Персона

Дмитрий Голованов: «Опасность бесконтрольного «оборота» информации нельзя преуменьшать»

"Сегодня для того, чтобы обесценить труд автора, достаточно одного мобильного телефона с камерой и доступом к сети Интернет".

Дмитрий Голованов: «Опасность бесконтрольного «оборота» информации нельзя преуменьшать»

Интернет властно вторгается в жизнь и несёт с собой огромную информационную свободу. Можно получать любую информацию, общаться с людьми, находящимися в самых разных уголках нашей, ставшей вдруг такой маленькой, планеты. Но одновременно появляются и очень серьёзные проблемы. Как защитить свою интеллектуальную собственность от сетевых пиратов? Как не стать жертвой фейковых новостей или диффамации? Об этом мы сегодня беседуем с председателем Союза журналистов Красноярского края Дмитрием Головановым.

— Система защиты интеллектуальной собственности вырабатывалась десятилетиями, если не столетиями, — рассказывает Дмитрий Голованов. — Человек, написавший книгу, которая находила отклик в сердцах современников, мог рассчитывать, что его труд принесёт ему не только моральное, но и материальное удовлетворение. Ведь с каждого переиздания книги он, как автор, получал определённый процент. Конечно, были и пиратские переиздания. Но печатная технология позволяла схватить нечистоплотных издателей за руку. Сегодня для того, чтобы обесценить труд автора, достаточно одного мобильного телефона с камерой и доступом к сети Интернет.

Конечно, Роскомнадзор борется с нарушениями в сфере авторского права, блокируя сайты с пиратским содержимым, но это не всегда эффективная борьба. Наоборот, зачастую у сайтов, попавших в запретный список, в разы увеличивается популярность.

Кроме того, если защита книжной, музыкальной или видеопродукции худо-бедно работает, то в журналистике, к примеру, с кражей контента ситуация в разы хуже.

Впрочем, ничего радикально нового в этой ситуации нет. Век назад появление автомобиля произвело настоящую революцию, многократно повысив транспортную доступность для множества людей. Но помимо плюсов возникла и масса минусов. По количеству жертв автомобильный транспорт сегодня опережает войны и эпидемии. И чем больше он развивался, тем больше ощущалась необходимость в создании правил и регулировании движения на дорогах.

— То есть появилась необходимость в создании правил и для Интернета?

— Да, и об этом говорят не только писатели или журналисты. Недавно я был на очень представительном форуме IPQuorum-2019 в Калининграде, где крупнейшие специалисты из различных областей обсуждали проблемы и перспективы развития информационных технологий. И в выступлениях звучала очень серьёзная озабоченность.

— Мы видим её и на уровне федеральной власти. Общественность в последнее время активно обсуждает “антифейковый” пакет нормативных актов. Многие считают, что это ограничение свобод.

— Хорошо, а когда мы проходим досмотр в аэропорте, это же тоже ограничение свобод. Но оно необходимо, чтобы на борту самолёта не оказался террорист или человек, перевозящий наркотики. Опасность бесконтрольного “оборота” информации нельзя преуменьшать. Ведь под маской информационной свободы мы видим и вербовку в террористические организации, и атаки на неокрепший разум наших детей. И побывав на IPQuorum, где представители около 30 стран вели очень жаркие споры о свободах и ограничениях, я склонен думать, что эпоха “дикого” Интернета заканчивается.

— К счастью или к сожалению?

— Мне кажется, что сегодня этот вопрос не имеет однозначного ответа. Ясно, что с ростом информационной доступности каждый из нас стал менее защищённым. Речь идёт не только о таком явлении, как диффамация, или, говоря по-русски, травля человека за его профессиональную или общественную деятельность. В сети много психически неуравновешенных людей, и каждый из нас может стать их жертвой.

— Но ведь и уже выработаны какие-то механизмы защиты.

— Да, если к вам в соцсети просто привязался склочник и скандалист, вы можете воспользоваться механизмом блокировки. Но что делать, если о вас распространяют недостоверные и порочащие сведения? Обращаться в суд? Процесс может занять месяцы, и всё это время порочащая информация будет доступна пользователям Интернета.

Сейчас появился более простой путь — обратиться в Роскомнадзор. Если ведомство сочтёт причины обращения обоснованными, то может заблокировать ресурс, на котором опубликована злонамеренная информация. Насколько это правильно — покажет время.

— Да, это быстрее и проще. Но ведь нет гарантии, что здесь не будет злоупотреблений?

— Я считаю, что здесь должна повышаться роль общественных организаций. В частности, Союза журналистов. Конечно, возможны случаи, когда какого-нибудь чиновника вполне справедливо критикуют, а он апеллирует к Роскомнадзору, обвиняя оппонента в диффамации. Здесь большую роль могло бы сыграть экспертное заключение наиболее авторитетных членов Союза. Полагаю, Роскомнадзор к нему прислушается. Это не теоретическое рассуждение. Такие механизмы влияния формируются сегодня в Москве, и Красноярску отставать тоже не следует, учитывая актуальность темы.

— Сегодня многие люди, не будучи профессиональными журналистами, ведут блоги, собирают по нескольку тысяч подписчиков. По существу, это сравнимо с тиражами многих СМИ. Но при этом ответственность газеты и блогера несопоставима.

— Это очень непростой вопрос. Насколько я знаю, существует законодательная инициатива, согласно которой блогер, набравший определённое количество подписчиков, обязан будет регистрироваться как СМИ. Но пока это только в проекте. Кстати, попытки каким-то образом регулировать информационный вал мы видим не только в России. К примеру, в Великобритании рассматривается закон, согласно которому человеку, не достигшему 18 лет, фактически будет запрещено вести свою страницу в соцсетях — по мнению британцев, только совершеннолетний пользователь может нести ответственность за сказанное и принимать решение, что из своих персональных данных предать огласке.

Должны ли мы двигаться в этом направлении — вопрос, на который у меня нет однозначного ответа. Одно могу сказать: речь ни в коей мере не должна вестись об упразднении свободы слова. Но свобода без сдержек и противовесов превращается в анархию. И если ты занимаешься распространением информации профессионально, то и ответственность должен нести как профессионал.

— Вернёмся к вопросу защиты авторских прав. А так ли это правильно? Не ограничиваем ли мы таким путём возможности интеллектуального и культурного развития людей?

— Действительно, перегибы в этой области есть. Например, родственники великого нашего соотечественника Прокофьева столь ревностно следили за соблюдением авторских прав, что сегодня музыку этого композитора услышать практически невозможно — никто не хочет судебных проблем.

Что касается Интернета, то, несмотря на целый ряд сложностей, на неприятие многими нашими соотечественниками платного контента, его становится всё больше. Думаю, что этот процесс не остановить. И это разумно. Пока перспектива платных СМИ многих пугает. С другой стороны, люди устали от потоков недостоверной информации. Оборотная сторона платности — это качество и достоверность. Просто потому, что никто не будет платить за ложь и фантазии.

Возможно, нужно вводить определённую маркировку. Например, этот контент не является профессионально подготовленным и может содержать недостоверные сведения. По аналогии с аптечными средствами: это является лекарством, а это — БАДом.

— Есть мнение, что скоро бумажные книги и газеты отомрут и останется только Интернет. А Ваше мнение?

— Это из той же области, что и популярные некогда споры о том, вытеснит ли кино театр, а телевидение — кино. Мне кажется, что бумажные носители сохранятся ещё долго. И не только в силу привычки. Бумага — это твёрдый формат, к которому вполне применима пословица: “Что написано пером, не вырубишь топором”. А информация в сети Интернет сегодня есть, а завтра исчезла. И даже если осталась, то не факт, что в ней ничего не исправлено.

У меня был случай, когда в связи с профессиональной деятельностью пришлось отстаивать свою правоту в суде. Принёс в качестве доказательств скриншоты с сайта. Так судья не принял. Отправил заверять скриншоты нотариально, что обошлось мне в семь тысяч рублей. А была бы копеечная газета, суд принял бы её как аргумент, не подлежащий сомнению.

Вячеслав Засыпкин
Опубликовано 3 года назад,   30 апреля 2019 г. 18:33
Опубликовано 3 года назад,   30 апреля 2019 г. 18:33
Пример HTML-страницы

Обзор материалов