Персона

Ольга Кижаева: «Наказать — это последняя мера»

К чему никогда не привыкнет инспектор по делам несовершеннолетних.

Ольга Кижаева: «Наказать — это последняя мера»

Руслан Рыбаков

«Ольга Викторовна, у нас теперь всё в порядке, постараюсь больше ничего такого не повторять», — уверенно встречает на пороге инспектора по делам несовершеннолетних женщина. В квартире скромно, даже бедно, в комнате спит мальчик лет четырёх. Его родители стоят на учёте в инспекции по делам несовершеннолетних. У мамы были проблемы с алкоголем, у ребёнка — со здоровьем, но сейчас, как уверяет женщина, она всё осознала и пытается исправиться. Сотрудника полиции она встречает приветливо и даже с благодарностью. Но так на участке Ольги Кижаевой, старшего инспектора по делам несовершеннолетних ОУУПиДН ОП 12 МУ МВД России «Красноярское» бывает не всегда.

Видела себя учителем

image description

Её территория — старая часть микрорайона Пашенного на улице Судостроительной. В полиции Ольга Викторовна служит уже шестнадцать лет. Работа с детьми когда-то была её мечтой.

— После школы я поступила в педагогический институт. Вообще, в юности видела себя учителем, а своего супруга — милиционером, — рассказывает Ольга Викторовна. — Считала, что это две благородные профессии — учить детей и защищать людей. Но в итоге сама после вуза поняла, что педагогика и школа не моё, и пошла на службу в милицию. Сразу поняла — это то, что я хотела. Хоть и трудно, но мне нравилось. Свою работу люблю все эти годы.

Поначалу было тяжело эмоционально, ведь служба связана с детскими судьбами и тяжёлыми ситуациями. За время работы можно научиться реагировать на всё не так остро, но нельзя привыкнуть и стать равнодушным.

— Одна из первых моих семей: маленькая девочка выпила уксус, осталась жива и лежала дома вся под трубочками. Мы контролировали, чтобы родители ухаживали за ней, — говорит инспектор. — Но потом ребёнка всё-таки пришлось изъять из-за равнодушия взрослых. Была семья, жившая в очень криминогенном микрорайоне. Женщина с тремя детьми, младшей, Варе, шесть месяцев. Они долго стояли у нас на учёте, и я постоянно их навещала. Мама то запивала, то лечилась, периодически дочь жила с папой. Помню, что я приходила, а маленькая Варя — ей ведь ещё и года не было — меня всегда узнавала — махала, улыбалась, встречала. Как-то мне особенно запомнилась эта девочка.

«Купи колбаски»

image description

Сложно сказать, кем для неблагополучных семей является инспектор. Для некоторых сотрудники полиции становятся наставниками, которые чуть ли не каждый день что-то напоминают, проверяют, иногда ругают, или хвалят за старания.

— Наказать — это последняя мера, — говорит Ольга Кижаева. — Сначала пытаемся сделать всё, чтобы родители вернулись к нормальной жизни. Женский алкоголизм, по моим наблюдениям, страшное явление. Мужчины ещё могут какое-то время держаться, работать, вообще бросить пить. У женщин же всё стремительно катится вниз и завязать с алкоголем сложнее.

В СМИ и соцсетях время от времени появляются видео изъятия детей из семей. Инспекторов порой обвиняют в жестокости и циничности за то, что отнимают ребёнка у матери. Но есть ситуации, когда оставлять ребятишек с родственниками просто опасно. Например, семья, где мама с двумя детьми сняла комнату в квартире, где, кроме хозяина, жила ещё парализованная бабушка. Эта пожилая женщина в тяжелейшем состоянии лежала на матрасе, а рядом на кровати с панцирной сеткой без постельного спали эти ребятишки. Мать в это время где-то гуляла и пила с друзьями. Детей инспектор забрала и определила в социальные учреждения. Когда инспектор везла ребятишек, мальчик попросил: «Купи мне колбаски». Как выяснилось, мамы не было дома около трёх суток. Старшая сестрёнка, чтобы накормить себя, брата и парализованную бабушку, сушила из старого хлеба сухарики, поджаривая их на газовой плите.

