Проспект культуры

«Мы всё же больше группа "На-На"»: постпанк-коллектив «Монголоид» о воспевании сибирской земли и красноярской андеграундной сцене

Солисты перспективной красноярской рок-группы рассказали Gornovosti о «Праздности», творчестве, новом сингле, наполеоновских творческих планах, а также группе «На-На».

«Мы всё же больше группа "На-На"»: постпанк-коллектив «Монголоид» о воспевании сибирской земли и красноярской андеграундной сцене

Красноярская андеграундная сцена является лишь уделом только заинтересованных в такой музыке небольшой горстки меломанов города. Многие даже не подозревают, что в Красноярске есть группы, которые удивляют и поражают своей подачей и звучанием. Одним из таких коллективов является группа «Монголоид». Ребята играют трансформированный сибирский постпанк, а в группе поют два солиста – Антон Егоров и Юлия Полеева. Даже визуально на концертах «Монголоид» удивляет, отрешённый солист поёт о воспевании сибирской земли, а солистка, удивительным гримом порой похожая на Бьорк, прибавляет этой постпанковской отрешённости океан женской энергетики и щепотку безумия.

Журналист Gornovosti Дмитрий Попугин поговорил с Антоном и Юлией о творчестве, а также о красноярской музыкальной андеграундной сцене.

— Энергией, подачей, экспериментальностью группа «Монголоид» похожа на Sonic Youth, если бы они пережили долгую сибирскую зиму. А как вы охарактеризуете свой музыкальный стиль?

Юля: Думаю, «Монголоид» — это все-таки поп-музыка. Качественная, интересная, с хорошими текстами и добавлением разных направлений. В целом такая, какой и должна быть музыка этого жанра. Бытует мнение, будто быть поп-группой плохо и не солидно, но мы постараемся развеять такие домыслы.

Антон: Это просто поп-песни. Самой первой моей музыкой стала группа «На-На», которую я услышал в три года. Не помню, что это была за песня, но маленький я был очарован их скачками по сцене. Случайно спутать нас с Sonic Youth можно из-за живых барабанов на выступлениях, на которых играет Илья Шекк. Все студийные записи у нас с ритм-машиной. Думаю, мы всё же больше группа «На-На».

— Антон, и кто же у вас в коллективе Бари Алибасов?

Антон: Он пока не проявился. Прячется в ком-то из нас. Как крот в земле.

image description

— Раньше коллектив «Монголоид» был известен под названием «Праздность». Был записан великолепный альбом «Пансионат», который обласкали музыкальные критики и любители постпанка. Когда закончилась «Праздность» и начался «Монголоид»? Почему было принято решение себя перепридумать?

Юля: «Монголоид» зародился из своего названия, которое, по воле случая, придумал наш гитарист Степан Буймов. Это было нечто новое и неизведанное, разбудившее интерес в нас самих. Не думаю, что «Праздность» закончилась, просто ненадолго остановилась, помогая другим идеям реализовываться в ином проекте. В этом была своя необходимость.

Антон: Решения никакого не принимали и «Монголоид» начался почти спонтанно, когда мы начали слушать духов, о которых рассказывают городские байки, и записывать их песни. Это произошло через полгода после «Пансионата». Было неясно, что делать после него, а потом мы просто взяли и заиграли.

— Я заметил, что творчество «Праздности», а теперь группы «Монголоид» известно любителям постпанка в различных российских городах, но только не в родном Красноярске. Как вы думаете, почему так происходит?

Юля: Как мне кажется, спорное заявление. Безусловно, в Красноярске нас знают. То есть красноярская сцена и её слушатели про нас в курсе, просто это сообщество не такое большое по численности. Скорее всего, в других городах такой же расклад. Вот и возникает ситуация, что на первый взгляд «Праздность», а теперь и «Монголоид» знают во многих городах, кроме родного. Хотя на самом деле известность эта распространяется только на заинтересованных в местной сцене людей.

Антон: Во времена «Праздности» мы мало выходили в свет, общались в узком кругу, группа по большому счёту существовала лишь в интернете. Вот и весь секрет. Сейчас же мы ходим везде и навязываемся; и я даже на два дня не могу закрыться дома, чтобы всласть покрутить синтезаторы и посмотреть четыре плохих хоррора подряд.

image description

— Группа «Праздность» была в целом холодным и отрешённым коллективом, созданным как по лекалам постпанка, а в «Монголоиде» уже чувствуется особая чертовщинка, которая присуща русскому року, например АукцЫону. С чем это связано?

Антон: Как я и говорил, мы поём песни, которые подслушиваем у красноярских духов. Это всё гимны Сибири, гимны земле. Ближе к альбому «Пансионат» Сибирь начала ощущаться. Но всё же большая часть «Праздности» — это личные истории. А «АукцЫон» — мой любимый ансамбль.

Юля: Здесь все просто — в начальный период образования «Монголоида» Антон особо плотно заслушивал «АукцЫон», что, конечно же, оказало свое влияние на звучание проекта. Мы, безусловно, только рады такому подарку судьбы.

— На сингле «Пивные причалы» есть песня «Шоколадное кафе», которая является кавером на композицию советской авангардной панк-рок-группы «Тупые». Будет ли группа «Монголоид» отходить от построка и заходить на авангардную творческую дорожку?

Антон: Я считаю, у этого есть свои предпосылки. Конечно, полноценной авангардной группой «Монголоид» вряд ли станет, но какие-то паттерны может позаимствовать. Все будет зависеть от желаний и интересов коллектива.

— Мне кажется, что на вышедшем сингле песня «Пивные причалы» имеет мужской оттенок, а вот кавер «Шоколадное кафе» в исполнении Юлии приобрёл женский окрас. Два солиста в коллективе сейчас большая редкость. В дальнейшем в песнях проекта «Монголоид» будет преобладать дуэтное исполнение?

Юля и Антон: Нам нравится возможность дуэтного исполнения, и это то, к чему хотелось бы стремиться. Но пока ситуация такая, что в записях у «Монголоида» лидирует мужской вокал, а вот в живых выступлениях у нас доминирует женское исполнение. Такая особенность и ни хорошая, и ни плохая, просто воля случая. К тому же это интересная возможность для слушателя узнать одну песню в разных вокальных вариантах.

— Юлия, пожалуйста, расскажи, как тебя занесло в постпанк-группу?

Юля: Здесь могла быть весьма длинная история со всеми знакомствами, датами, социальными связями, но это кажется скучной затеей. В «Монголоид» меня позвали играть на басе, так как нынешний басист Денис Лусников должен был занять место за барабанами. Но в течение полугода состав менялся, и в группе я стала солисткой, а по изначальной идее — бэк-вокалисткой. Вообще, я влюблена в группу «Праздность», поэтому, когда мои друзья решили создать «Монголоид», я была счастлива стать частью этого коллектива.

— Юлия, давай поговорим о твоих концертных образах. Иногда ты надеваешь на концерт белое платье и кажешься своеобразной феей на фоне остальной рок-группы, а порой дополняешь своими образами танцевальную экспрессию Антона на концертах. Как подбираешь одежду на выступление и как ты придумала наносить грим на лицо?

Если честно, «концертный грим» — это то, как я в принципе хожу по улице. Каждый день я придумываю себе интересный образ и воплощаю его, получается некоторый художественный акт. Так что такие образы на концертах — это не исключение из правил, а его подтверждение и иногда утрирование. А одежду я почти не подбираю, все по настроению. Бывает, мы с группой договариваемся вместе одеться в черное, но обычно про дресс-код забываем.

— Юлия, есть ли у тебя любимые певицы из мира рок- и поп-музыки?

Я уже довольно давно восторгаюсь канадской поп-певицей Grimes. У нее прекрасно проработан художественно-эстетический стиль, который можно увидеть не только в ее сценических образах, но и в клипах, оформлении обложек, да и просто в фотографиях из соцсетей. Я поражена такой тщательной проработкой, хотя мне и не столь близок подобный стиль. Но все-таки Grimes я люблю за абсолютно экспериментальный подход к электронной и поп-музыке, за интересную вокальную манеру.

— После распада красноярской группы «Дом Моделей» об активной жизни экспериментальной музыки в Красноярске известно крайне мало. Как развивается андеграундная рок-сцена в городе и есть ли у нас интересные, достойные группы в этом направлении?

Юля: Красноярск может похвастаться достойными представителями музыкальной сцены. Есть и сольный инопланетный проект TeplovisoR, и шумные ребята «Бескультура», и молодые талантливые лузер-панки «Плавмагазин», и электронный король импровизаций Lielielie, и завораживающие PaladinMetadon, и еще много-много хороших музыкантов и коллективов.

Антон: Был недавно такой фестиваль под названием «Шум и Трепет», разные музыканты выступали в брошенных зданиях города, это главное, что в местной музыке происходило. А сцена развивается очень вяло, на концертах играют в основном одни и те же люди, иногда просто меняясь инструментами. Самое важное имя здесь — это «Бескультура». Есть и другие имена: «Белый Квадрат», З.О.В. («Загадочное Ожесточённое Воздействие»), «Хэппенинг».

image description

— В чём вы видите причину того, что в Красноярске андеграундная сцена развивается достаточно вяло?

Антон: Может быть, мало кому оно надо? И не знаю, нужно ли предпринимать что-то, я без так называемой сцены не горюю, какие-то объединения и тусовки не люблю и не приживаюсь в них. Появится — здорово, не появится — тоже здорово.

Юля: Я считаю, что сцена у нас в городе в хорошем состоянии, но она скорее имеет некую раздробленность. Поэтому порой иногда недостает информации об актуальных коллективах, особенно молодых. Например, благодаря рекомендациям соцсети «ВКонтакте», я узнала про группу инди-рокеров лет 16-20, играющих примерно в тех же местах, что и мы. То есть для меня это показатель того, что младшие ребята также заинтересованы в музыке, и у нас есть надежда на дальнейшее развитие местной сцены.

— Группа у вас достаточно таинственная для обычного слушателя, а чем занимаетесь в обычной жизни, когда вы не подслушиваете рассказы сибирских духов. Кем работаете? Есть у вас увлечения помимо музыки?

Антон: Я пытаюсь посмотреть все старые фильмы ужасов в мире. А работаю звукорежиссёром, редактирую озвучку для мексиканских сериалов.

Юля: У нас есть одно особенное увлечение — состоять в нескольких музыкальных коллективах. Все участники группы «Монголоид» параллельно играют в других проектах, поэтому времени остается не так много. А так я люблю смотреть программу «Что? Где? Когда?». Особенно эстонский клуб.

— Группа «Монголоид» достаточно перспективна. Как считаете, на творчестве вашего проекта возможно будет заработать?

Юля: Вообще, зарабатывать деньги музыкой кажется трудной затеей, особенно такому локальному коллективу, как «Монголоид». Поэтому каждый вечер мы с группой слушаем денежные аффирмации и верим в счастливое будущее.

— Расскажите о творческих планах группы «Монголоид».

Антон: Планы такие — писать песни. Можно и конкретнее — летом у нас выйдет дискотечный хит с прямой бочкой, ещё одно воспевание земли.

Юля: Планов действительно хватает. Планируем записать песню про родной город, клип снять на вышедший сингл и по городам в туре поездить. Надеемся, лета нам будет достаточно, чтобы все успеть. А там гляди и альбом выпустим!

Фото: сообщество группы «Монголоид» в соцсети «ВКонтакте»

Дмитрий Попугин
Опубликовано 4 месяца назад,   7 июня 2022 г. 16:22
Опубликовано 4 месяца назад,   7 июня 2022 г. 16:22
Пример HTML-страницы

Обзор материалов