Персона

Анатолий Матюшенко: «Нам ещё на многие годы хватит мощностей водоснабжения»

Почему Анатолия Матюшенко называют главным коммунальщиком города.

Анатолий Матюшенко: «Нам ещё на многие годы хватит мощностей водоснабжения»

Дмитрий Шабалин

В Красноярске не найти человека, который бы разбирался в жилищно-коммунальном хозяйстве города лучше, чем Анатолий Матюшенко. «Главный коммунальщик города», «Каждую трубу в краевом центре знает» — согласитесь, такие характеристики дорогого стоят.

6 апреля Анатолию Ивановичу исполняется 75 лет. Мы встретились с ним накануне юбилея, чтобы поговорить о жизни, работе и, конечно же, о городе.

Партия сказала — надо

— Мои родители были участниками Великой Отечественной войны. Отец служил в морской пехоте, защищал блокадный Ленинград. Оттуда его, тяжелораненого, вывезли на санитарном поезде в Красноярск. Он ногу потерял… После лечения папу направили в Боготол. А мама моя родом как раз оттуда. Тоже фронтовик, служила в частях связи. Демобилизовалась в 1946 году, поехала домой. В Боготоле они и познакомились, а уже в 1947-м я появился на свет. Папа с мамой дали мне очень многое, воспитали и уважение к труду, и личную ответственность за свои поступки. Я всю свою жизнь испытываю к ним не только любовь, но и искреннюю благодарность.

После окончания школы передо мной встал вопрос: куда дальше? Выбор пал на Красноярский политехнический институт, годы учёбы в котором по сей день вспоминаю с большой теплотой. Ну а получив диплом, по распределению попал в город Пермь. Проработал там два года, и меня призвали на службу в Вооружённые силы СССР. Проходил её в Ленинградском военном округе. В тех самых местах, где во время Великой Отечественной войны сражался отец. Там не раз вспоминал его рассказы, которые слушал ещё в детстве. И узнавал многие места: Парголово, Сертолово.

— А как вы опять попали в Красноярск?

— Вернулся сюда после окончания службы. Это был 1973 год, город бурно развивался, строились новые предприятия, жилые микрорайоны. Я устроился на Красноярский металлургический завод, начинал рядовым инженером, потом стал заместителем начальника цеха, занимался обслуживанием сетей. И именно тогда попал в орбиту внимания городских властей. Мне поступило предложение прийти в красноярский «Водоканал» главным инженером.

Скажу честно, выбор был непростым. На заводе всё знакомо, понятно. А в «Водоканале»… у меня там однокурсник работал, поэтому я знал, что представляло из себя это предприятие. Очень сложное по техническому состоянию хозяйство. Я до того момента с подобным не сталкивался. Но, как говорится, партия сказала: «Надо», комсомол ответил: «Есть!»

Напоили город

image description

— Говорят, что в красноярском водопроводе до сих пор есть участки сетей, которым более ста лет! Даже деревянные, из лиственницы.

— Действительно, старые участки есть, но об этом чуть позже расскажу. А сначала хотел бы напомнить, что из себя представляло предприятие в апреле 1980 года, когда я туда впервые попал. Организация была похожа на сельскую артель. Не было ни чёткой структуры управления, ни налаженного учёта. Не хватало техники, запчастей. При этом происходили ежедневные аварии на насосной станции и на сетях. Как результат, в Черёмушках, Первомайке, Свердловском, Октябрьском, других районах холодная вода по вечерам не поднималась выше второго этажа. Приходили красноярцы с работы, открывали кран, а там ничего. Кроме того, Кировский район плавал в стоках, потому что не хватало мощности канализационных конвекторов. В общем, проблем была масса.

— И как их решали?

— Примерно полтора года ушло на то, чтобы убедить руководство города в необходимости провести глобальную реконструкцию этой системы. Тогда меня поддержал Павел Стефанович Федирко. После его команды была сформирована программа модернизации и развития водопроводного хозяйства. И с 1982 по 1988 год мы развернули строительство и напоили город. Мощности были спроектированы и построены из расчёта на полтора миллиона жителей. Так что нам ещё хватит этого запаса на многие годы.

— Учёные считают, что чистая пресная вода в XXI веке — это самый ценный ресурс.

— Абсолютно верно. И Красноярску в этом плане очень повезло. У нас в черте города есть великая река и острова, на которых расположены водозаборные сооружения. Ценнейший ресурс мы берём не открыто из Енисея, а из недр.

— А чья это заслуга? Кто придумал забирать для нужд города именно подрусловую воду?

— Мы должны сказать спасибо томским учёным, которые ещё в конце XIX века по приглашению местных властей обследовали город и дали рекомендации по строительству водозабора на острове Посадном. В сентябре 1913 года он был введён в эксплуатацию, и некоторые его участки используются по сей день.