— Первое время, когда забирала из таких условий маленьких детей, сама плакала, — рассказывает Ольга Викторовна. — Помню, с Гладкова мы увозили малыша, завернула его во что-то, бегу вниз, а его пьяные родители какие-то предметы в меня кидают. А есть кто спокойно отдаёт ребёнка. Одна из таких матерей как-то написала мне сообщение: «Забирай детей, я запила». Когда увозим малышей, они не воспринимают ситуацию остро. Но есть случаи, когда ребятишки просят поверить родителям ещё раз.

Плачет и воды боится

image description

Каждая тяжёлая ситуация, в итоге разрешившаяся благополучно, для Ольги Кижаевой радость.

— Сразу вспоминаю случай, когда поступило сообщения, что найдена бездомная женщина с ребёнком, — рассказывает инспектор. — Девочка лет четырёх, не говорит, не общается. Как Маугли, она даже внешне на этого персонажа была похожа — черноволосая, лохматая, чумазенькая. Я её пытаюсь умыть, а она боится воды и плачет. Спрашиваю мать, где документы какие-нибудь, где рожала? Отвечает, что в гараже. Генетическая экспертиза подтвердила, что ребёнок её.

После поисков удалось установить личность матери, оказалось, что родные подавали заявление о её розыске. У женщины есть старший сын. Родственники поначалу хотели забрать младшую, но потом отказались.

— У девочки даже имени не было! Мать называла её по-разному, — говорит инспектор. — Малышку назвали Машей, оформили документы, она жила в детском доме, сотрудники мне присылали её фото — симпатичный, ухоженный ребёнок. А потом я узнала, что её удочерили и увезли в Москву, — порадовалась за судьбу девочки.

Первым подопечным, которых курировала молодой инспектор в начале своей службы ещё подростками, уже по тридцать лет. Когда встречают на улице, узнают — здороваются, когда есть чем похвастаться — рассказывают, как складывается жизнь.

— Сейчас, конечно, все выросли, и по лицам трудно узнать. Но когда называют свои фамилии — сразу вспоминаю, — говорит Ольга Викторовна. — Как-то раз заехала в автосервис, и меня узнал один из парней-работников. Поздоровался, стал рассказывать, как у него дела. А он хулиган был. Но теперь, по его словам, исправился. Я, говорит, работаю, женился, шубу жене купил. «Точно купил?» — спрашиваю. Он смеётся, что точно, и ещё ипотеку брать собрался.

Значительная часть рабочего времени инспектора ПДН проходит в посещениях подопечных семей. О своём визите сотрудники полиции, как правило, не предупреждают. Второе рабочее место для инспектора — школа. Ольга Кижаева здесь одна команда с психологом и социальным педагогом. В школе деятельность направлена больше на профилактику, но и разбирать конфликты тоже приходится. Инспектор знает много случаев, когда дети, казавшиеся в подростковом возрасте хулиганами, с возрастом исправлялись.

Работает полиция и с благополучными семьями. Например, когда произошёл несчастный случай с ребёнком. При серьёзных травмах и сообщениях из медучреждения сотрудники подразделения обязаны проверить семью. Также заявление может поступать от соседей, которые раздражены детским шумом из квартиры. Большинство благополучных родителей таких визитов побаиваются, опасаясь учёта.

— Бывает, что приходится проверять жалобы, что дети громко бегают по утрам или вечерам или когда младенцы сильно плачут, — говорит Ольга Кижаева. — Выезжаем, проверяем — это наша обязанность. Но на учёт за вечернее баловство детей семью, конечно, не поставят.

Ольга Маевская
Опубликовано 3 недели, 3 дня назад,   2 июня 2022 г. 11:00
Опубликовано 3 недели, 3 дня назад,   2 июня 2022 г. 11:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов