярского края, а потом поехать в Москву и передоговориться. И это Конституция формулировала в качестве модели будущего развития. К чему всё привело? Количество сложносоставных субъектов сократилось. В частности, Красноярскому краю пришлось реализовать достаточно сложный экономический проект объединения территорий. Такие внутренние противоречия очень часто не результат какой-то недоработки текста Конституции, это констатация нежелательного прошлого, неспособность сформировать желательную модель настоящего.

- И поправки тут не помогут?

- Каждый раз, внося в Конституцию поправку, мы оказываемся в той же ситуации, в которой находились авторы нормативного акта в 1993 году. То есть всё меняется, почва из-под ног уходит, нужно что-то делать. И в поправке опишем настоящее, часто нежелательное. И туманно сформулируем то, что хотели бы получить в будущем. Изменения Конституции если и должны происходить, но не в результате конституционных совещаний, митингов и попытки части общества зацементировать некоторые положения. Потому что как только части Конституции начнут представлять из себя некое незыблемое положение, её перестанут соблюдать. Ценность существующего текста в том, что это самореализующаяся модель будущего.

- Но в обществе встаёт главный вопрос - нужно ли изменять Конституцию?

- Изменения Конституции - процесс необратимый. Но прежде чем менять текст основного закона, нужно осознать, содержит ли потенциал для модернизации действующий текст и какое желаемое будущее мы хотим получить, используя нормы Конституции. Если мы придём к выводу, что это невозможно в силу каких-то причин, тогда можно говорить об изменениях текста. Но, поверьте, любая поправка, как бы тщательно её ни отработали с точки зрения юридической техники, в силу законов конституционного развития будет отвергать нежелательное прошлое, почти ничего не говорить о настоящем и закладывать различные модели желаемого будущего. А выбор будущего - это уже дело не Конституции, это результат общественного консенсуса. Конституция должна быть результатом общественного согласия.

Ирина Зосимова
Опубликовано 10 лет назад,   31 мая 2012 г. 20:58
Опубликовано 10 лет назад,   31 мая 2012 г. 20:58
Пример HTML-страницы

Обзор материалов