Деревянный водопровод мне, честно говоря, в жизни не попадался. А вот чугунный, проложенный ещё в 1912–1913 годах, работает в центре до сих пор. На нём даже никаких аварий не было, за исключением одного случая. Когда в районе улицы Карла Маркса, 94 прокладывали новую ветку канализации, экскаваторщик случайно вырвал ковшом кусок трубы. Мне этот фрагмент привезли. Скажу честно, сейчас такие основательные водоводы не выпускаются. Почему они настолько качественные, что веками работают? Потому что всё было тогда сделано вручную, очень аккуратно. Но объёмы в то время были небольшими. Когда началось основное развитие водоснабжения в Красноярске, а это было в 1960–1970 годы, подобные технологии уже применить было невозможно.

Заставить слышать

image description

— Судя по датам, реконструкцию водопроводного хозяйства Красноярск успел завершить до смены формации в стране.

— Да, глобальные реформы в СССР начались как раз в 1988-м. Тогда стало понятно, что в системе ЖКХ необходимо многое менять. В то время было много разных предприятий: жилтресты, «Водоканал», «Теплосеть», дорожные службы. Но не было объединяющей структуры, которая бы координировала их действия. В итоге мы сталкивались с множеством проблем. Наглядный пример: дорожники, положили асфальт, а следом на объект пришли коммунальщики и всё раскопали. А почему? Потому что никто ни с кем планы не согласовывал.

Ещё работая в «Водоканале», я понимал, что необходимо посадить за один стол руководителей всех городских служб и заставить их согласовывать свои действия. В то время в стране было принято правильное решение: создать в крупных городах объединения жилищно-коммунальных хозяйств. В Красноярске в конце 1988 года был организован Горжилкомхоз, который подчинил все предприятия ЖКХ. И мне предложили возглавить эту структуру. Видимо, приняли во внимание опыт работы в «Водоканале». Тогда и осуществилась моя мечта — руководители предприятия ЖКХ стали координировать свои действия, стали слушать и слышать друг друга.

image description

— В то время вы стали заниматься и наукой.

— Нет, гораздо раньше. Ещё на КраМЗе я столкнулся с определённой проблемой, решить которую можно было только с помощью науки. Обратился в политехнический институт, на кафедру водоснабжения, которой руководил Борис Фёдорович Турутин. Он мне очень помог. Потом я перешёл в «Водоканал», и наша творческая дружба продолжилась. Так постепенно у меня начали накапливаться материалы на диссертацию.

Ну а следующий шаг в науку был такой: на изломе советской власти, в 1990 году, я принял участие в конкурсе по выборам директора института «Водоканалпроект». Честно говоря, душа просила. Из пяти претендентов коллектив отдал предпочтение мне, и я возглавил эту организацию. Это было замечательное время. Тогда я посетил Комсомольск-на-Амуре, Владивосток, Иркутск, Ангарск, сумел набрать немало материала для научной работы.

Стачком дал добро

— Многие красноярцы знают вас в первую очередь как человека, который много лет проработал в мэрии. Как вы пришли в городскую власть?

— Это был 1992 год. В Красноярске сформировалась новая команда управленцев, возглавил которую Валерий Александрович Поздняков. Тогда всё вокруг буквально посыпалось. Старое законодательство было признано неработающим, а нового не было. И денег тоже не было. Из-за недоремонтов на сетях начались сильнейшие аварии.

Вот в это время меня и пригласили на беседу с мэром. Валерий Александрович, с которым мы были знакомы ещё с советских времён, сказал: «Ты же видишь, что творится в городе?» Я ответил, мол, да, вижу… в общем, не смог отказать ему. Ушёл из института, возглавил департамент городского хозяйства, а буквально через год-полтора меня назначили первым замом. И с 1992 по 2002-й я с двумя мэрами отработал на благо Красноярска. Время было сложное, тяжёлое, приходилось действовать на грани оправданного риска, опираясь на профессиональную интуицию.

— Можете вспомнить какой-то конкретный случай из тех лет?

— Мне кажется, что уже притчей во языцех стал рассказ о том, как мы ездили в Бородино договариваться с шахтёрами, чтобы в Красноярск к отопительному сезону завезти уголь. В первый свой визит захожу к директору, спрашиваю: «Почему не грузят?» А он: «Я ни при чём». Интересуюсь, кто же реально руководит предприятием. Отвечает: «Стачком». А что такое «стачком»? Стачечный комитет! Я о таком в то время только в учебнике истории читал. Делать нечего, пошёл договариваться. В итоге уголь получили, город спасли.

Вот в таких условиях приходилось работать. А параллельно ещё держал связь с институтом. И в 1996 году мне удалось защитить кандидатскую на тему водоснабжения в сложных условиях. Работа получилась не кабинетная, а жизненная.

Спасти предприятия

image description

— Ваш следующий жизненный этап был связан с «КрасКомом». По сути, вы стояли у истоков создания этой компании.

— В 2002 году, когда в край пришла команда Хлопонина, некоторых руководителей, в том числе и меня, пригласили на работу в региональную администрацию. Я с согласия Петра Ивановича Пимашкова перешёл на должность заместителя губернатора по коммунальному хозяйству.

А затем в стране началась очередная эпоха реформаций, и мне поручили сделать модель переформатирования коммунального хозяйства Красноярска, а потом и всего края. Вот тогда и появился «КрасКом».

— В тот период новому предприятию было передано сетевое хозяйство краевого центра. Насколько оправданным был этот шаг?

— Для начала подчеркну, что все переданные сети и другие объекты остались в собственности города. «КрасКом» лишь арендатор.

А что до целесообразности, то и «Водоканал», и Гортеплоэнерго в тот момент были на грани банкротства. Объединение их под управлением «КрасКома» и приход инвесторов позволили буквально спасти предприятия, начать всё с чистого листа.

— Но разве можно себе даже в страшном сне представить, что большой город вдруг остаётся без предприятий ЖКХ? Что они банкротятся и это хозяйство уходит с молотка?

— Такие примеры в России были. В некоторых городах в результате банкротств сети уходили из муниципальной собственности, начинались перебои с поставками ресурсов, аварии. Решение, принятое в Красноярске, позволило избежать подобного развития событий. «КрасКом» реально заработал с 2005 года, и первые пять лет мы много собственных заработанных средств вкладывали в развитие, замену оборудования, оптимизацию схемы электроснабжения, строительство, модернизацию насосных станций. Следствием стало и снижение количества аварий, и экономное энергопотребление.

Шаг влево, шаг вправо

image description

— В «КрасКоме» вы трудились до 2011 года. А потом стали депутатом Законодательного собрания.

— У меня к тому моменту уже был опыт работы в представительской власти, я в 2004 году был избран депутатом Красноярского горсовета. Когда-то, как заместитель мэра, я тесно общался с представителями местного парламента, а тут сам оказался в числе народных избранников.

Это совсем другая жизнь. Интересная. Своеобразная. Я уверен, для депутата главное не флагами махать, заявляя, что всё плохо, а направлять свою энергию в позитивное русло. Так, как это делал Алексей Клешко, который начинал в горсовете и прожил яркую жизнь, оставив свой след в истории города и края. Так же конструктивно работали и продолжают работать Марина Добровольская, Виктор Зубарев и многие другие политики, которые действительно озабочены судьбой города, региона, страны.

Да, у нас были депутаты, делавшие ставку на негативизм. На волне критики пришли, просидели в парламенте, ничего конструктивного не предлагая, и ушли. О них уже никто не помнит.

— У вас довольно насыщенная биография. Вот сегодня можно сказать: какие годы были самыми интересными, а какие — самыми сложными?

— Интересно было работать в 1990-е. Это время невероятно тяжёлое для людей, для страны, но мы трудились с учётом своего профессионального опыта, интуиции. И добивались результата.

А самыми сложными для чиновников я бы назвал наши годы. Шаг влево, шаг вправо… ничего нельзя делать. Все законы созданы в кабинетах юристами и экономистами, оторванными от нашей жизни.

— То есть многие сегодняшние требования — это не ПДД, которые, как говорится, кровью писаны, а потому объективны?

— Эти документы написаны по правилам чистописания. Создавали их люди, по большей части реальной жизни не нюхавшие. Они подразумевают изначально идеальное состояние, а Россия — страна особенная. Идеального у нас нет. Простой пример. Ведётся строительство дороги. Есть согласованный проект, обеспечено финансирование. Начинаем копать и обнаруживаем там, где должна пройти трасса, трубы, которые нигде не учтены. Остались от давно обанкротившегося предприятия. Но до сих пор по ним получают тепло жители нескольких домов. Понятно, что коммуникации надо выносить. И в годы моей работы в мэрии я бы, как руководитель, дал конкретные указания проектировщикам, перенаправил бы часть усилий на перенос сетей и продолжил стройку. Мы бы укладывались и в сроки, и в деньги. А сегодня: стоп, машина! Надо заново сделать проект, а параллельно трубы признавать бесхозяйными. Экспертиза, защита, новый конкурс… Это же невозможно так работать! Мы живём в стране, где нет идеальных условий для таких идеально написанных правил. В итоге дело страдает.

Или взять тот же закон № 44 ФЗ, по которому можно заключать контракты только с тем, кто предложит минимальную цену. Кто только не заявлял — и Госдума, и Совет Федерации, что этот документ написан будто специально, чтобы тормозить наше развитие. А дело так и стоит.

Сейчас много говорят на самом высшем уровне о том, что пора пересматривать подходы, требования. И я очень надеюсь, что от критики мы перейдём к делу и позволим профессионалам выполнять свою работу.

image description

Досье

Анатолий Иванович МАТЮШЕНКО

Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства РФ, советник губернатора Красноярского края, заведующий кафедрой ИСЗиС Инженерно-строительного института СФУ, профессор, доктор технических наук.

Награды: орден «Знак Почёта», знак «Почётный строитель России», знак отличия Красноярского края «За трудовые заслуги», нагрудный знак «Герб города Красноярска», знак отличия «За заслуги перед городом Красноярском», памятный знак «За служение на благо города Красноярска», знак «Почётный работник жилищно-коммунального хозяйства России».

Лауреат всероссийских конкурсов «Инженер года — 2006», «Инженер года — 2011».

Ирина Голубович
Опубликовано 1 месяц, 1 неделя назад,   5 апреля 2022 г. 9:57
Опубликовано 1 месяц, 1 неделя назад,   5 апреля 2022 г. 9:57

Обзор материалов